По поводу будущих протестов

В Казахстане уже который день продолжается так называемая «контртеррористическая» операция, и конца ей пока не видно.  Общее число задержанных в стране составляет только по официальным данным уже порядка десяти тысяч человек.

Но верить этим официальным данным точно не стоит, поскольку они формируются самими силовиками и основаны на документах, которые они же составляют, причем в подавляющем большинстве случаев у задержанных нет адвокатов, как нет и возможности связаться с родственниками и попросить у них помощи.

Поэтому к этим десяти тысяч задержанным следует прибавить еще в несколько раз большее число казахстанцев и иностранных граждан, которых силовики остановили, допросили, изучили фото и видео на их телефонах. Причем сделали это с применением физической силы или же вынудили их заплатить  за свое освобождение.

Судя по постам в социальных сетях, такая практика в январе текущего года практикуется повсеместно. Да, этих людей потом отпустили, и поэтому они не попали в статистику, но сам факт репрессий налицо.

В связи с этим общее число пострадавших (и не имеет значения, были ли основания для их задержания) уже исчисляется десятками тысяч человек. Если к ним прибавить родственников и друзей, погибших и задержанных, то общее число тех, у кого появится еще одно основание не любить (ненавидеть) казахстанское государство и людей, которые его представляют, по итогам январского «взрыва» протестных настроений точно превысит 100 тысяч человек.

Причем значительную часть последних составят жители Алматы и окружающих ее населенных пунктов Алматинской области.

По оценке KZ.expert, основанной на знании того, как «суперпрезидентская» вертикаль относится к гражданам, которых она  подозревает в нелояльности, подобная практика приведет к тому, что очень скоро в стране появятся если не сотни, то точно десятки тысяч изгоев.

И многим из них придется в буквальном смысле этого слова выживать, потому что к их текущим проблемам вроде отсутствия работы, постоянного заработка, своего жилья добавятся как официальные, так и неофициальные ограничения, давление на них и родственников, невозможность взять кредиты, открыть счета в банках, сделать платежи и многое другое.

Именно поэтому мы с уверенностью можем прогнозировать, что нынешний произвол авторитарной политической системы и «суперпрезидентской» вертикали (не важно, кто ее олицетворяет – Нурсултан Назарбаев или Касым-Жомарт Токаев) неизбежно в разы увеличит число протестно настроенных казахстанцев.

Причем мы ожидаем, что среди них резко увеличится число людей, которые будут способны не только противостоять силовикам или атаковать правительственные здания, но и собирать группы единомышленников и управлять всем процессом. Почему? Потому что многие скоро пройдут школу ненависти в казахстанских местах лишения свободы. И если сейчас в списке экстремистов и террористов числится от одной до двух тысяч человек, то лет через пять их число наверняка превысит десять тысяч, а то и больше.

При этом нужно четко понимать, что у каждой из трех основных групп участников январского «взрыва» протестных настроений будет своя дорога на Голгофу и обратно с нее в общество.

Те, кто выходил на мирные протесты и действовал соответственно своим убеждениям, имеют больше шансов на «выживание». Не столько потому, что их судьбой озаботился президент РК Касым-Жомарт Токаев, сколько потому, что они могут рассчитывать на поддержку общества.

Правда главным образом на поддержку в социальных сетях, но и это уже много. Акорда и Библиотека так обеспокоены вниманием всего мира к событиям в стране и боятся, что имидж Казахстана рухнет окончательно, что, пусть и нехотя, со скрипом, но будут реагировать на жалобы родственников и обращения адвокатов.

Вторую часть задержанных и в будущем осужденных составляют те, кто принимал непосредственное участие в нападениях на силовиков и захватах правительственных здания, использовал оружие и вел за собой толпы грабителей.

Они в большинстве своем также относительно успешно «выживут», поскольку не вели видео и фотосъемок собственных действий сами и препятствовали это делать другим. Так что установить их, найти и доказать их вину будет намного сложнее, чем схватить обычного человека, который снимал все, что видел, и которому не повезло попасться в руки силовиков.

По нашей оценке, даже если их посадят за решетку, эта категория лиц не будет испытывать больших проблем ни в местах лишения свободы, ни после того, как они освободятся. Не будут по той простой причине, что им всегда обеспечена поддержка их соратников и единомышленников.

Более того, именно эта категория лиц в последние годы все чаще и чаще доминирует в казахстанских местах лишения свободы. Просто в силу того, что они немедленно объединяются там и готовы отстаивать свои интересы в противостоянии как с администрацией, так и криминальными элементами. И, кстати, часто побеждают последних.

Основную же часть нынешних подозреваемых и будущих осужденных составят те, кто принял участие в разграблении захваченных второй группой административных зданий, а также торговых центров, магазинов, предприятий общественного питания и аэропорта в городе Алматы.

Именно эта категория лиц, по нашему мнению, окажется наиболее уязвимой к произволу силовиков, и по этой причине с большей вероятностью окажется за решеткой.

А вот там им придется очень сложно, поскольку они террористы только на бумаге. Чтобы выжить, им придется выбирать между тем, чтобы стать обычными осужденными, которых третируют надзиратели и криминальные элементы, или присоединиться к сторонникам радикальных религиозных сект. Тех самых, что превратили мирные протесты в вооруженное противостояние с властями.

Мы не возьмемся предсказывать, сколько сторонников прибавится у радикалов, но их число точно будет исчисляться тысячами.

В результате через несколько лет, скажем, начиная с 2025 года, в стране сформируются две «армии» тех, кого сама авторитарная политическая система и «суперпрезидентская» вертикаль закалила сначала волной откровенных репрессий, а потом и отсидками в колониях – сторонников мирных протестов и сторонников радикальных действий.  

При этом очень важно, что Казахстан находится в центре континента и рядом с ним нет государств, где лица, преследуемые властями по политическим мотивам, могли бы найти убежище относительно легко.

Так, в Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане и Азербайджане казахстанцев точно не ждут, а в Кыргызстане им будет опасно, поскольку казахстанские спецслужбы там оперируют почти как дома. В Россию этих людей, может быть, и пустят, но убежища точно не предоставят.

Даже Украина, которая вроде после революции 2014 года взяла курс на Запад и демократию, отнюдь не приветствует казахстанских политических беженцев. К примеру, самый известный из них, бывший лидер партии «Алга» Владимир Козлов уже третий год не может получить там убежища – похоже, или казахстанские деньги там авторитетнее, или Киев не хочет портить отношения с Акордой. Так что остается разве что Грузия, но и там выжить без денег невозможно.

Все это говорит за то, что решить проблему избытка активных граждан по белорусскому варианту – с помощью их изгнания или стимулирования их бегства за рубеж у Акорды не получится.

А это в свою очередь означает, что сейчас «суперпрезидентская» вертикаль, повторяя репрессии, которые она творила в Жанаозене в 2011–2012 гг., своими руками закладывает новую «мину», которая наверняка взорвется.  Так же, как в январе взорвалась та, что была заложена десять лет назад.

Фото https://t.me/milinfolive


3 комментария

  1. ХК

    Не будет поводов для протестов, если Президент и вместе с ним мы все сами будем последовательно развивать реформы госуправления и наращивание по всем направлениям конкурентные преимущества Казахстана. Только так и никак иначе!

  2. Прохожий

    XK, Президент номинальный, чисто технический. Голоса ему нарисовал 01 и посадил в кресло тоже он.
    Мы сами? Население не принимает участие в госуправлении, даже протесты жестоко подавляются.
    А какие у Казахстана конкурентные преимущества и кто будет развивать, когда население толпами уезжает? Квалиф. спецы, врачи уезжают.
    Появился лучик надежды в январе, что начнётся формироваться гражданское общество.

  3. ХК

    Прохожий, вот и я об этом лучике надежды, который надо развивать, в том числе и на основе формирования гражданского общества, что само по себе непростой процесс в динамике и по масштабу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *