Фактор Трампа и его влияние на Казахстан

Одним из основных геополитических факторов, оказывающих серьезное влияние на Центральную Азию, были, есть и будут США. Однако после избрания Дональда Трампа президентом Белый Дом резко меняет свой курс. И поскольку пока еще точно неизвестно, как собирается действовать новая администрация в центральноазиатском регионе, предлагаем нашу оценку будущей американской политики по отношению к Казахстану.

Начнем с объяснения, как и почему Дональд Трамп стал президентом. Это принципиально важно для понимания его будущего курса.

Дональд Трамп пришел в Белый Дом благодаря голосам тех американцев, которые оказались жертвами прежнего экономического и политического курса Вашингтона, Диктовался этот курс крупными американскими корпорациями, в первую очередь высокотехнологичными, которые благодаря научно-техническому прогрессу, гигантским финансовым возможностям и блестящему кадровому потенциалу, опираясь на сверхъемкий внутренний рынок, смогли оседлать новую экономическую волну.

Предыдущая внутренняя и внешняя политика Белого Дома, как при республиканских, так и при демократических администрациях, с одной стороны, обеспечивала беспрепятственное продвижение американских товаров и услуг по всему миру, а с другой – формировала новое мировое разделение труда. Реальное производство выносилось в страны, где расходы на оплату труда были меньше, но в то же время основная часть доходов и прибыли формировалась на конечных этапах бизнес-цикла и попадала в распоряжение трансграничных монополий.

Жертвами такого курса оказались простые американцы. Именно они потеряли рабочие места, когда производства были выведены за пределы страны. Именно они были вынуждены конкурировать с многомиллионной армией легальных и нелегальных мигрантов, которые требовались американскому бизнесу, чтобы удешевить производство. Именно они в качестве представителей малого и среднего бизнеса терпели поражение в ценовой конкуренции с китайскими и другими импортными товарами и услугами. И именно они оказались в целом в проигрыше от политики доминирования США в мире, которая привела к резкому росту государственных расходов и сокращению возможности господдержки собственного населения.

Трамп получил широкую и мощную поддержку со стороны именно этих американцев, и она позволила ему безоговорочно победить на президентских выборах. Несмотря даже на сопротивление значительной части республиканской элиты. И теперь Трамп должен эту поддержку оправдать. Отсюда его резкие движения, в том числе по выходу страны из двусторонних и многосторонних торговых соглашений, которые были заключены в рамках прежней политики, ужесточению иммиграционного режима с Мексикой и мусульманскими странами, снижению роли США в поддержании стабильности в мире и так далее.

Почему новый американский президент проявляет активность именно в этих направлениях? Чтобы вернуть миллионы рабочих мест в США или создать миллионы новых, нужно резко повысить конкурентоспособность собственных товаропроизводителей и целых отраслей экономики. В открытой конкуренции добиться этого практически невозможно или по крайней мере очень сложно. Намного проще, легче и быстрее сделать это через защиту внутреннего рынка с помощью политики протекционизма.

А кто является основным поставщиков товаров народного потребления в мире? Китай! Отсюда и антикитайская риторика Трампа, за которой последуют действия, а также требования к американским корпорациям по переносу производств в США.

Чтобы рабочие места доставались американцам, а не мигрантам, не важно легальным или нелегальным, нужно коренным образом пересмотреть миграционную политику, и Трамп этим уже занялся. Стена стоимостью в двадцать с лишним миллиардов американских долларов, которую новый президент хочет возвести на границе с Мексикой, должна стать не только материальной преградой для миллионов нелегальных мигрантов из этой страны, но и неким символом новой, антииммигрантской Америки.

Чтобы стимулировать внутреннее производство и снизить зависимость американской экономики от импортной нефти, нужно поддержать собственные нефтегазодобывающие компании, пусть и в ущерб экологии. И Трамп это тоже уже делает.

Чтобы сократить государственные расходы и приостановить рост государственного долга, ставшие неподъемными из-за роли «всемирного полицейского», которую взвалили на себя США, Трамп хочет заставить своих союзников по НАТО и другим оборонным блокам резко увеличить их собственные расходы. Отсюда его риторика и давление на союзников.

Однако политику великих Соединенных Штатов Америки новый президент хочет проводить и дальше, она нужна ему в первую очередь для мобилизации американцев в свою поддержку, и это значит, что без внешних врагов ему не обойтись. Таковыми могут стать Китай, Россия и Иран. Китай – потому что скоро сместит США с первого места по размеру экономики, Россия – потому что была таким врагом давно, плюс обладает равнозначным ракетно-ядерным потенциалом, Иран – потому что выстоял в условиях политической и экономической блокады.

Очевидно, что Дональд Трамп будет пытаться снизить зависимость США от Китая и китайских товаров и услуг, но поскольку сделать это сложно, ему понадобится союз с Россией. Согласится Владимир Путин на такое сотрудничество? Возможно. Но, скорее всего, Россия будет маневрировать между США и Китаем, потому что для нее это оптимальная политика.

Это означает, что Иран обречен стать главным врагом США. Обречен по той простой причине, что он недостаточно силен, чтобы его сильно бояться, и достаточно силен, чтобы из него сделать главную мишень для ненависти.

Очевидно, что  в условиях сбалансированной политической системы США даже президент не может делать все, что он хочет. Поэтому политика Белого Дома будет постоянно корректироваться. Публично – через представительные органы власти  на национальном уровне и на уровне штатов, судебную систему,   местное самоуправление, общественные и профессиональные организации. И не публично – в результате неформальных контактов, договоренностей, лоббирования. Но, так или иначе, Трамп обречен выполнять свои обещания, иначе он проиграет еще в течение текущего президентского срока.

Все это, по нашему мнению, означает, что политика Белого Дома по отношению к Казахстану и всему Центрально-Азиатскому региону будет формироваться как производное от того, как будут развиваться отношения США с двумя другими мировыми ключевыми игроками – КНР и РФ.

При этом чем хуже будут эти отношения или чем лучше будут отношения между Пекином и Москвой, тем большую заинтересованность будет проявлять новая американская администрация. Это объясняется геополитической значимостью нашего региона, который может оказаться как мостом между Китаем и Россией, так и преградой между ними.

При таком раскладе Астана обречена на многовекторную политику. Причем если в области экономики свобода рук будет жестко ограничена высокой зависимостью казахстанской экономики от китайской и российской и от того, что основным покупателем казахстанской нефти являются страны ЕС, то в политике возможно почти все, за исключением попытки выйти из зоны влияния России, по крайней мере в обозримом будущем.

Но при этом внешнеполитический курс Казахстана будет отнюдь не самостоятельным, поскольку в обязательном порядке станет реакцией на действия четырех главных участников мирового действа: США, Китая, ЕС и России. Фактически речь пойдет о выживании в условиях резкого обострения конкуренции, как экономической, так и политической.

 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *