Великобритания и холодная война

Лондон вернет стратегию времен холодной войны для борьбы с угрозой со стороны враждеьных государств, заявил 18 декабря 2018 года министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон. По его словам, планируется создать в военном ведомстве подразделение, которое будет отслеживать предполагаемые угрозы. Но что конкретно он имел в виду?

По словам Уильямсона, специальное подразделение займется мониторингом угроз, а также будет оценивать способность британских военных на них реагировать. К числу «враждебных» министр обороны отнес Россию, Иран и Китай.  Подобное подразделение Великобритания уже использовала в 1980-х годах, но после начала эпохи «перестройки» в СССР оно было расформировано. 

 Министр обороны Гэвин Уильямсон в тренировочном центре королевских морских пехотинцев.         Фото со страницы министра в Facebook.

Кроме этого, Великобритания усилила подготовку сил морской пехоты по норвежской арктической программе. Причиной стала активность подводных лодок России в Северном Ледовитом океане. По словам главы Минобороны, эта активность «почти достигла уровня холодной войны».

Холодная война 2.0 Алексей Тихонов - 08.05.2018

Холодная война 2.0

Чему научил мир Джордж Кеннан своей теорией холодной войны и что это означает сегодня для Казахстана...

Гэвин Уильямсон также заявил, что следует максимально модернизировать британскую армию, уделить больше внимания боеготовности кораблей, вертолетов и подводных лодок, заняться вопросами кибербезопасности и спланировать ряд «атакующих киберопераций». И все это  - в рамках «стратегии сдерживания», придуманной Джорджем Кеннаном в 1946 году. Казалось бы, ее можно было бы уже и «забыть» на дальней полке всемирной истории, но никак не получается.

В  публикациях «Холодная война 2.0» и «О современной стратегии холодной войны» мы рассказали  о теории Джорджа Кеннана -  ее развитии во времена холодной войны прошлого века и ее особенностях в современном мире. Сегодня же разговор пойдет о том, что именно делали страны Запада, а точнее Великобритания.

Эхо Фултона

Не секрет, что роль пророка нового мирового порядка после Второй Мировой войны выпала на долю Уинстона Черчилля. Наибольшую известность приобрела его речь в Фултоне 5 марта 1946 года. Поводом для нее послужил иранский кризис.

НАПОМНИМ, ЧТО в соответствии с союзным договором 1942 года советские войска могли находиться на территории Ирана в течение шести месяцев после окончания войны. Этот срок истекал 2 марта 1946 года. Накануне СССР объявил о выводе войск, но за исключением территорий Иранского Азербайджана, где началось народно-демократическое восстание. На Западе это расценили как попытку военной поддержки сепаратистов и формирования просоветского режима на части территории Ирана.

Черчилль (на фото внизу), находившийся в эти дни в США, выступил перед студентами Вестминстерского колледжа Фултона как частное лицо, но послушать на тот момент уже бывшего премьер-министра Великобритании собрались десятки тысяч человек.

Черчилль называл свои идеи «сверхстратегической концепцией глобальной политики». По его мнению, над всей христианской цивилизацией нависла опасность, грозящая «неисчислимыми человеческими страданиями». Миру, по словам Черчилля, угрожает тирания в лице советского коммунизма.

«От Штеттина на Балтийском море до Триеста в Адриатике поперек континента опустился железный занавес».

Термин «железный занавес» Черчилль впервые применил в парламентской речи 16 августа 1945 года, которая так и была озаглавлена: «Железный занавес начинает опускаться». Но после фултонской речи это понятие стало символом начала холодной войны.

Фултонская речь сформулировала и основы взаимосвязанной англо-американской внешней политики как ключевого элемента глобальной стратегии Запада - это «особые отношения» между странами и безусловная преданность принципу атлантической солидарности.

Провозглашенный Черчиллем атлантический курс вполне соответствовал стремлениям нового лейбористского кабинета министров Великобритании во главе с Клементом Эттли. Политический союз с США мог упростить сложные переговоры об американской финансовой помощи, без которой будущее британской экономики рисовалось в самых мрачных тонах (на момент окончания Второй мировой войны Соединенное Королевство было на грани банкротства). И уже в 1946 году правительство Эттли вместе с американской администрацией Трумэна оказывается в роли инициаторов холодной войны.

Действуя сообща,  2 декабря 1946 года они объединили американскую и британскую зоны оккупации, после чего начался процесс формирования западногерманского государства. И именно тогда с новой силой в послевоенной Европе зазвучала тема европейской интеграции.

Инициативу вновь проявил Черчилль. Выступая в Цюрихском университете в 1946 году, он заявил  о необходимости участия в интеграционном процессе Германии и указал на нее как на «сердцевину континента». И, как почеркивал Черчилль, первым шагом  в  создании единой Европы должно послужить партнерство между Францией и Германией.  

 «Есть одно кардинальное средство, которое, если к нему прибегнут сообща все европейские страны, чудесным образом изменит нынешнюю картину и за считанные годы сделает всю Европу или, по крайней мере, её большую часть такой же свободной и счастливой, какой мы видим сегодня Швейцарию. В чем же заключается это чудодейственное средство? В воссоздании европейской семьи народов, причем в возможно более полном составе, и в придании ей такой структуры, которая обеспечила бы её мирное, безопасное и свободное существование. Нам необходимо построить нечто вроде Соединенных Штатов Европы».

Весной 1948 году Великобритания присоединилась к Брюссельскому пакту о создании Западного союза, а в 1949 вместе с США выступила инициатором создания НАТО.

НАПОМНИМ, ЧТО 17 марта 1948 года пять западноевропейских государств — Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция заключили Брюссельский пакт. Первые три статьи Договора были посвящены соответственно экономическому, социальному и культурному сотрудничеству, но именно создание «коллективной самообороны» против возможного агрессора (в первую очередь СССР) стала сущностью этого документа. Согласно Пакту страны-участницы обязались, что в случае, если одна или несколько из них становится объектом вооружённого нападения или агрессии, остальные (опираясь на п. 51 Устава ООН, который разрешает коллективную самооборону) «предоставят военную поддержку атакованной Стороне и другую помощь, а также окажут содействие её усилиям». Брюссельский пакт, по сути, предвосхитил создание НАТО, появление которого в 1949 году несколько девальвировало значение Брюссельского пакта для обеспечения коллективной обороны пяти подписавших его стран.

Первым делом – самолеты

Как известно, президент США Гарии Трумэн оценивал советский потенциал с точки зрения ядерных и обычных вооружений. Его подход к сдерживанию заключался в быстром наращивании военной, экономической и политической мощи США и их союзников. Монополия на ядерное оружие довольно быстро исчезла, так как СССР уже в 1949 году провел испытания своей атомной бомбы. С тех пор началась нещадная гонка вооружений, за время которой в странах был накоплен смертоносный потенциал, способный уничтожить мир несколько раз.

Главными задачами в начавшейся гонке вооружений было не только овладеть технологией создания ядерного оружия, но и создать средства его доставки на территорию противника и средства защиты от ядерного удара по своей территории. Эти задачи стали приоритетными для всех крупных держав того времени. Но если США и СССР (последний ценой колоссальных жертв и усилий) смогли поддерживать и развивать все виды вооружённых сил, то Британия в виду не лучшей экономической ситуации (на момент окончания Второй мировой войны страна была на грани банкротства, от которого ее спас   американский кредит – $3,5 млрд в ценах того времени - ред.) была вынуждена сосредоточится только на наиболее приоритетных задач.

Впрочем, к началу 50-х годов прямые военные расходы Великобритании уже составляли 10-11% национального дохода (для сравнения: в середине 30-х годов они были лишь 2,5%).

Великобритания вступила в ядерный клуб только 3 октября 1952 года после того, как ей удалось провести успешные испытания своей первой атомной бомбы. Случилось это в ночь с 2 на 3 октября 1952 года у островов Монте-Белло на Западной оконечности Австралии.  «Устройство» мало напоминало атомную бомбу в её привычном понимании – оно было слишком огромным, и разместить его на борту какого-либо самолёта не представлялось возможным. Поэтому размещено оно было на борту списанного фрегата «Плим» и там же взорвано.

Испытание получило название «Операция «Ураган»». Из-за сильного ветра характерный ядерный «гриб» быстро потерял свои очертания.

Впрочем, уже через год на базы британских ВВС начали поступать первые авиационные ядерные бомбы «Голубой Дунай». Они были огромные – 7,8 метров в длину при весе в 4,5 тонны, что было почти вдвое больше советских и американских бомб. Но зато Британия создала стратегические бомбардировщики, аналогов которых ни у кого не было.

Речь идет о реактивных стратегических бомбардировщиках «Виктор», «Вулкан» и «Вэлиант», которые стали лебединой песней британского авиастроения. Имевшие невероятно изящные футуристические формы, они во многом превзошли советские и американские.

Бомбардировщики в одном строю. Сверху вниз — Victor, Valiant, Vulkan.

Эти бомбардировщики имели дальность полёта порядка 7-7,5 тысяч километров, а «Вулкан» – порядка 9 тысяч. Весили они существенно меньше советских и американских аналогов, а скорость развивали значительно большую за счет великолепной аэродинамики и совершенства реактивных двигателей, в создании и строительстве которых в 50-х годах прошлого века Британия была безусловным лидером.

В итоге если в 40-х годах символом могущества Британии были могучие линкоры, то теперь им стали стройные ряды стратегических бомбардировщиков на авиабазах.

А еще Британия стала единственной страной, помимо США и СССР, сумевшей самостоятельно создать зенитно-ракетный комплекс (ЗРК – ред.) дальнего действия (по меркам тех времен), причем, по многим характеристикам превосходящий советские и американские аналоги.

Кроме ЗРК, для перехвата советских бомбардировщиков были созданы сверхзвуковые истребители-перехватчики с ракетным вооружением. В 1959 году на вооружение Королевских ВВС был принят сверхзвуковой истребитель-перехватчик Lightning (в переводе на русский – «молния») – еще один шедевр британского авиастроения. Благодаря двум мощнейшим по тем временам двигателям с суммарной форсажной тягой почти в 15 тонн он стал первым серийным истребителем, способным развить крейсерскую сверхзвуковую скорость без использования форсажного режима и обладал феноменальной скороподъемностью для того времени – 250 метров в секунду. Эксплуатировались Lightning практически до конца Холодной войны – до 1988 года.

Строй британских истребителей-перехватчиков Lightning производства English Electric.

Естественно, кроме стратегического вооружения, созданного в рамках стратегии сдерживания, армия Великобритании имела и наступательное вооружение, которое, ей не раз пришлось использовать в послевоенное время, пытаясь разрешить многочисленные конфликты, связанные с началом национально-освободительного движения в ее колониях. Но это уже другая история.

Контуры холодной войны 2.0

О прошлой холодной войне написано немало научных трактатов, события в которых иногда имеют разную интерпретацию (в зависимости от того, к какой из противостоящих сторон относился автор).

О новом витке напряжения между Россией и странами коллективного Запада ученым еще только предстоит собрать материалы, исследовать их и сделать какие-то выводы.

Однако уже сегодня многие политологи утверждают, что современный многополярный мир представляет собой значительно менее устойчивую и стабильную систему, чем биполярная модель середины прошлого века, в которой центры силы были равновелики по своим возможностям нанести «неприемлемый урон» противнику.   

Не стоит также забывать, что:

  1. Доктрина холодная война изначально была направлена на сдерживание СССР, который в те времена реально был супердержавой. 
  2. Главным направлением была Европа.
  3. Для самой Европы и в особенности для Британии это был период распада колониальных империй, что предопределило в последующем появление новых фронтов.

С учетом всего этого Соединенному Королевству в любом случае придется пересматривать старый опыт и менять и стратегию, и тактику. А вот как - пока непонятно.

 

1 комментариев

  1. Рамазан

    Минобороны с опозданием, но решил повторить действия своих американских коллег, которые регулярно стращая "внешними угрозами" выбивают из бюджета дополнительные ассигнования на оборону. Если проследить какие прибыль получили американские концерты за последние 3-4 года, но можно только удивиться, почему в Форбсе не появилось уже с десяток миллиардеров американского происхождения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *