Выборы в Германии: кто, как и почему

Политическим землетрясением называют эксперты прошедшие 24 сентября парламентские выборы в Германии, имея в виду успех  право-популистской партии,  прошедшей в бундестаг с впечатляющим результатом и уже пригрозившей «изменить страну».

24 сентября в Германии с рекордной явкой (более 76%) прошли парламентские выборы. Голосование  принесло победу христианским демократам Ангелы Меркель (33% голосов), болезненное поражение социал-демократам Мартина Шульца (20,5%) и вывело на третью строчку право-популистов из «Альтернативы для Германии» (АдГ, 12,6%).

Кроме них, в Бундестаг после коренной перестройки возвращаются либералы (Партия свободных демократов (СвДП), 10,7%), а «Левые» (9,2%) и «зеленые» (8,9%) увеличат количество мандатов.

Призраки прошлого

Итоги выборов  вызвали неоднозначную оценку экспертов. Хотя канцлер Ангела Меркель сохранила власть, и именно ее партия будет иметь наибольшее число мандатов в Бундестаге, в высший представительный орган Германии попали люди, которым «традиционные» немецкие политики предпочли бы не подавать руки.

«Вполне возможно, что триумф ультраправой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в конце концов окажется кратковременным и не продлится дольше одного политического цикла. Но пока можно с уверенностью говорить: Германия изменилась. Ведь впервые со времени свержения нацизма в парламент прошла партия, декларирующая праворадикальные взгляды», – написала «Европейская правда» в своем обзоре выборов.

Правящая партия ХДС/ХСС по сравнению с выборами 2013 года потеряла около 8 процентных пунктов, или, как подсчитали социологи, АдГ отобрала у ХДС более миллиона голосов.

«Созданная в 2013 году партия со второй попытки уверенно вошла в бундестаг, набрав 12,6 процента голосов. На востоке Германии, в бывшей ГДР, АдГ стала второй политической силой после партии Меркель. Результат АдГ – свидетельство усиления правых настроений в обществе», – пишет «Немецкая волна».

СМИ напоминают, что всего четыре года назад эта партия не преодолела даже 5-процентный барьер на выборах, однако сегодня на волне антимигрантских и националистических настроений она заняла третье место. “Альтернатива для Германии” также выступает против Европейского союза как такового и не скрывает свои контакты с Москвой, лоббируя отмену антироссийских санкций и называя Крым «древней российской территорией».

Лидер партии Александер Гауланд уже пообещал изменить страну. В интервью итальянской La Repubblica он сказал: «Мы подвергнем Меркель давлению и завладеем страной». По его словам, «немцы чувствуют, что страна переживает глубокие перемены, и восстают против этого превращения». Отвечая на вопрос, почему его партия особенно сильна в землях прежней Восточной Германии, политик пояснил: «Потому что там нет сильной связи с традиционными партиями, ХДС или СДПГ (…) И многие жизни были разрушены падением Берлинской стены и объединением».

Новая реальность

Безусловно, АдГ еще очень далека от того, чтобы войти в правительство. Но выборы, как пишет «Европейская правда», «продемонстрировали новую реальность в Германии, где ультраправые с легкостью проходят в парламент, а традиционные партии-лидеры оказываются рекордно слабыми».

Теперь АдГ создаст третью по величине фракцию в бундестаге. «Но в правительстве правые популисты, обратившие на себя внимание резкой антииммигрантской риторикой, участвовать не будет: христианские демократы и другие партии отказываются сотрудничать с АдГ. «Альтернативе», вероятно, не достанется и роль лидера оппозиции, потому что об уходе в оппозицию объявили социал-демократы Мартина Шульца. Именно они станут второй по числу мандатов фракцией в парламенте и получат полагающиеся лидеру оппозиции привилегии, включая руководство в большинстве комитетов бундестага», – пишет «Немецкая волна».

The Guardian пишет: «Ключ к долголетию Меркель – то, что некоторые обозреватели называют “асимметричной демобилизацией”: кооптировав политику многих своих политических противников из мейнстрима по различным вопросам, будь то ядерная энергетика, минимальная заработная плата или однополые браки, она оставила им очень мало места. Политическое пространство было открыто лишь на экстремистской, националистической периферии». Чем и воспользовалась АдГ.

“К подъему партии привел ряд факторов, не в последнюю очередь – широко распространенное разочарование канцлером Германии Ангелой Меркель, чья политическая партия “Христианско-демократический союз” в воскресенье получила один из худших в истории результатов. За нее проголосовали всего 33% избирателей. Этого хватит, скорее всего, чтобы обеспечить Меркель четвертый срок в ее должности, но едва ли это безусловное лидерство, на которое рассчитывал ХДС”, – пишет Саймон Шустер в Time.

“Благодаря своей националистической позиции против иммиграции и своим нападкам на Европейский союз АдГ смогла отобрать много голосов у Меркель, играя на неприязни к истеблишменту, которая прокатилась по западным демократиям в последние годы. Однако есть одна исключительно немецкая причина успеха этой партии, а именно – то, что ее поддерживают многие в сообществе иммигрантов из России. Укреплению этой поддержки способствовало громогласное вещание поддерживаемых Кремлем СМИ от лица этой партии. Их репортажи о ходе выборов дошли до миллионов немецких избирателей посредством спутниковых тарелок, кабеля и интернета”, – считает Шустер.

По оценкам АдГ, на русских немцев приходится около трети полученных ею голосов.

“В ходе выборов в берлинское законодательное собрание, прошедших в сентябре 2016 года, воздействие российского влияния казалось ясным Кухлю и другим наблюдателям, – говорится в статье в Time. – АдГ получила 14% голосов. Это неслыханный результат для крайне правой силы в одном из самых либеральных городов Германии – и всего на несколько процентов меньше, чем получила партия Меркель. Основными источниками поддержки для правого крыла оказались преимущественно русскоговорящие кварталы на востоке столицы, особенно район Марцан-Хеллерсдорф, где АдГ получила порядка 23% голосов”.

«Несомненно, восхождение АдГ тревожит», – говорится в статье The Guardian, потому что, по мнению издания, это признак растущей политической фрагментации страны. «АдГ вводит в немецкую федеральную политику токсичность и поляризацию, которые не могут не беспокоить каждого приверженца либеральной демократии», – пишет британское издание.

«И все-таки важно не реагировать чрезмерно остро. Говорить о возвращении Германии к призракам прошлого было бы чересчур. Германия – стабильная демократия. Она глубоко предана европейскому проекту. Ее политику не перевернули популистские силы, как это сделали в США и Великобритании Дональд Трамп и “Брекзит”», – резюмирует The Guardian.

Проблема Меркель

Сама Ангела Меркель назвала присутствие «Альтернативы для Германии» в Бундестаге «серьезной проблемой» и  “новым  большим вызовом” для страны. Понятно, почему: теперь ей предстоит очень тяжелая работа по формированию коалиции в парламенте и, соответственно, правительства.

Как известно, Германия – парламентская республика, в которой федеральный канцлер определяет основные направления политики, а избирается он бундестагом абсолютным числом голосов сроком на 4 года. Затем избранный канцлер формирует правительство страны.

По результатам прошедших выборов, ХДС/ХСС (партия Меркель) займет в бундестаге 246 мест из 709. Лидер СДПГ, которая получит 153 места, уже заявил, что выйдет из правящей коалиции с ХДС/ХСС. Это означает, что Меркель нужно сформировать коалицию с другими партиями. И раз уж она заявила, что не будет сотрудничать с АдГ, остаются левые, «зеленые» и СвДП, которые в совокупности займут 216 мест в бундестаге.

Процедура переговоров и формирования нового правительства в Германии выглядит примерно так. «Сначала идут “переговоры о переговорах”, затем некоторые партии, например, “зеленые”, проводят партийные съезды, на которых голосуют за начало переговоров о создании коалиции. Затем переговоры партий формально начинаются, продолжаются несколько недель и завершаются составлением и подписанием коалиционного договора – программы действий будущего кабинета.

Затем некоторые партии, предположительно либералы и “зеленые”, могут вынести коалиционный договор на утверждение своих членов. Это длительная и недешевая процедура. Опрос, как правило, проводится письменно среди всех зарегистрированных членов партии, а это десятки тысяч у небольших и сотни тысяч у крупных партий. Лишь после такого утверждения коалиционного соглашения  новое правительство приведут к присяге в бундестаге», – пишет «Немецкая волна».

Главный обсуждаемый сейчас формат будущего правительства, который получил название «Ямайка» (по цветам партий: черный – блок ХДС/ХСС, желтый – СвДП и зеленый – одноименной партии) – относительно новый для Германии. У партий нет опыта такого альянса на федеральном уровне, и до недавнего он считался невозможным.

«Главная причина трудностей на предстоящих переговорах – укоренившиеся за десятилетия разногласия между консерваторами и «зелеными», а также между либералами и «зелеными». Например, «зеленые» хотят запретить автомобили с двигателем внутреннего сгорания, либералы – категорически против. Скептически настроен в отношении «зеленых» баварский ХСС, уже заявивший, что будет добиваться формального ограничения числа беженцев, которых ежегодно может принять Германия. «Зеленые» такие ограничения не приемлют, да и канцлер Меркель на это до сих пор не соглашалась», – пишет «Немецкая волна».

Иными словами, в ближайшие недели и месяцы главным на переговорах о будущем правительстве Германии станет поиск компромиссов между возможными участниками будущей большой коалиции.

Не тот ветер в паруса

Еще две недели назад глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер произнес речь о ситуации в Евросоюзе, где предвосхищал результаты выборов в немецкий Бундестаг. В паруса Европы, заявил тогда Юнкер, “вновь задул ветер”. Он подразумевал неплохие экономические показатели, а также результаты выборов в Нидерландах, Франции и, вероятно, в Германии.

Брюссель полагал, что на немецких выборах – с дружелюбно настроенным к ЕС кандидатом Мартином Шульцем и гарантированным переизбранием Ангелы Меркель – ничто не могло пойти не так. “Но именно те выборы, которых ЕС боялся меньше всего, принесли проблемы”, – пишет политический обозреватель Sueddeutsche Zeitung Даниэль Брэсслер.

Юнкеру придется забыть о планах того “парусника”, согласно которым Меркель вскоре после выборов должна была начать переговоры с французским президентом Макроном о реформах, в том числе реформе еврозоны. Реальных результатов хотели достичь еще в этом году. Но вместо этого “Германии, по всей видимости, предстоят многие месяцы тяжелейшего формирования правящей коалиции, в которой будут существенные разногласия – и в первую очередь по еврозоне”.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *