АНАЛИТИКА

Прогноз по курсу тенге в 2017 году

Прогноз по курсу тенге в 2017 году

Казахстанская национальная валюта продолжает бить «рекорды». 17 февраля 2017 года на утренних торгах KASE средний курс совершенных сделок составил 318,88 тенге за один доллар США. Тогда как ровно год назад, 17 февраля 2016 года, официальный курс американской валюты составлял 357,71 тенге. «Тяжелее» же всего американский доллар был 22 января 2016 года – 383,91 тенге.

Как мертвому припарка

Как мертвому припарка

Самым слабым и неубедительным в январском послании Нурсултана Назарбаева народу Казахстана оказался социальный блок. Вроде бы президент сказал совершенно правильные вещи, обозначив среди  приоритетов третьей модернизации «улучшение качества человеческого капитала”. Однако видно, что он не в курсе реального положения дел в  стране, плюс в очередной раз продемонстрировал свое непонимание принципов функционирования рыночной экономики.

Карт-бланш для Нацбанка

Карт-бланш для Нацбанка

Третьим* приоритетом новой модернизации Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначил то ли сохранение, то ли обеспечение макроэкономической стабильности. В формулировке мы до конца не уверены, так как видим в словах президента противоречия.

На государство надейся, но сам не плошай

На государство надейся, но сам не плошай

Ситуация в казахстанском банковском секторе если не критическая, то близка к ней.  В связи с чем неудивительно, что Назарбаев   в последнее время часто и резко высказывается на эту тему.  И, судя по содержанию его послания народу Казахстана и репликам на расширенном заседании правительства, следует ждать сокращения числа банков не только за счет их слияния, но банкротства и ликвидации.

Почему Тасмагамбетова отправили послом?

Почему Тасмагамбетова отправили послом?

Назначение Имангали Тасмагамбетова послом Казахстана в РФ вместо Марата Тажина, вернувшегося в Астану первым замом руководителя президентской администрации,  бурно обсуждается в прессе и социальных сетях. При этом разброс мнений даже среди политологов самый широкий – от политической опалы до непонятного сторонним наблюдателям маневра самого Имангали Нургалиевича.