О рейдерстве элиты и транзите власти

Тот факт, что Нурсултан Назарбаев будет возглавлять Казахстан до последнего вздоха, теперь осознали практически все и внутри страны, и за ее пределами. Однако вопрос, почему он, в отличие от  Бориса Ельцина и Владимира Путина, не может себе позволить уйти на пенсию или хотя бы уступить президентское кресло доверенному человеку, оставшись просто «лидером нации», остается без ответа.

Очевидно, что подобное системное решение имеет, помимо обычной жажды власти и абсолютного недоверия к кому-либо, серьезные обоснования. Одним из таких обоснований является незавершенность процесса первоначального накопления капитала в Казахстане.  Завершение же последнего возможно только тогда, когда  оно, несмотря на всю свою несправедливость,  будет признано и элитой, и основной массой населения. Лишь тогда частная собственность в стране станет   неприкосновенной не только на словах и бумаге, но и де-факто.

Проблема однако в том, что этому противодействует чересчур многое, начиная от несогласия со стороны основной массы казахстанцев с тем,  что меньшинство вдруг стало богатым, а они нет, до произвола самой Акорды и ее отдельных представителей в отношении чужой собственности.

Если с первым все понятно, просто требуется продолжительное время, чтобы ушли поколения казахстанцев, еще помнящие советские времена, когда все были одинаково небогатыми, хотя бы и формально,  развилась национальная экономика и серьезно выросла доля среднего класса, а люди привыкли к рыночной экономике и начали в ней «плавать»,   то со вторым  проблема выглядит намного сложнее.

Дело в том, что нынешняя казахстанская правящая элита считает, что имеет негласное право перераспределять чужие активы  согласно своим интересам.

Например, все политические оппоненты Акорды, кроме свободы, а иногда и жизни, в ходе противостояния всегда теряли  свое имущество. При этом зачастую вопреки закону. В качестве примера приведем историю политика Владимира Козлова, осужденного за якобы организацию «жанаозенских» событий 16 декабря 2011 года к 7,5 годам лишения свободы. У него кроме партийных офисов в регионах решением суда было отобрано и единственное жилье в Алматы. И это незаконное решение было подтверждено Верховным судом РК.

То есть репрессирование через лишение имущества (активов) стало нормой для современного Казахстана, и эта мера теперь практически всегда применяется, есть ли для нее основания или нет, в том числе и при межклановых разборках и внутриэлитных противостояниях. Более того, часть правящей элиты, как правило, неконкурентоспособная как предприниматели и поэтому крайне заинтересована в сохранении такой практики.

В качестве примера здесь можно привести Болата Назарбаева, родного брата «лидера нации», чьи приобретения за бесценок чужого имущества стали уже притчей во языцех. По нашей информацией, последним таковым активом стал ресторанный комплекс «Данияр» недалеко от поселка Бесагаш в Талгарском районе Алматинской области, то есть Болат Абишевич вышел за пределы «своего» Карасайского района.

Признанию первоначального накопления капитала в республике препятствует и то, что значительная часть нынешних собственников бизнес-структур активно использует свой властный потенциал и (или) соответствующие родственные связи в конкурентной борьбе на рынке. Это явление стало настолько массовым, что воспринимается в стране как норма. Более того, с нею не борются, поскольку она остается невидимой для закона.

Между тем из пяти крупнейших компаний – подрядчиков, принимающих участие в возведении объектов выставки   «ЭКСПО – 2017», по крайней мере три негласно контролируются членами семьи Нурсултана Назарбаева или его ближайших соратников. Именно подобная практика приводит к тому, что и казахстанский бизнес в своей массе не рассматривает свои, а заодно и чужие активы, как неприкосновенные.

Таким образом, авторитарная политическая система и «суперпрезидентская» вертикаль  это не просто воля одного человека, а единственно жизнеспособный в наших условиях механизм защиты капиталов (имущества), которые правящая элита получила (захватила, присвоила) после развала социалистической системы.

Слабость его заключается в том, что как только Назарбаева не станет  и вместо него в президентское кресло сядет другой человек, в Казахстане немедленно начнется новый этап перераспределения активов. Во-первых, потому, что новый «лидер нации» будет иметь свои предпочтения и интересы, во-вторых, потому что такого передела жаждут многие в элите.

 

 

Что касается механизма передела капиталов (собственности, активов), то он вполне отработан – уголовные дела с последующей конфискацией имущества, теневые соглашения, рейдерство, занятие тех ключевых позиций в государственном аппарате, которые позволяют «зарабатывать», и так далее. Противостоять этому современное казахстанское государство не способно в принципе и, более того, даже не собирается.

В этих условиях борьба с коррупцией, которую в очередной раз объявил глава государства, это всего лишь попытка отвлечения внимания  от куда более важных вещей – в частности факта, что неприкосновенность частной собственности в стране весьма условна и распространяется только на то, что не представляет интереса или слишком проблемно для захвата.

5 комментариев

  1. Тимур

    Окружение Назарбаева считает бизнес в стране своей вотчиной. Но раньше отбирали у «крупняков», а теперь не брезгуют и «мелочевкой». Стоит кому-то поднять голову выше плинтуса – сразу в оборот берут.

  2. Марлен

    Все так. Примеров до фига – Туржанов, Джакишев, Аблязов. Помню, было дело молдавского бизнесмена, Казахстан даже проиграл по нему в международном суде.

  3. Адвокат

    Не идеализирую нынешнюю политическую систему.но задаюсь вопросом: почему она находится в состоянии более-менее устойчивого равновесия, в чем причина ее долголетия?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *