Параллели с СССР. Клановая вертикаль   

Вместо открытой политической борьбы за власть в Казахстане мы сегодня наблюдаем жестокую войну за место в административной системе, которую ведут разные кланы и группы. Как показывает советский опыт ХХ века, это ведет к замене очевидного, принимающего абсурдные формы тоталитаризма более изощренной системой, представляющей собой социальную сеть, состоящую из влиятельных группировок.

Это не меняет пирамидальной формы всей системы, но делает ее почти полной копией феодальной структуры. Соответственно, в такой системе все формы политической конкуренции сводятся к феодальным войнам, не имеющим никакого отношения к современной политической системе, позволяющей обеспечить механизмы экономического роста, основанного на инвестициях и внутреннем спросе. Зато эта система куда более похожа на советскую, сформировавшуюся после смерти политического лидера советских времен Иосифа Сталина.

Бульдоги под сырмаком

На конкурентном политическом рынке, где победитель получает временную монополию на власть, оппозиция может рассчитывать на победу на следующих (неминуемых) выборах. Она ведет борьбу за эту власть, но не войну за место под солнцем. 

Замена политической системы на жесткую административную вертикаль не ведет к ликвидации войны за власть. Эта война принимает форму пресловутой «схватки бульдогов под ковром, о которой ничего неизвестно до тех пор, пока оттуда не вываливается очередной загрызенный насмерть бульдог».

Авторство этой метафоры приписывают Уинстону Черчиллю, который якобы использовал ее для определения советской политической системы. Но Черчиллю не нужны были метафоры для определения советской власти, он и так отлично знал, по каким законам там ведется политическая борьба. Скорее всего, эта фраза была универсальной и могла использоваться для любой политической системы, которая живет по законам вертикали власти. И именно этим объясняется тот факт, что определение «бульдогов под ковром» пережило Советский Союз и продолжает пользоваться успехом в системах, где открытая политика находится под фактическим запретом.

Современный Казахстан - не исключение, а подтверждение этого правила. Ликвидация политического рынка в стране привела к тому, конфликт кланов и группировок оказался скрыт под национальным ковром. Но будучи таковым он стал угрозой национальной безопасности и будущему страны. Об этом говорит политическая история СССР.

Сталин и кланы

Советскую политическую систему обычно представляют в виде жесткой иерархии, на вершине которой размещается лидер, контролирующий все этажи вертикали и расставляющий своих представителей на командные высоты. Это правильное, но далеко не полное представление. Оно не раскрывает наличие в этой властной пирамиде внутреннего клубка взаимоотношений между разными группами, которые можно называть политическими кланами. 

Такие кланы были в СССР с самого момента появления этого государства на политической карте мира. Дело в том, что большевики, захватившие власть в 1917 году, были вынуждены опираться на поддержку национальных меньшинств, которые в поисках национального самоопределения  как никто другой  были заинтересованы в ликвидации имперской системы управления.

Эта поддержка помогла большевикам выиграть гражданскую войну и закрепиться у власти. Но уже очень скорое началась подавление любых попыток национального самовыражения. И к концу 1930-х годов с этим было покончено. Даже самый сильный  кавказский клан  оказался под сильнейшим ударом со стороны своего главного патрона - Иосифа Джугашвили.

Место национальных меньшинств заняли группировки, сколоченные внутри самой административной вертикали. Сталин балансировал эти интересы и уничтожал любые попытки укрепления таких групп. Напомним, что применительно к СССР это означало физическое уничтожение. Но это не останавливало  новые попытки. Формировались такие группы по двум основным принципам - географическому и функциональному. Первый строился на партийной основе - единственном элементе советской системы управления, который сохранил настоящую территориальную автономию.

В полном соответствии с этим принципом - центрами советских кланов были региональные партийные организации. И главной из них стала ленинградская - вторая по своей политической значимости после московской и первая -  по уровню автономии.

Ирония состоит в том, что после нескольких попыток питерская группа все-таки смогла прийти к власти - правда уже после крушения самого СССР и КПСС.

Питерские 1.0

Предполагается, что центром ленинградской партийной автономии был Сергей Киров, который бросил вызов Сталину на 17 съезде ВКП(б) в 1934 году, а затем был убит. В реальности же, независимо от того, кто и зачем убивал Кирова, реальным центром политической автономии ленинградская партийная организация стала при Андрее Жданове, сменившем Кирова на посту ее руководителя.

Местную партийную организацию Жданов возглавлял с 1934 до начала 1945 года. В отличие от своего бесшабашного предшественника он не светился на публичных мероприятиях, предпочитая системную аппаратную работу. И за несколько лет Жданову удалось собрать и расставить на важнейшие позиции в Ленинграде доверенных лиц, а  затем продвинуть их на следующий административный уровень.

Главными направлениями для экспансии стали партийная организация, идеология (которую курировал сам Жданов) и управление народным хозяйством. Последнее стало первым для экспансии - в конце 1930-х годов креатура Жданова Николай Вознесенский возглавил Госплан и фактически замкнул на себя рутинные функции правительства.

Тогда же в Москву переехал Алексей Косыгин, который за несколько лет сделал головокружительную карьеру в Ленинграде. Еще в 1936 году он работал мастером на ткацкой фабрике, в следующем - директором кондитерской фабрики, а в 1938 году - занял пост заведующего промышленно-транспортным отделом Ленинградского обкома ВКП(б). В 1939 году уже в Москве Алексей Косыгин занял пост народного комиссара текстильной промышленности СССР, а в апреле 1940 года был назначен заместителем председателя Совнаркома СССР и председателем Совета по товарам широкого потребления при СНК СССР.

Экспансия ждановской группировки была заторможена началом Великой отечественной войны, но продолжилась сразу после нее. Тогда же сформировался ее партийный фронт. На нем взлетела звезда Алексея Кузнецова - преемника Жданова на посту руководителя Ленинградской партийной организации. Этот пост он занял в 1945 году, а в 1946 году он уже отвечал в ЦК за все кадровые назначения в партийных органах (вместо смещенного на время Маленкова) и курировал по линии партии органы безопасности, прокуратуру (вместо Лаврентия Берии).

Но в 1947 году произошло событие, которое возможно стало роковым в истории ленинградского клана. Иосиф Сталин пригласил в Абхазию к себе на дачу в Рицу Вячеслава Молотова, Лазаря Кагановича, Лаврентия Берию, Георгия Маленкова и Анастаса Микояна и представил им Алексея Кузнецова в качестве своего преемника по партийной линии - энергичного и молодого.

В любой политической системе, выстроенной по принципу административной вертикали, такое заявление равносильно атаке «фас» для всех приглашенных на встречу. Наиболее остро это известие восприняли Берия и Маленков (об этом клане мы расскажем в следующей публикации), которые больше всех пострадали от давления со стороны ленинградской группы. Но при наличии на высшем уровне Жданова, сделать они ничего не могли.

Ситуация изменилась в августе 1948 года. В санатории на Валдае покровитель ленинградского клана умер  после того, как консилиум врачей неправильно поставил ему диагноз, несмотря на протесты рядового врача Лидии Тимашук, которая (правильно) определила у Жданова инфаркт. А  спустя еще несколько месяцев началась расправа над  «ленинградским кланом».

Началась расправа в географическом центре всего клана. В декабре 1948 года руководителей Ленинградской партийной организации обвинили в подтасовках в ходе выборов нового руководства на конференции. Затем в круг обвиняемых включили главного врага - Алексея Кузнецова. Георгий Маленков выдвинул против него и председателя Совета министров РСФСР М. И. Родионова обвинения в том, что они незаконно провели ярмарку в Ленинграде (несмотря на то, что ярмарка была санкционирована постановлением Совета министров СССР).

Затем наступила очередь самого старшего «ленинградца» - Николая Вознесенского. Его обвинили в фальсификации статданных, сняли со всех постов в марте 1949 года, а в конце того же года арестовали.

Всего  по ленинградскому делу было осуждено 214 человек, из них 69 человек основных обвиняемых и 145 человек из числа близких и дальних родственников. 23 человека были приговорены военной коллегией к высшей мере наказания, для чего пришлось даже отменить запрет на смертную казнь, введенный в 1947 году. Кроме того, в период с 1949 по 1952 годы только в Ленинграде и области было освобождено от работы, исключены из ВКП(б) свыше 2 тысяч человек.

С тех пор уже на протяжении полувека не утихают дебаты о том, что в реальности представлял из себя этот клан, кто стоял за расправой над ним и как могли изменить ход советской (и мировой) истории эти люди в случае прихода к полной власти.

Попробуем произвести деконструкцию этого клана.

География клана и родственные связи

Большая часть группы Андрея Жданова действительно представляла выходцев из Ленинграда. Но не ограничивалась этим регионом. Ярким персонажем в «ленинградском деле» оказался Михаил Родионов, который возглавлял Горьковский областной комитет ВКП(б), а на момент ареста занимал пост председателя Совета Министров РСФСР. 

Горьковское происхождение Родионова не случайно. Здесь до своего назначения в Ленинград работал Жданов. Так что Родионов оказался не исключением, а логичным дополнением географического принципа формирования клана. Даже в Советском союзе с его централизованной системой принятия решений, завязанной на Москву, география играла колоссальное значение. Этому во многом способствовала партийная система, которая была организована по географическому принципу и в рамках которой осуществлялся контроль за всей кадровой политикой в регионе.

Партийный принцип в Ленинградской организации дополнялся родственным узами (несколько ведущих участников были связаны родственными связями), но последний никогда не играл системной роли. Это была социальная сеть людей,  расставленных на посты по политическим принципам.

Внутренняя политическая линия

Главным спорным моментом во всей истории «ленинградской группы» является наличие у нее определенной идеологии. В качестве таковой обычно называют ставку на создание российской компартии и в целом усиление роли РСФСР в составе Советского Союза, а также смещение приоритетов в экономике на производство товаров народного потребления.

В ставке на создание реальных российских политических институтов «ленинградцев» обвиняли следственные органы. Но сейчас такие обвинения говорят скорее в пользу того, что никакой идеологии не было. А была лишь заурядная борьба за лучшее место под солнцем при диктаторе.

Тем не менее, в архивах сохранились материалы о подготовке к созыву XIX съезда партии в 1947-1948 гг., где предполагалось принять новую партийную программу и внести изменения в Устав ВКП(б). Этот съезд действительно состоялся, но существенно позже - уже в 1952 году и проводили его совершенно другие люди (с отчетным докладом выступил Маленков). А новую программу («построения Коммунизма») КПСС приняла лишь спустя десять лет - в 1961 году. И первая и вторая задержки отражали наличие очевидного кризиса - как в партийной организации, так и в идеологии партии. 

«Русский вопрос» в идеологии «ленинградцев» проявляется исключительно в воспоминаниях, которые были записаны существенно позже и принадлежат третьим лицам. Зато здесь есть другая - косвенная связь. Дело в том, что первым вопрос о том, что «хватит кормить СССР и пора исключать из состава Советского Союза некоторые республики», поднял никто иной как Анатолий Собчак - духовный отец уже нынешнего клана из северной столицы.

Связь времен

Анатолий Собчак появился на политической арене благодаря поддержке Михаила Горбачева, который, в свою очередь, оказался у власти благодаря поддержке двух человек, связанных со Ждановым и его группой. Это были Юрий Андропов и Михаил Суслов. Первый был выходцем с Северо-Запада, второго выдвинул на идеологический Олимп сам Жданов. 

Но эти связи имели гипотетическое влияние на события нашего времени. Куда более интересна  политическая биография Алексея Косыгина - яркого представителя «ленинградской группы», который в 1948 году уже успел занять пост министра финансов, вытеснив всемогущего Арсения Зверева.

Расправа над «ленинградцами» не уничтожила Алексея Косыгина. Он сумел не только защититься, но и вернуть себе место на политическом Олимпе, а в 1964 году, в результате отставки Никиты Хрущева (одного из членов группы Георгия Маленкова), занять пост главы правительства. После чего в стране начались предприниматься попытки внедрить элементы самостоятельности в принятии директорами решений, основанных на рыночных принципах.

Означает ли это, что Косыгин пытался реализовать ту саму программу, которую «ленинградский клан» готовился реализовать в конце 1940-х? Это остается предположением.

Сталин и большая политика

Независимо от того, насколько серьезной были идеологическая платформа у «ленинградцев», главным двигателем этого клана было, конечно, завоевание места в высшем эшелоне власти. Однако не на самой ее вершине. Напомним, что именно это обстоятельство является решительным отличием демократических систем от административных. И именно поэтому вряд ли можно свалить вину за уничтожение ленинградского клана на его конкурентов из числа сталинского окружения.

Строго говоря, впоследствии Маленков утверждал, что действовал по приказу Сталина. Этим словам можно не доверять, но в то же время трудно представить себе, как на глазах у диктатора устраивают физическую расправу над человеком, которого он только что представлял в качестве своего преемника. Так что логично предположить, что Сталин сам отдал приказ об уничтожении усилившейся группы. Ничего личного, только так называемая реалполитик.

Об этом стоит всегда помнить тем, кто в наше время пытается выстроить сильную позицию рядом с диктаторами нынешними.

ОТ РЕДАКЦИИ

Очень похоже, что в Казахстане следует ожидать повторения внутриполитических процессов, имевших место в СССР в последние годы жизни автократов Иосифа Сталина и Леонида Брежнева. Пиком первых стали массовые репрессии начала 50-х гг., включая «Ленинградское дело» и дела военных, вторых - резонансные уголовные дела Щелокова, Медунова, «Хлопковое дело» и т.д. Независимо от того, кем были выдвинуты обвинения и насколько эти обвинения являлись обоснованными, они помогли тем, кто в итоге захватил верховную власть в СССР, разгромить своих оппонентов и отодвинуть конкурентов.

В этой серии публикаций мы не станем проводить параллели между событиями конца 40-х - начала 50-х годов  ХХ века в Советском Союзе и тогдашними политическими кланами в Кремле, и тем, что происходит в последние  годы в Казахстане, и кланами в Акорде. Просто хотим привлечь внимание к тому, что человеческая природа не меняется, поэтому, понимая прошлое, можно лучше предсказать то, чего следует ожидать в будущем.

3 комментария

  1. Эмир

    Пусть жрут друг друга. Обессилят, и тогда находящийся в тени игрок придет к власти.

  2. Ильхан

    Нам поможет только люстрация. Это болезненно. Будет временами не процессуально. Но это НЕОБХОДИМО! пример Грузии только нам и поможет.

  3. Альнур Мусаев

    Алексей, вы как всегда не в бровь а в глаз. Прочитал как репортаж из архива КГБ о тех временах. В Казахстане происходит то же самое. Достаточно вспомнить разгром группировки силовиков Мусаева-Алиева в 2001 году.

    Успехов вам Алексей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *