Тридцать «ярдов» в карман Алие?

Сельхозпроизводители Казахстана готовятся к крайним мерам. Планы правительства по введению утилизационного сбора на сельскохозяйственную технику вызвали волну недовольства среди аграриев. Они уже написали письмо второму президенту страны и готовы отстаивать интересы отрасли до последнего. 

Возможность введения утилизационного сбора на импортную сельскохозяйственную технику обсуждается в Казахстане не первый год. Но  сейчас, похоже, решение вопроса выходит «на финишную прямую» — предполагалось, что он начнет действовать с 1 июля 2019 года, однако большинство сельхозпроизводителей выступили против этой меры, и  срок действия утильсбора отложили. Тем не менее  аграрии опасаются, что отсрочка ненадолго — уж слишком активно лоббируется этот вопрос. 

«Мы подписали письмо главе государства Токаеву Касым-Жомарту Кемеловичу от восьми ассоциаций (сельхозпроизводителей различных секторов АПК). Это основные 95% представителей отрасли. Мы против введения утильсбора», — заявил на недавней пресс-конференции в столице глава Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев. 

«Утилизационный сбор сделает недоступной современные технологии и технику для производителей, отбрасываем их назад. Но поставленную Елбасы задачу  о том, чтобы повысить к 2021 году производительность в сельском хозяйстве в 2,5 раза, никто не отменял. И получается, что с одной стороны есть эта задача, с другой — есть мера, которая не дает реализовать эту задачу», — поддержал Бактибаева глава Зернового союза Нурлан Оспанов. 

В чем причина такого резкого неприятия  этой инициативысо стороны аграриев?

Действительно, парк работающей сегодня в полях сельхозтехники сильно изношен — до 80%. Темпы ежегодного обновления техники не превышают 3-5%, хотя минимальный уровень должен быть порядка 10%. Объясняется это просто — у сельхозпроизводителей недостаточно средств. 

Приобретают казахстанские аграрии сегодня и импортную, и отечественную технику. Последнюю, впрочем, нельзя в полной мере называть казахстанской  — в стране действуют шесть предприятий, занимающихся лишь сборкой (уровень локализации едва ли достигает 35%), то есть, по сути, это отвёрточное производство. Большой объем как готовой сельхозтехники, так и комплектующих для нее, в Казахстан ежегодно поступает из России, Белруси и других стран. 

Еще недавно позиция министерства сельского хозяйства была однозначной — обновление парка техники фермерам необходимо, и государство через дочерние структуры холдинга «КазАгро» давало льготные условия для лизинга сельхозтехники. Но что именно приобретать — трактор «Беларус 82» казахстанского завода СемАЗ или комбайн американского производства JD W660, решал сам аграрий.

Возглавлявший в период с 2017 года по начало 2019 года минсельхоз Умирзак Шукеев по этому поводу  говорил прямо: «Говорить о том, что у нас есть отечественное сельхозмашиностроение, это обман самих себя. У нас идёт узловая сборка. Почему мы должны это поддерживать? Кроме того, мы не считаем нужным диктовать фермерам, что и где покупать. Хочет дешевле — пусть берёт российскую технику. Хочет дороже и производительнее — пусть покупает американскую».  

К слову, казахстанские производители сельхозтехники уже получают немало льгот. По подсчетам аграриев, общий размер льгот составляет 52-57% от стоимости:

  • нулевая таможенная пошлина на комплектующие (у поставщиков западной техники от 5% до 10% таможенная пошлина);
  • освобождение от НДС (поставщики западной техники платят 12%);
  • утильсбор составит 0% (для поставщиков западной техники планируется от 10% до 30%);
  • лизинг и кредиты — квазигоскомпании финансируют приобретение техники отечественного производства под 5%;
  • инвестиционные субсидии для тех, кто покупает отечественную технику на уровне 20% из республиканского бюджета + 10% из регионального бюджета.

Весь этот пакет льгот был нацелен на одну цель — увеличить локализацию и удешевить стоимость в сравнении с импортной. Однако этого не произошло: казахстанские производители поднимают цены одновременно с импортерами. К примеру, тот же трактор «Беларус 82», собранный на казахстанском заводе СемАЗ со стоимости в 3,1 млн тенге в 2014 году подорожал до 6,7 млн в 2017-м, а американский JD W660, стоивший в 2013-м 60 млн тенге, в 2017 дорос до 132,7 млн. 

Фермеры убеждены — никакого удешевления сельхозтехники с введением утильсбора не произойдет. Больше того, они называют новую инициативу дополнительным налогом на реальный сектор. 

«Как пропагандируется утильсбор? Это инструмент защиты экологии и окружающей среды. Но у нас он используется в качестве дополнительного налога на реальный сектор экономики. У нас и так 70% сельхозтехники в Казахстане старше 15 лет и до сих пор работает в поле. Якобы утильсбор будет стимулировать людей сдавать технику на переработку и (им будут) давать за это 300-400 тыс тенге. На самом деле у нас вся техника в учете, все, что не работает — пошло на запчасти или давно сдано на металлолом. То есть проблем с гниющими комбайнами в полях нет», — говорит Максут Бактибаев. 

В правительстве же считают иначе. Вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Аманияз Ержанов на брифинге заявил, что эта мера необходима — во благо развития и сельского хозяйства, и сельхозмашиностроения. Сославшись на опыт России и Беларуси, он заявил, что именно эта мера «эффективно стимулирует вкладывать средства в развитие сельхозмашиностроения».

Вице-министр также отметил, что и национальная палата предпринимателей «Атамекен» поддержала эту инициативу, правда, при условии выполнения таких мер:

  • отсрочка введения утильсбора на один год;
  • не вводить утильсбор на технику, которая не производится в Казахстане либо производится не в достаточном количестве;
  • не вводить утильсбор на ранее зарегистрированную сельхозтехнику;
  • ввести субсидирование 25% от стоимости техники;
  • разработать льготную программу для приобретения техники под низкий процент;
  • ввести программу скидочного сертификата при сдаче на утилизацию старой сельхозтехники;
  • ввести обязательства по локализации.

«Утильсбор планируется вводить только на вновь произведенную и ввозимую (технику), - заявил Ержанов. - Это зерноуборочные комбайны и тракторы. Данная техника, если производится на отечественных предприятиях и позволяет предоставить весь спектр необходимого объема, то я думаю, если мы насытим рынок зерноуборочными комбайнами и тракторами, то удорожания цен на сельхозпродукцию не будет. Оно не касается сельхозпродукции и тем более, оно не касается той продукции, которая не относится к растениеводству. Поэтому введение утильсбора — это локализовать ранее импортируемые модели сельхозтехники за счет создания новых и расширения действующих производств, снизить их себестоимость, создать полноценную систему утилизации старой сельхозтехники в стране, а фермерам — позволить обновить парк техники за счет выдачи скидочного сертификата и льготного лизинга для приобретения отечественной техники, сохранит стоимость отечественной техники за счет мер стимулирования». 

Во всей этой истории есть одна немаловажная деталь — утилизационный сбор с производителей в Казахстане собирает ТОО «Оператор РОП».

Это единственный в стране оператор программы Расширенных обязательств производителей и импортеров. Монополия за этой компанией закреплена постановлением правительства Казахстана. 

На официальном сайте компании  нет никакой информации об ее учредителях, руководстве и так далее. Но по данным eGOV.kz, первоначально участниками ТОО «Оператор РОП» являются  физическое лицо — гражданка РК Шынар Муктарова и юридическое — ТОО «Eco Waste Solutions», единственным участником в котором является та же Шынар Муктарова. Дата регистрации - 7 сентября 2015 года.

Интересно, что 14 июня 2017 года была проведена перерегистрация предприятия и первым его руководителем становится некто Коротенко Свитлана.  Но при этом дата первоначальной регистрации значится уже — 30 ноября 2015 года.

Компания не особо активна и в публичном пространстве. Как сообщали казахстанские СМИ,  получить информацию о поступивших средствах, количестве выданных сертификатах и тем более — расходовании средств от поступивших платежей (предполагалось, что они должны направляться на экологические мероприятия) невозможно (например, см эту ссылку).

Между тем, по инсайдерской информации, за этой компанией стоит не кто иной, как младшая дочь первого президента Казахстана Алия Назарбаева.


В последние годы Алия демонстрирует особый интерес к экологической тематике, на публичных мероприятиях появляется в качестве председателя президиума ассоциации экологических организаций, руководителя Попечительского Совета Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов. Она также стала соавтором учебника «Экология и устойчивое развитие» для 10—11 классов, элективного курса «Экологическая культура» для 6—7 классов, учебно-развивающего комплекса «Зелёная планета детства» для детей дошкольного и младшего школьного возрастов.

Кстати, сельхозпроизводители  уже подсчитали: ежегодно аграрии по всей стране закупают сельхозтехнику в среднем на 150 млрд тенге. При размере утильсбора в 10%, «Оператор РОП» будет получать дополнительные 30 миллиардов тенге (больше 78 миллионов долларов) в год. 

Нехилая цифра уйдет в карман младшей дочери Назарбаева? 

Неудивительно, что аграрии возмущаются.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *