Борьбу с коррупцией начни с себя

Борьба с коррупцией в Казахстане неэффективна, считает политолог Толганай Умбеталиева, потому что население в нее не верит. В обществе сложилось стойкое мнение, что причины «посадки» того или иного схваченного за руку чиновника отнюдь не в факте совершения им правонарушения, а в том, что он просто «кому-то перешел дорогу». 

В опубликованном недавно на нашем портале kz.expert материале-исследовании «Про опыт борьбы с коррупцией в Сингапуре»  было рассказано о том, как  в стране с авторитарным режимом удалось провести эффективные антикоррупционные реформы, в результате которых взяточничество пусть и не исчезло совсем, но его удалось свести к социально терпимому уровню.

В Казахстане с коррупцией тоже пытаются бороться, однако ничего не получается. Почему? На этот и другие вопросы о корупции в стране мы попросили ответить  гендиректора Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидата политических наук Толганай Умбеталиеву.

— Толганай, в Сингапуре смогли справиться с коррупцией, хотя и боролись авторитарными методами. А в Казахстане вроде бы и ловят за руку и сажают коррупционеров, но ничего не получается. В чем тут дело?

— В Казахстане идет борьба с последствиями коррупции, но не с ее причинами. Коррупционные скандалы, что время от времени сотрясают разные уровни казахстанской вертикали, это ничто при тех масштабах взяток, что существуют в нашей стране. При этом никто не сможет упрекнуть власть, что она совсем ничего не делает — «посадки» (в тюрьму — ред.)  же есть, даже очень больших начальников.

Кроме этого, государство пытается воздействовать и на менталитет граждан. Например, в Казахстане в общественных местах часто можно встретить антикоррупционные плакаты типа  «Стоп коррупции». Есть и государственная антикоррупционная стратегия, рассчитанная до 2025 года, в которой заложены в общем-то правильные механизмы, и когда-нибудь они, возможно, дадут плоды. Но сегодня они абсолютно неэффективны.

— Почему?

— На мой взгляд, потому, что нет прозрачности в решениях власти, в том числе, по коррупционным скандалам. Как результат, у населения сложилось стойкое мнение, что причины, почему против того или иного чиновника завели уголовные дела по коррупционным статьям, отнюдь не в факте совершения правонарушения, а в том, что он «кому-то перешел дорогу», «не вовремя дал взятку», «оторвал большой кусок и не поделился» и т. д.

То есть практически никто не верит в нашей стране, что коррупционную борьбу власти ведут с желанием решить эту проблему и что эту борьбу ведут люди честные и чистые с точки зрения использования коррупционных схем. Ведь даже решение судьбы проворовавшегося чиновника не обходится без взятки: чтобы снизить сроки или досрочно выйти, можно дать «подарок». Отсюда мы имеем полное недоверие населения ко всем инициативам власти по борьбе с коррупцией.

Но есть и эффективные, на мой взгляд, способы борьбы с коррупцией в Казахстане, о которых следует говорить. Например, перевод документооборота в электронный формат, что исключает человеческий фактор. Этот способ дает неплохие результаты. К примеру, я недавно меняла водительские права через систему «egov», на сайте заполнила документы — у меня это заняло двадцать минут, затем через полчаса заехала в Автоцон и забрала уже готовое новое водительское удостоверение. Или другой пример — ситуация с распределением мест в детских садах в тех районах Алматы, где электронный формат работает, значительно лучше — ребенок может пойти в детский сад с 2,5-3х лет.

То есть удачные примеры уже имеются, поэтому, я думаю, что надо расширять эту практику. Иначе, учитывая обширные родственные связи казахстанцев и их роль в повседневной жизни, понятие «связи и знакомства» в нашем поведении и при принятии решений сложно будет искоренить.

— А какая сфера в Казахстане коррумпирована, на ваш взгляд, больше всего?

— Если судить по социологическим опросам, то зачастую население отмечает таможенные органы, МВД, прокуратуру. То есть как раз те государственные органы, которые несут ответственность за соблюдение законов и ведут борьбу с коррупцией, считаются самыми коррумпированными. Я бы еще отнесла к этой категории  акиматы, которые также предоставляют услуги населению, и систему образования, так как у нас «диплом важнее знаний», и здравоохранение.

— Можете ли привести пример новаций, которые реально помогли справится с коррупцией в других странах, и объяснить, почему эти новации не работают в Казахстане?

— В борьбе с коррупцией, во-первых, очень важна прозрачность финансовых операций и всех решений, которые связаны с финансами. Во-вторых, необходимо доверие между всеми основными акторами (финансовыми, государственными структурами и между ними и населением). У нас «правила игры» диктует государство, так как является самым крупным финансовым игроком, тогда как другие субъекты, в том числе и население, вынуждены им подчиняться.

В силу того, что институты наказания также принадлежат государству, интересы и голоса других субъектов, действующих или живущих в этой стране, абсолютно не учитываются, и они даже не включены в процесс принятия решений. То есть интересы простых людей даже «в уме не держат».

В других странах либо «держат в уме» интересы других субъектов, либо они включены в процесс не только обсуждения решений, но и их принятия, поэтому антикоррупционные меры более или менее эффективны. Общество понимает, почему государство решает выделить ту или иную сумму в ту или иную сферу и видит, как происходит расход этих финансов. А в Казахстане сегодня это тайна за семью печатями — доступа к ней нет, а если и есть, то никто в ней ничего не поймет.

Например, абсолютно нет информации о финансах, которые мы получаем от международных донорских организаций, которые составляют наш государственный долг,  как их расходует наше правительство и каковы результаты от этих проектов. В экономику вливаются большие финансовые ресурсы, но куда они направляются и как расходуются, информации нет.

Такая же ситуация и с Национальным Фондом Казахстана. Откуда правительство берет деньги? Обещают отчитаться за них, но потом забывают.

Такая закрытая и непрозрачная финансовая система стала благодатной почвой, на которой расцветает коррупция в высших эшелонах власти. На местных уровнях коррупция имеет другой характер, нежели на высшем, но, так или иначе, все казахстанское общество вынуждено существовать в тяжелой атмосфере повальной коррупции.

— Понятно, что полностью избавиться от коррупции не удалось еще ни одной стране в мире, но очень многие смогли свести ее к социально терпимому уровню. Как создать в Казахстане такие условия, при которых коррупция не будет затрагивать интересы граждан в тех масштабах, в которых это происходит сегодня?  

— Как я уже отметила, перевод на электронный формат обслуживания населения показал свою эффективность. Другими способами могут стать всеобщая декларация доходов и повышение прозрачности бюджета — всеобщий доступ к информации о государственных финансах, когда любой гражданин страны может узнать, на что расходуется казна.

Среди политических методов я бы предложила усилить контроль со стороны населения, депутатов парламента и маслихатов за расходованием бюджета, обеспечить доступ населению к обсуждению бюджета и отчета по его выполнению.

Но есть еще очень важный момент. Мы привыкли всю ответственность возлагать на государство или на того, кто обладает властными ресурсами, а сами все ждем, что они вдруг найдут решение. При этом свою роль в решении проблем коррупции общество никак не обозначает. Я думаю, это неправильно.

Общество, каждый гражданин нашей страны может принять активное участие в решении этой проблемы. Мы можем сами создавать то пространство, в котором живем, правила, которым подчиняемся в повседневной жизни. А если мы молчим о том, что любой полицейский, сотрудник акимата или социальной службы просит или намекает на подарок, то мы не только согласны с такими правилами, но и активно принимаем участие в сохранении этого правила в нашей жизни, позволяем ему стать неотъемлемой ее частью.

Поэтому, думаю, что в первую очередь казахстанцам необходимо изменить отношение ко всему тому, что происходит вокруг нас самих. Мы обвиняем государственные органы, правоохранительные структуры и т. д. в коррупции, но мы никогда не виним себя в том, что тоже активно участвуем в коррупционных схемах на своем уровне.

И второй момент. Мы видим, что государство не может решить этот вопрос, так может быть общество сможет найти решение? Например, если мы не будем просто наблюдателями, возмущаясь где-то в социальных сетях тем, как непрозрачно тратятся бюджетные деньги акиматами, а научимся ставить вопросы перед государством и требовать открытости и прозрачности в их решении, начнем пользоваться правами граждан страны, которые у нас есть, а не ждать, когда проблемами займутся оппозиционеры или правозащитники?

Давайте сами ставить вопросы перед властью, добиваться от нее их решения, и тогда, возможно, в нашей стране начнет что-то меняться.

— Спасибо за интервью.

2 комментария

  1. Алекс

    Только все три варианта смогут хоть что-то изменить. Нужны показательные суды, как в Китае. Жаль только, что главные расхитители страны наверняка слиняют задолго из страны, доставай их потом из-за кордона.

  2. ринат алм

    казнь надо вернуть и публичные расстрелы. как у китайцев. тогда может что-то и поменяется

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *