Трансформация Малайзии

Может ли диктатор вдруг стать демократом, а авторитарный режим развернуться в сторону либеральных реформ? Судя по всему, именно это сейчас происходит в Малайзии. Наблюдатели с интересом и в то же время с большим скепсисом следят за происходящим. 

В мае прошлого года в Малайзии оппозиции удалось победить на выборах, получив большинство мест в парламенте. Международные наблюдатели назвали ее «большим потрясением» и занесли эту победу  в список бескровных свержений авторитарных режимов в новейшей истории.

Малайзия долги годы считалась авторитарнаой страной, в которой бывший премьер-министр Наджиб Разака жестко контролировал все сферы государственного управления. Мало кто верил в успех оппозиции, но случилось невероятное.  Эксперты объясняют эту победу народным отвращением к вопиющей коррупции, которая приобрела эндемичный характер в правительстве Разака.

Но что любопытно — реформистскую революцию возглавил 92-летний Махатхир Мохамад, занимавший пост премьера в 1981–2003 годах. На это время пришлись и взлеты малазийской экономики, и кризисы, и жесткие расправы с политическими противниками. Например, в 1998 году был арестован и осужден на долгий срок Анвар Ибрагим, который считался главным оппонентом правящей коалиции Малайзии. Однако теперь он работает в команде Махатхира Мохамада в качестве вице-премьера.

Мы предлагаем читателям перевод его статьи,  опубликованной на сайте Рroject-syndicate, в которой он поделился своими размышлениями о том, как Малайзии добиться демократии.  

 Как добиться демократии

Возможно в наши дни является показательным, что мирный переход власти посредством демократических выборов является кандидатом на «Потрясение года». Итог всеобщих выборов в Малайзии в мае стал обнадеживающей аномалией в мировой тенденции к популистскому национализму, спровоцированному страхом перед беженцами, мигрантами и «другими».

Малайзия является страной с мусульманским большинством, где демократические ценности и сотрудничество между всеми группами сделали изменение возможным. Потрясение, связанное с этими выборами, едва ли было тем, чего ожидал мир, или тем, что предсказывали эксперты, так что нам было бы неплохо принять к сведению, чего хотели добиться избиратели Малайзии своим выбором.

Во-первых, малайцы проголосовали за прекращение правления коалиции Национального фронта (Барисан Насионал (БН)), в которой доминирует Объединенная малайская национальная организация (ОМНО), которая находится у власти с тех пор, как страна получила независимость от Великобритании в 1957 году. После распада БН пришел конец гегемонии общинной расовой политики. Кроме того, избиратели отвергли систему управления, которая действовала в качестве канала для перевода общественных благ и возможностей частным лицам и группам.

При прежней системе, правительство стало повсеместным фактором в бизнесе и во всех аспектах социального развития. В обмен на то, что было представлено посредством переводов, ожидалась неизменная поддержка избирателей, независимо от обстоятельств или компетенции его кандидатов. Избирательный феодализм был, по сути, малайским путем на протяжении долгих десятилетий правления ОМНО: избиратели были привязаны к своим политическим лидерам.

Большое потрясение в мае 2018 года было вызвано народным отвращением к вопиющей коррупции, которая приобрела эндемичный характер в правительстве Разака. Цифры ошеломляют. В результате скандала с фондом 1Malaysia Development Berhad (1MDB) и отвратительной практики расходов в министерствах правительства из государственной казны исчезли неисчислимые миллиарды.

Бывший глава правительства Наджиб Разак с супругой на майских выборах в 2018 году 

Высокомерие и открытая коррупция просочились более эффективно и широко, чем последствия любой программы развития. Когда богатые щедро себя вознаграждают, неудивительно, что те, кто находится на более низком уровне — чей уровень жизни постоянно снижается — испытывают соблазн последовать их примеру. Чувство, что все малайское общество подвергалось коррозии, убедило избирателей, что необходимы только радикальные изменения.

Однако корни перемен простираются гораздо глубже, чем один избирательный цикл. Основа для демократического потрясения Малайзии была заложена в течение 20 лет кампании за реформу. Это было частью каждых выборов начиная с 1998 года, в то время, когда я был отстранен от должности и арестован по сфабрикованным обвинениям.

Программа реформ, разработанная Партией народной справедливости (ПНС), постепенно изменила политический ландшафт. На выборах 2013 года, наша оппозиционная коалиция фактически выиграла всенародное голосование, но не смогла отменить беспристрастное распределение мест в Малайской системе относительного большинства. Спад в национальной жизни общества, в конечном итоге, привел к тому, что дольше всех продержавшийся премьер-министр Малайзии, Тун д-р Махатхир Мохамад, вышел на пенсию в возрасте 92 лет.

Не секрет, что у нас с Тун Махатхиром в прошлом были бурные отношения. Поэтому, когда он пришел ко мне в тюрьму, чтобы обсудить вступление в нашу оппозиционную коалицию, стало ясно, что мы достигли критической массы.

Ничто не может показаться столь потрясающим (неожиданным), как сотрудничество двух бывших политических противников. Это требовало истинного прощения и радикальных изменений в личном плане, чтобы политика могла двигаться вперед на благо страны. Коалиция «Пахатан Харапан» одержала победу на выборах, и после 20 лет усилий ПНС стала одной из крупнейших партий. В соответствии с нашим предвыборным соглашением Тун Махатхир стал нашим новым премьер-министром.

Махатхир Мохамад празднует победу на выборах в мае 2018 года 

Новое коалиционное правительство взяло на себя обязательство проводить программу реформ, которые видят Малайзию в качестве созревшей, справедливой, равноправной и эффективной демократии. Борьба с коррупцией — это только один из пунктов нашей программы. Создание независимой судебной системы, избирательной комиссии и свободной прессы, а также поддержка активных организаций гражданского общества также необходимы для обеспечения свободных, справедливых и открытых выборов, отправления правосудия и обеспечения справедливого предоставления общественных благ и услуг.

Другим аспектом демократической зрелости является переход от коммунизма к подлинной меритократии, инклюзивной и справедливой для всех граждан Малайзии. Были предприняты позитивные действия, чтобы помочь общинам Малайцев и Бумипутеров преодолеть трудности, которые они унаследовали в результате умышленного колониального пренебрежения. Но со временем, и в рамках ОМНО позитивная дискриминация переросла в укоренившуюся систему взяток, рассматриваемых как данность, которые сводили на нет предприимчивость и амбиции. Позитивные действия стали опорой для самодовольства и коррупции, нежели рукой помощи.

Малайзия теперь будет помогать бедным, предоставляя помощь нуждающимся, независимо от их общинного происхождения. Потребности бедных сельских жителей Малайзии никоим образом не будут привилегированными — или ущемленными. Нужда определяет нуждающихся. Проведение различий по расовому признаку, этнической принадлежности и общинному происхождению не имеет ничего общего с борьбой с бедностью.

Сила Малайзии заключается в ее плюрализме, однако нам предстоит еще многое сделать для восстановления открытости и подлинного участия нашего многокультурного общества. Можно многому научиться, делясь богатым и творческим потенциалом наших разнообразных традиций, языков, культур и идей. Благодаря реформе и сотрудничеству, Малайзия станет более энергичным, продуктивным обществом и моделью мирного, демократического сосуществования, в которой так отчаянно нуждается мир.

Моя точка зрения на изменения, развернувшиеся к настоящему времени, довольно специфична. В начале 2018 года я все еще находился в тюрьме, ограниченный решимостью правительства помешать моему участию в выборах. Так что для меня, 2018 год стал знаменательным.

Коалиция, которую мы обговаривали — даже когда я все еще находился за решеткой — увенчалась громкой и неожиданной победой. Через несколько дней я был освобожден из тюрьмы и получил королевское помилование. В течение нескольких месяцев я баллотировался и выиграл дополнительные выборы, которые вернули меня в парламент. И сейчас я работаю над тем, чтобы обеспечить реализацию программы реформ и выполнение десятилетий решимости добиться реальных изменений.

Если это потрясение, я с нетерпением жду его в 2019 году и следующие годы.

 

Читайте серию наших публикаций о трансформации власти в других государствах:

Как испанцы избавились от диктатуры Франко

Последняя революция на Западе

Транзит власти в Бразилии. Путь к демократии

Транзит в Бразилии. Попытка номер два

Турецкий транзит: от диктатуры к демократии. Ч. I

Турецкий транзит: от диктатуры к демократии. Ч.II

Чилийский транзит: диктатор, выйди вон  

Монгольский транзит: от “совка” к Швейцарии

  

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *