Зачем плыть против течения?

7 сентября 2018 года  Forbes.kz опубликовал материал под названием «Мурат Темирханов: Нацбанк боится укрепления тенге к рублю», в котором   «известный казахстанский экономист, и.о. председателя правления АО «Halyk Finance» рассуждает о падении курса тенге».

Ранее  Halyk Finance в своем комментарии к сохранению Национальным банком РК базовой ставки заявил о ничем не обоснованном обесценении тенге и обвинил его в бездействии. В публикации же  Forbes.kz  наиболее интересным является изложение дискуссии, состоявшейся у экспертов с представителями регулятора.

Процитируем сказанное Темирхановым (выделения сделаны нами):

«На этой встрече дискуссия в основном крутилась как раз вокруг больной темы – курса нацвалюты. В принципе, у Нацбанка один главный аргумент по поводу обесценения тенге. В частности, он говорит, что не только тенге и рубль ослабевают к доллару, но и другие валюты развивающихся стран. В свою очередь, регулятор объясняет такое ослабление валют тем, что повышение ключевых процентных ставок в США привело к оттоку иностранного капитала из стран. Как было сказано одним из представителей Нацбанка, «зачем нам плыть против течения?»

Мурат Темирханов: «полностью не согласен с такой аргументацией». Во-первых, потому что, по его словам, «В Казахстане нет «течения» под названием «отток капитала из развивающихся стран». Во-вторых, потому что в России «обесценение рубля к доллару практически целиком произошло из-за санкций, а не из-за повышения ключевых процентных ставок в США»,   а посему серьезное ослабление тенге в последние дни по мнению его и его коллег никак не обоснованно.

Объяснить падение курса национальной валюты он попытался таким образом:

«На последней встрече специалистов Нацбанка с экспертами со стороны регулятора косвенно, через различные пояснения, прозвучала такая мысль: ему не важно, насколько ослабеет тенге к доллару, но его беспокоит то, что тенге укрепится к рублю. В частности, на встрече два руководителя ключевых департаментов Нацбанка приводили пример конца 2014 и начала 2015, когда тенге значительно укрепился к рублю и почти весь Казахстан ринулся в Россию скупать резко подешевевшие товары.

Другой руководитель департамента Нацбанка под моим постом в Facebook напрямую написал: «А насчёт гипотезы привязки к рублю - так мы к России привязаны в принципе, у нас 40% импорта оттуда. И если курс тенге к рублю укрепится, то эта цифра будет больше, а ВВП и всё остальное, с ним связанное, меньше».

В результате Мурат Темирханов пришел к следующему выводу:

«Я думаю, что именно из-за того, что Нацбанк боится укрепления тенге к рублю, тенге слабеет вслед за рублём в противоречии с фундаментальными факторами, сложившимися в Казахстане. Такое нелогичное поведение курса тенге к доллару снова усилило девальвационные ожидания, что уже хорошо видно по августовским ежемесячным опросам, которые проводит регулятор. Я уверен, что по результатам сентября девальвационные ожидания ещё больше вырастут. Это будет очень плохой тенденцией, поскольку рост девальвационных ожиданий означает одно: снижение доверия к нацвалюте и политике Нацбанка, что в конечном итоге плохо скажется на всей экономике».

Представляется, что в данном случае и.о. председателя правления АО «Halyk Finance» не прав, во-первых, приписывая Национальному банку РК боязнь укрепления тенге к рублю, во-вторых, объясняя ею ослабление тенге к доллару США вслед за российским рублем. 

Ошибку эту легко объяснить тем, что он как финансист-профессионал подходит к вопросу с технической точки зрения и, поскольку фундаментальных причин для ослабления казахстанской национальной валюты не видит, то пытается найти иную, субъективную причину происходящему, предпочитая, как обычно бывает в таких случаях, возложить вину за происходящее на государство, а конкретно – на Национальный банк РК.

Между тем, по нашей оценке, в данном случае Национальному банку РК можно верить – тенге как валюта государства с развивающейся экономикой оказался в поле воздействия внешних для него негативных политических и экономических процессов. Величина этого воздействия определяется главным образом качественным состоянием той или иной экономики и государственных финансов. Поэтому, похоже,  представители Национального банка РК в этот раз говорили чистую правду, когда отвечали на претензии экспертов: «Зачем нам плыть против течения?».

Тем более что ослабление тенге, как, впрочем, и российского рубля, для государственного бюджета стран, в которых велика доля сырьевых отраслей, в частности нефтегазовой промышленности, и значительная часть ВВП и экспорта приходится на нефть и газ, парадоксальным образом укрепляет государственные финансы.

В этих условиях попытки предотвратить (остановить) ослабление национальной валюты не просто опасны, поскольку ведут к растрате валютных резервов, но и бессмысленны с экономической точки зрения. Напомним, что поддержка тенге Национальным банком РК в 2014-2015 гг., стоившая республике порядка 40 миллиардов долларов США, преследовала цели исключительно политические – обеспечить внутриполитическую стабильность до и после досрочных президентских выборов.

2 комментария

  1. Ильдар

    ЦБ давно уже только то, что скажет Ак Орда делает. То, что в интересах Семьи и олигархов. Казахский народ давно им не нужен. Только как рабская сила.

  2. Ахмат

    А зачем что либо делать?? Что вообще нацбанк делает и контролирует??? Обслуга Семьи и все.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *