Ашхабад между Ереваном и Баку

В конце августа президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов побывал в Армении с официальным визитом по приглашению своего коллеги Сержа Саргсяна. Правда, президент Армении  сам встретить своего высокого гостя не смог, так как примерно в это же время вел переговоры с президентом России Владимиром Путиным в Сочи. 

Официальная часть визита началась 24 августа в резиденции армянского президента. Лидеры двух стран провели беседу в формате тет-а-тет и выступили с приветственными речами, отметив достигнутые успехи в двустороннем сотрудничестве. Затем состоялись армяно-туркменские переговоры в расширенном составе, по завершению которых между странами было подписано более десяти документов о сотрудничестве в сфере туризма, энергетики, сельского хозяйства и принята Программа сотрудничества между внешнеполитическими ведомствами Армении и Туркменистана.

Согласно Национальной статистической службе Армении, внешняя торговля Армении с Туркменистаном в 2015 году составила 17 миллионов 785 тысяч долларов, а в 2016 году – 11 миллионов 957 тысяч, снизившись на 6 миллионов. Это составляет всего 0,2% от общего внешнеполитического товарооборота Армении. Приведенные цифры говорят о том, что экономическая кооперация между двумя странами находится на очень низком уровне, и в экономическом плане страны не представляют интереса друг для друга. Однако подписанные президентами соглашения направлены на расширение торгово-экономических связей.

Несмотря на то, что в действительности потенциал углубления экономического сотрудничества двух стран весьма невелик, Серж Саргсян и Гурбангулы Бердымухамедов обсуждали не миллионные, а миллиардные проекты. «Мы обсудили шаги по улучшению двустороннего экономического сотрудничества. Уверен, что мы совместными усилиями сможем реализовать масштабные проекты. В ходе переговоров господин президент говорил, что он уже думает о проектах не на миллион, а на миллиард долларов», – заявил Серж Саргсян.

Сложно сказать, говорил ли Гурбангулы  Бердымухамедов об инвестициях в таком размере, но очевидно, что сейчас на горизонте нет ни одного армяно-туркменского проекта, который был бы достоин больших инвестиций. В противном случае Серж Саргсян и его туркменский коллега не преминули бы с гордостью  о нем рассказать.

Слова Сержа Саргсяна вызывают сомнения еще и потому, что обещания о миллиардных инвестициях были основой предвыборной кампании возглавляемой им Республиканской партии Армении (РПА) на парламентских выборах в апреле этого года. Премьер-министр Карен Карапетян, который был «лицом» РПА на этих выборах, дал обещание привлечь в экономику Армении инвестиций в размере 3,2 миллиарда долларов. При этом особой активности в этом направлении до сих пор не наблюдается.

Следует отметить, что Гурбангулы  Бердымухамедова принял также глава правительства Карен Карапетян, который в конце марта с официальным визитом посетил Туркменистан с целью «детально обсудить разные вопросы и проекты экономического сотрудничества, которые позволят активизировать экономическое сотрудничество, увеличить объемы товарооборота».

В Ереване стороны также не отличились особой словоохотливостью в своих заявлениях и не уточнили, в рамках каких проектов будут углублять экономическое сотрудничество, при этом, однако, обозначив приоритетные сферы: энергетика, туризм, сельское хозяйство и транспорт. Богатый нефтью и газом Туркменистан мог бы быть интересен Армении именно в энергетическом сотрудничестве, тем более что за 2016 год в 12 раз вырос импорт нефтепродуктов из этой страны.

Заинтересованность Туркменистана в поставках газа в Армению понятна и объясняется тем, что страна в последнее время испытывает серьезные проблемы с реализацией голубого топлива. К тому же,  фактически единственным крупным покупателем туркменского газа остался Китай. В этих условиях новые рынки для страны, которая, как и Россия, Азербайджан, Казахстан, сидит на нефтегазовой игле, крайне необходимы.

Однако и здесь возникают вопросы. Отсутствие общих границ и вызванные в связи с этим проблемы с транспортировкой туркменских энергоносителей в Армению кажутся нереалистичными с учетом монополии Газпрома на армянском нефтегазовом рынке. Кроме того, соседом Армении является богатый нефтью и газом Иран, неоднократно заявлявший о своей готовности увеличить объемы поставляемого в Армению газа, чему Ереван предпочитает схему   «газ в обмен на электроэнергию».

Сомнения в возможных туркменских инвестициях и экспорте газа и нефти в Армению выразил также президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Он, не стесняясь в выражениях, отметил, что готовность президента Туркменистана инвестировать в экономику Армении – фикция, а обещания  об этом – попытка повесить лапшу на уши руководства Армении.

Следует отметить, что армяно-туркменское сотрудничество больше основывается на хороших отношениях и тесных связях властей, чем на прагматичных интересах двух государств. Согласно армянской газете Айкакан Жаманак (армянское время), визит премьера Карапетяна в Туркменистан был продиктован больше личным интересом, чем государственным. Как отмечает газета, богатый газом Туркменистан желает увеличить в стране количество автомобилей, использующих сжиженный газ вместо бензина, а Карен Карапетян пытается через приближенные к нему компании заняться этим довольно прибыльным бизнесом.

С Кареном Карапетяном связана еще одна интересная деталь, которая подтверждает особое отношение премьера к Туркменистану. Когда он в 2000-х годах  руководил «АрмРосГазпромом» (сейчас компания является 100%-ой дочкой Газпрома), эта компания за свой счет осуществила перевод книги первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, хотя особой популярностью среди армянского общества туркменский президент не пользовался.

Несмотря на то, что армяно-туркменские отношения не вызывают особого интереса в обществе, лидеры двух стран довольно часто бывают в гостях друг у друга. И это не удивительно, так как после распада СССР руководители двух стран быстро нашли общий язык. На двусторонние отношения двух недавно получивших независимость государств особенно повлияло то обстоятельство, что в 1990 году, после армянских погромов в Баку, туркменский лидер Сапармурат Ниязов принял в Красноводске несколько паромов с беженцами армянского происхождения и предоставил им жилье. Сейчас,  согласно данным посольства Армении в Туркменистане, в стране проживает около 25 тысяч армян, 15 тысяч из которых являются жителями  Ашхабада.

Получившие независимость после распада СССР Армения и Туркменистан установили дипломатические отношения 9 октября 1992 года. Первый официальный визит в Туркменистан нанес президент Армении Левон Тер-Петросян в 1993 году. По результатам  переговоров армянского президента с лидером Туркменистана Сапармурата Ниязова в июле 1994 года в Туркменистане открылось Посольство Республики Армения.

В 1997 году состоялся второй визит президента Армении Левона Тер-Петросяна в Туркменистан. После его отставки в Туркменистан с официальным визитом отправился заменивший Левона Тер-Петросяна на посту президента Роберт Кочарян в 2000 году. Через год, в 2001 году, состоялся первый официальный визит президента Туркменистана Сапармурата Ниязова в Армению. В ходе визита между странами были достигнуты важные договоренности, которые реализовывались в течение почти десяти лет.

Новые поручения правительства двух стран получили уже в ходе визита третьего президента Армении Сержа Саргсяна в Туркменистан в 2010 году – через два года после кровавых событий Армении, когда  против несогласных с результатами выборов граждан страны была использована жесткая сила, в результате чего погибло восемь человек.

Следующий, второй по счету официальный визит туркменского лидера в Армению состоялся 11 лет спустя – в 2012 году. Тогда впервые в Армению прибыл президент  Гурбангулы Бердымухамедов.

Этот визит был примечателен тем, что помимо политико-экономических вопросов повестка дня президента включала обширную культурную программу. Для него был организован визит в институт древних рукописей Матенадаран имени Месропа Маштоца, в фондах и хранилищах которого находится более 500 рукописей, в той или иной степени относящихся к истории туркмен. Далее Гурбангулы Бердымухамедова ознакомили с уникальным архитектурным памятником-мавзолеем туркменского эмира Пир-Гусейна, построенным в 1413 году в армянском селе Аргаванд.

В результате всех этих визитов, между Арменией и Туркменистаном подписано более 70 межгосударственных соглашение о сотрудничестве в торгово-экономической, энергетической, общественно-политической и гуманитарной сферах.

Президент Туркменистана перед своим визитом в Армению успел побывать в Азербайджане, где 8 августа были подписаны важные документы, направленные на прагматичную стабилизацию отношений Баку и Ашхабада. Самым значимым из них стала Декларация о стратегическом сотрудничестве между Азербайджаном и Туркменистаном.

В отличие от армяно-туркменских отношений, между Ашхабадом и Баку всегда была определенная напряженность из-за нефтяного месторождения Сердар-Кяпаз в Каспийском море с 80 млн тонн нефти и 32 млрд кубометров газа, на которое стороны претендуют в равной степени. Впрочем, две страны до сих пор не могут прийти к общему знаменателю также по поводу статуса Каспия. Эти факторы негативно влияют на двусторонние отношения как в политической, так и в экономической сферах. Тем не менее лидеры Азербайджана и Туркменистана в ходе встречи в Баку были настроены на углубление торгово-экономических отношений, с гордостью отметив, что за последнее полугодие товарооборот между Баку и Ашхабадом увеличился на 40%.

В экономическом плане Азербайджан, конечно, более  интересен Туркменистану, чем Армения, так как у этих стран больше возможностей для сотрудничества в разных сферах. К примеру, именно через азербайджанский порт туркменская нефть экспортируется в Турцию и страны Европы. Однако спор относительно принадлежности нефтяного месторождения Сердар-Кяпаз помимо экономического имеет также политический характер.

Как известно,  политические разногласия есть также у Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха, а у Армении и Туркменистана нет взаимных политико-экономических претензий. Это дает основание предположить, что в политическом плане Ереван и Ашхабад ближе друг к другу. Но Туркменистан, тем не менее, старается придерживаться нейтралитета в карабахском вопросе.

Как во время визита в Азербайджан, так и в Армению президент Гурбангулы Бердымухамедов особо подчеркнул, что Туркменистан ведет политику нейтралитета. При этом об урегулировании Карабахского конфликта он упомянул только в Армении, отметив, что выступает исключительно за мирное решение этой проблемы. В Азербайджане он предпочел не говорить о необходимости решения Карабахского конфликта путем переговоров, так как на фоне заявлений Баку о готовности решить конфликт военным путем,  призывы о мирном урегулировании могли помешать Баку и Ашхабаду  постепенно стабилизировать двусторонние политические отношения.

Однако Туркменистан использует Карабахский конфликт в своих внешнеполитических целях, выказывая особое отношение к Армении всякий раз, когда возникает напряжение в азербайджано-туркменском сотрудничестве. В связи с этим можно сказать, что Ашхабад периодически использует Ереван для давления на Баку.

Таким образом, Туркменистан в условиях кризиса, связанного с реализацией энергоносителей, активно ищет новые рынки, и визиты в Баку и Ереван, в первую очередь, были направлены  на расширение сотрудничества в сфере энергетики. Но, скорее всего, в условиях, когда в Армении нефтегазовый рынок находится в руках российских компаний, а у Азербайджана есть необходимость продавать свои энергоносители, планы Ашхабада крайне сложно реализуемыми.

Что касается политической составляющей визита туркменского президента в страны Закаквазья, то его главной целью было попытаться стабилизировать туркмено-азербайджанские отношения и дать новый толчок торгово-экономическому сотрудничеству, а в случае с Арменией – просто подтвердить, что двусторонние отношения медленно, но верно развиваются.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *