По итогам встречи в Сочи

Встреча президента РФ Владимира Путина с канцлером ФРГ и следующий за ней телефонный разговор с президентом США зафиксировали переконфигурацию политической схемы. Это означает, что главным переговорщиком по всем проблемам с Россией стала  Германия и она же будет “ответственной” за все решения.

Такой, возможно, неоднозначный вывод следует из экспертных комментариев после встречи. Мы собрали в этот обзор опубликованные в прессе мнения политологов.

Напомним, что переговоры канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента России Владимира Путина прошли 2 мая в российском городе Сочи. Официально в повестке встречи значилось обсуждение вопросов подготовки к саммиту G20, который уже скоро пройдет в Гамбурге, а также ситуации в Украине и Сирии. Однако многие эксперты полагают, что одна из самых влиятельных в мире женщина-политик прилетала в качестве посредника и не только.

Отношения между Германией и Россией оставляют желать много лучшего. Возможно поэтому предстоящему визиту пресса уделила даже больше внимания, чем уже прошедшим переговорам. Многие политологи охотно комментировали предстоящий визит, отмечая его необходимость.

Например, российский политолог Дмитрий Орешкин в «Новом времени» так прокомментировал возможные причины приезда Меркель в Сочи: «Путин движется по траектории, цель которой максимальная дестабилизация в Европе. Он осознанно поддерживает наиболее экстремистские проявления, будь то правонационалистические или левокоммунистические, любые лишь бы они затрудняли эффективное развитие и стабилизацию европейского сообщества».

Для чего ему это? По мнению политолога, причина в том, что Путин воспринимает Европу как вредную, опасную политическую альтернативу. «Она слишком близко к России, она показывает, как можно жить богаче, интереснее, разнообразнее, с меньшей долей военно-патриотического угара и военных расходов. Поэтому его интерес – дестабилизация».

Каким образом происходит дестабилизация? «Через подбрасывание денег Марин Ле Пен, вмешательство в электоральные процедуры с помощью хакеров, через фальсификацию или нефальсификацию дискредитирующих материалов в интернете – любыми средствами», – полагает политолог. И, как он считает, Меркель прекрасно понимает стратегию Кремля и вполне могла приехать «с предложением к Путину прекратить заниматься такими делами. В обмен на налаживание нормальных экономических отношений».

Как считает Дмитрий Орешкин, если бы совсем не было надежды на какие-то договоренности, то Меркель, как рациональный человек, не стала бы приезжать. «Так что сейчас, скорее всего, произойдет попытка создать какую-то новую систему отношений. Путин ясно понимает, что американский проект закончился поражением: появление Трампа никак не улучшило международные позиции России. И в новой ситуации, оказавшейся гораздо хуже, чем рассчитывал Путин с приходом Трампа, ему придется договариваться с Европой».

Увы, как показали прошедшие переговоры, договариваться пока никто не спешит. Все средства массовой информации дружно отметили напряжение, царившее на совместной пресс-конференции Меркель и Путина в Сочи. Лидеры двух стран говорили о важности отношений между Россией и Германией, однако, как утверждают, например, журналисты телеканала «Дождь», они практически не смотрели друг на друга.

Основной темой беседы Владимира Путина и Ангелы Меркель, как и предполагалось, стали международные вопросы: они обсудили подготовку к саммиту G20, а также кризисы в Сирии и Украине. На совместной пресс-конференции Путин подчеркнул, что ситуация на юго-востоке Украины вызывает значительную озабоченность сторон, и заверил, что и Меркель, и он находятся «в постоянном контакте и с другими участниками нормандского формата».

Меркель отметила важность урегулирования. «Мы должны сделать все для того, чтобы решить эту проблему. К сожалению, большого прогресса еще нет… снова и снова приходится говорить о том, что нам нужно перемирие, затем уже последуют политические шаги… Перемирие, конечно, имеет существенное значение», – процитировал ее слова «Коммерсантъ».

Канцлер ФРГ в очередной раз связала снятие санкций с России с выполнением страной минских договоренностей. В то же время она высказалась против идеи президента Украины Петра Порошенко привлечь миссию ООН в Донбасс, пояснив, что не видит смысла искать новые форматы, пока там действует миссия ОБСЕ.

Владимир Путин также не обошел стороной Украину, но его интерпретация событий у многих вызвала, мягко говоря, недоумение. «Что касается событий на востоке Украины, это является результатом государственного переворота, антиконституционной смены власти в Киеве. Это первое. Второе – эти территории никто не отделял. Их отделяет сама украинская власть, организуя всевозможные блокады».

На что Меркель заявила, что не разделяет точку зрения Кремля и считает, что после революции в Украине ее новые лидеры пришли к власти демократическим путем.

Отвечая на вопрос журналиста о кибервмешательстве в американские выборы и угрозу повторения этого сценария в Германии, Путин заявил, что Россия никогда не вмешивалась в политические процессы в других странах: «Мы никогда не вмешивались в политические процессы в других странах, и нам бы хотелось, чтобы в политическую жизнь России никто не вмешивался. К сожалению, мы наблюдаем обратное».

Российский политолог Дмитрий Орешкин по этому поводу заметил, что эти сентенции можно назвать сюрпризом, но вряд ли они удивили Меркель. «Путин остался тем же самым Путиным. И, к слову говоря, Ангела Меркель была первая, кто сказал, что он живет в своей выдуманной реальности. И он продолжает там жить», – считает политолог.

По его словам, переговоры ничего не дали и «оснований ждать прорыва не было, поскольку Меркель заинтересована загнать Путина в рамки минского процесса, а Путин не видит решения своей проблемы в рамках минского процесса. Поэтому договориться они ни о чем не смогли».

Руководитель исследований Восточной Европы, России и Центральной Азии Германского общества внешней политики Штефан Майстер отчасти согласен с мнением Дмитрия Орешкина. В интервью Deutsche Welle он сказал, что Путин хочет ослабить Евросоюз, потому что он представляет собой политико-экономическую модель, которая на постсоветском пространстве составляет конкуренцию для российской модели. Поэтому Путин всеми силами стремится показать, «что ЕС слаб и недееспособен, что он охвачен кризисом и не является альтернативой. Россияне должны радоваться тому, что живут в его России, а не в Германии Меркель, по его мнению, заполоненной мигрантами».

Однако российский президент недооценивает роль общества, думая, что только лидер принимает решения, считает Штефан Майстер. «Украинское общество дважды выходило на улицы, чтобы показать, что оно больше не желает признавать коррумпированные элиты и жить по модели Путина», – подчеркнул эксперт в интервью Deutsche Welle.

По его словам, после финансового кризиса 2008-2009 годов экономическая модель Путина перестала работать, а попытки модернизации при Медведеве привели к потере власти для его окружения, поэтому Путин выбрал изоляцию. «Путину нужен этот конфликт с Западом», – уверен Майстер, поэтому было бы иллюзией считать, что он пойдет на уступки.

Украинский политолог Петр Олещук согласен с этим мнением: «Текущие заявления Путина свидетельствуют о том, что он не желает отступать ни в чем и не готов идти ни на какие мирные инициативы или ослабление данной ситуации. Он как бы говорит, что они по всем направлениям будет стоять до последнего. По сути, это является основным результатом данного визита: он показал, что Россия на данном этапе ни к каким полноценным мирным переговорам и урегулированию не готова».

«В результате визит засвидетельствовал, что с точки зрения дипломатии три года общения с Россией никаких результатов не принесли. ЕС нужно или продолжать сохранять ту фикцию, за которую они держатся – мирные переговоры и тому подобное – или искать альтернативные пути дипломатии с Россией», – написал Петр Олещук в своем материале для сайта NV.ua.

Высказывалась и еще одна версия возможной причины приезда Меркель в Сочи на встречу с Путиным. Der Spiegel, например, писал о том, госпожа канцлер выполняет роль посредника между Москвой и Вашингтоном. По информации издания, Ангела Меркель консультирует президента США Дональда Трампа по поводу геостратегии России, так как  неопределенность, которая царит в Белом доме в отношении России, вызывает у канцлера обеспокоенность.

«Непредсказуемость реакции Трампа создает для Берлина риски на украинском направлении. В связи с этим Меркель стремится к тому, чтобы оба лидера нашли точки соприкосновения и договорились сохранить статус-кво, то есть не препятствовать реализации минских соглашений», — пишет издание.

Руководитель Центра стратегического развития стран СНГ Александр Гусев также считает, что переговоры Путина с Меркель и разговор Путина с Трампом, состоявшийся также 2 мая, взаимосвязаны.  «Переговоры Путина с Меркель и звонок Путина Трампу – два серьезных вопроса, которые связаны между собой. Причем, что касается визита Меркель в Россию, то, по моему мнению, это достаточно прорывное действие».

С этим согласен и российский политолог Павел Святенков: Меркель приехала в Россию не просто ради российско-германских отношений, а прежде всего для того, чтобы продемонстрировать, что Германия является мировой державой, которая может выступить посредником между Россией и США, о чем свидетельствует последующий разговор Трампа и Путина.

«Я думаю, совпадение двух этих событий не случайно, потому что Трампу, конечно, трудно сейчас вести дела с Россией. Он в ходе избирательной кампании утверждал, что поладит с Путиным, что Путин его будет уважать. Но после того, как он пришел к власти, выяснилось, что его постоянно травят на тему отношений с Россией. Давление на Трампа очень серьезное, ему трудно налаживать отношения с Россией, поэтому он действует очень осторожно», – сказал политолог в эфире «Радио Вести».

По мнению же Дмитрия Орешкина, одновременные встреча Путина с Меркель и телефонный разговор с Трампом как бы зафиксировали переконфигурацию политической схемы.

«Достаточно отчетливо видно, что Трамп действует в классической республиканской парадигме: Америка – превыше всего, внутренние дела Америки – превыше всего, а международные дела – вторые по значимости. Применительно к Европе, России и Украине, в частности, это означает, что за европейские проблемы отвечать должны европейские государства. Прежде всего, речь о Германии. Именно об этом были переговоры Меркель с Трампом перед тем, как канцлер отправилась в Москву. Они согласовали свою позицию, что за Украину и Россию теперь отвечает ЕС во главе с Германией. А США дистанцируются: у них есть свои проблемы. И думаю, не зря Меркель сначала разговаривала с Трампом, затем поехала в Россию, а потом Путин проверял достигнутые договоренности Меркель с Трампом. Хотя правильнее сказать “недостигнутые”», – написал политолог в своей статье для «Нового времени».

«И у США, и у России есть общий интерес: Америка отходит от происходящего и без особенной нужды не вмешивается. Это устраивает Путина, потому что он думает, что так будет проще давить на Меркель и решать с ней проблемы. И Трамп удовлетворен, потому что у него сейчас много внутренних проблем, он теряет популярность, ему надо заниматься в первую очередь внутренними делами, а не разгребать проблемы с “ЛДНР”. Это слишком далеко и хлопотно для него. В результате мы получаем новую неоднозначную конфигурацию политических отношений», – полагает эксперт.

Он считает, что «желание США сейчас выбраться из истории с украинским Приднестровьем вполне предсказуемо, у них хватает своих проблем и не хватает ресурсов. Поэтому Трамп хочет повесить эту проблему на шею Путину и Меркель. У них же договориться не получилось, что было вполне ожидаемо. Потому что задача Меркель – разрулить ситуацию и привести к мирному статусу, а задача Путина –  привести к напряженности и, возможно, ухудшить ситуацию при минимальных затратах».

Что дальше? Как считает Дмитрий Орешкин, Дональду Трампу выгодно, чтобы из зоны конфликта на Украине не шло слишком много дыма, чтобы не отвлекаться. Он видит больше проблем в вопросах Северной Кореи. А Меркель «интересно запихнуть Россию назад в рамки минского процесса: главное – остановить пальбу». Затем будут решаться другие проблемы: Меркель поможет Киеву, а Путин – Донецку.

Но «единственное поле, где Путин может быть конкурентоспособным, это поле военного взаимодействия», считает политолог, потому в любой другой сфере он проигрывает. Поэтому лидеры Германии и США заинтересованы заморозить ситуацию и перейти к мирному соревнованию с Россией, но получится ли у них это в итоге – большой вопрос.

1 комментариев

  1. dixie cooking

    Neither Putin, Merkel or Trump have a strategic plan or enlightened policy. No surprise, as neither of them are the best or brightest. They are merely reacting to events and bouncing from one event or crises to the next. The status quo is unacceptable. After so many years of poor leadership from these respective nations, it is time for someone else to have a turn. Let us hope we get lucky.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *