Турецкий опыт латинизации

Переход на латиницу турецкого языка в начале XX века был элементом настоящей культурной революции, позволившей создать новое государство – Турецкую республику – на развалинах Османской империи. А какую цель преследует реформа языка в Казахстане?

Спикер мажилиса РК Нурлан Нигматулин обозначил перевод казахского языка на латиницу как инструмент общей «модернизации языка». А заместитель директора Института евразийской интеграции Сергей Селиверстов пошел дальше и анонсировал необходимость модернизации сознания.

Несмотря на странный пафос подобных заявлений, они повторяют логику предыдущей масштабной языковой реформы – переводу тюркских языков с арабской графики на латиницу. Задумана она была в СССР, но последовательно и успешно реализована в Турции, власти которой в тот момент очень сильно ориентировались на модель советской культурной революции, причем не только по задачам, но и по революционным методам.

Если верить Википедии, задолго до реформ Ататюрка некоторые турецкие реформисты предлагали принять латинский алфавит. В 1862 г., во время раннего периода реформ, государственный деятель Мюнуф Паша выступал за реформу алфавита. В начале XX столетия схожие предложения были сделаны некоторыми писателями, связанными с движением младотурков. Затем этот вопрос был снова поднят в 1923 году во время экономического конгресса недавно созданной Турецкой Республики, вызвав публичное обсуждение, продолжавшееся несколько лет. Отходу от арабской письменности противодействовали консервативные и религиозные оппоненты. Они аргументировали это тем, что принятие латинской графики приведет к отрыву Турции от большого исламского мира и произведет подмену традиционных ценностей на «чуждые» (в т.ч. европейские). Как альтернативный вариант предлагался тот же арабский алфавит с введением дополнительных букв для передачи специфических звуков турецкого языка. Однако процесс латинизации в СССР  большинства языков, использующих письменность на основе арабского алфавита, произвел большой толчок реформам перехода на латиницу в Турции.

Турецкий опыт интересен тем, что в этой стране реформа стала элементом общего модернизационного проекта, который «огнем и мечом» реализовывал Мустафа Кемаль, известный как Ататюрк («отец турок» или «великий турок») – человек, который никогда не скрывал, что «чистил себя под Ленина».

Реформа в Турции началась 1 ноября 1928 года, после того, как парламент единогласно проголосовал за Закон об алфавите. Это было началом настоящей культурной революции. Кемаль лично занимался популяризацией латиницы. Он даже стал автором музыки к «Алфавитному марш».

Классные доски были установлены во всех ключевых «инфраструктурах точках» – банках, почтовых отделениях и полицейских участках. На каждом углу торговали прописями. «Турция превратилась в один большой класс», – писал National Geographic.

У языковой реформы Ататюрка было две составляющих и три причины.

Составляющими реформы были переход на латинский алфавит и очищение турецкого языка от слов арабского и иранского происхождения.

Первая и самая очевидная причина – некорректная передача в арабской транскрипции гласных звуков турецкого языка. Именно ее использовали кемалисты (сторонники Ататюрка) в качестве обоснования для смены алфавита.

Если верить Википедии, турецкий вариант арабского алфавита использовался на протяжении многих столетий. Он хорошо подходил для оттоманского турецкого языка со множеством заимствований из арабского и персидского словаря. Однако был не способен передать звуковой строй турецкой речи. Арабский язык был богат на согласные, но беден на гласные звуки, в турецком языке было все наоборот. Возникновение телеграфа и массовой печати в XIX веке показало слабость применения арабского алфавита по отношению к турецкому языку.

Однако с этой проблемой плохо коррелирует масштаб затеянной реформы. Этим масштабам вполне соответствует другая причина – политическая. Ататюрк хотел максимально дистанцироваться от османского наследия. Тем более что для этого сложилась благоприятная ситуация – в результате развала империи и обменов населением с Грецией политическое и культурное пространство Турции стало турецким по факту (до Первой мировой войны турецкий этнос был в меньшинстве). У Ататюрка появилась возможность установить монополию на территории Турции. А лучшая монополия, как известно, создается за счет установления собственных стандартов и правил игры. Эта «большая причина» безусловно играла важную роль.

Согласно Википедии, греко-турецкий обмен населением — принудительный обмен населением Греции, Турции и Болгарии в 1923 году. Стал результатом поражения Греции во Второй греко-турецкой войне 1919—1922 – Греция потеряла право на Смирнский округ и Восточную Фракию. Это обрекло христианское население округа (которое составляло 71 % населения довоенного Измира) на безжалостную резню со стороны турецких войск и сожжение города. После заключения Лозаннского мирного договора и в соответствии с подписанными 30 января 1923 года между Грецией и Великим национальным собранием Турции Конвенцией и Протоколом, начался обмен населением, который затронул около 2 миллионов человек и носил принудительный характер, особенно в отношении греческого населения Малой Азии и Восточной Фракии. При этом обмен был явно неравноценным: 1,5 млн выселенных христиан прибыли в Грецию на место 0,5 млн уехавших в Турцию мусульман.

Исторические исследования говорят также о том, что Ататюрком двигали куда более прагматические соображения. И прежде всего перед ним стояла задача по ликвидации безграмотности – на тот момент грамотными в Турции было не более 10% населения. В этом немаловажную роль сыграла неэкономичность самой системы арабского письма, которое проигрывало письменным системам меньшинств, заселявших империю. (Известно, что национализм на Балканах стал результатом распространения знаний и литературы, созданной на кириллице и латинице, усилиями стран – противниц Османской империи).

В результате распада империи эти группы оказались за границей нового государства, которое оказалось перед угрозой потери рычагов управления повседневной жизни государства – бывшая империя лишилась национальных меньшинств – греков, армян и славян, среди которых грамотность была существенно выше и именно эти группы населяли города и контролировали торговлю, финансы и городское управление.

Существуют воспоминания о том, как в первые годы после создания республики, турецкие чиновники лично дежурили на железнодорожных вокзалах и, увидев человека в европейском костюме, агитировали его немедленно устроиться на работу в государственные органы нового государства.

Таким образом, переход на латиницу в Турции был вопросом не просто просвещения, а выживания государства, рожденного на обломках империи.

Согласно Википедии, современная Турция образовалась в 1923 году в результате раздела Османской империи после её поражения в Первой мировой войне и последовавшей национально-освободительной войны турецкого народа, упразднения монархии и превращения территории с преобладанием турецкого этноса в национальное государство.

Ататюрк и его администрация с блеском решили поставленную задачу ликвидации безграмотности – уже к 1940 году количество грамотных в стране превысило 80%. Ценой этого успеха стало «очищение» турецкого языка от всех «красивых» многозначных и сложных по составу слов, заимствованных из арабского и иранского языков. Они просто не вписались в простой и понятный массам язык, создаваемый в целях ликвидации неграмотности.

Историки реформы для того, чтобы оценить масштабы бедствия, приводят следующий гипотетический пример. Можно представить себе реформу английского языка, в рамках которой из него были бы вычищены все слова с латинскими корнями, которые составляли лексикон нормандских завоевателей, высадившихся на острове в XI-м веке. В результате английский язык представлял бы собой функциональный набор односложных слов с германскими корнями.

Строго говоря, этот лексикон составлял (и продолжает составлять) львиную долю разговорного языка обычных англоязычных спикеров. Но в письменной речи тон задают именно «латинизмы». Турецкий был лишен подобной возможности одним мановением руки Ататюрка. Была уничтожена и вся традиция преподавания, основанная на арабском наследии. Все 479 медресе, которые давали религиозное образование в стране, были закрыты, а в 1927 году оно было запрещено во всех школах.

В современной Турции споры о необходимости реформы языка, проведенной Ататюрком, до сих пор не утихают. Более того,  они даже усилились после того, как нынешнее руководство страны взяло курс на восстановление сфер влияния в границах бывшей империи и ему очень не хватает языковых и культурных «скреп» Османской империи.

Современная культура Турции сложилась в результате реформы языка Ататюрка. И совершенно очевидно, что этот выбор Кемаля был продиктован жесткой необходимостью и преследовал очень четкую государственную цель – создать класс образованных управленцев в политике, социальной сфере, финансах и бизнесе. И для решения этой цели Кемаль был готов пойти на серьезные жертвы.

Но какая государственная цель прослеживается в инициативе нынешних казахстанских авторов реформы казахского языка, пока неясно.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *