Любопытные цифры борьбы с коррупцией

18 июня 2021 года Агентство РК по противодействию коррупции в очередной раз отчиталось о своей деятельности и успехах. Обычно подобные пресс-релизы хотя и перепечатываются медиаресурсами, однако особого интереса в обществе не вызывают. Причина скорее всего в том, что борьба с коррупционерами давно превратилась в стране в повседневную рутину.

Наше внимание в пресс-релизе под названием «Антикоррупционной службой за истекший период 2021 года зарегистрировано 754 досудебных расследовании» привлекли не перечисленные в нем уголовные дела и судебные приговоры, а данные статистики. Они исчерпывающе объясняют, почему борьба с коррупцией стала в Казахстане рутиной.

Поскольку на момент подготовки данного материала пресс-релиз на сайте агентства еще отсутствовал, процитируем его по перепечатке     (выделения сделаны KZ.expert):

«Антикоррупционной службой за истекший период 2021 года зарегистрировано 754 досудебных расследовании, 671 из которых направлены в суд.

По указанным уголовным делам задержано 85 должностных лиц, применена мера пресечения "содержание под стражей" в отношении 79 лиц и "домашний арест" в отношении 20 лиц».

«За указанный период по коррупционным уголовным делам всего осуждено 391 лицо, 95 лиц осуждено за получение взятки, 178 за дачу взятки, 52 за мошенничество, 22 за хищения, 25 за злоупотребление должностными полномочиями, 8 за превышение власти или должностных полномочий и т.д.

К лишению свободы осуждено – 104 лица, ограничение свободы – 38 (остальные к условным срокам и с отсрочкой отбывания наказания - 6), к кратным штрафам – 241, на общую сумму кратных штрафов – более 1,3 млрд. тенге (1 285 385 579 тенге).

Дополнительные меры наказания применены в отношении 456 лиц (в отношении одного лица могут быть применены несколько доп. мер наказания): 374 лиц - лишены права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, 78 - лишены специального, воинского или почетного звания, классного чина, дипломатического ранга, квалификационного класса и государственных наград, 4 – осуждены с конфискацией имущества».

Если разделить количество зарегистрированных с начала 2021 года досудебных расследований на число задержанных за тот же период должностных лиц, то получится в среднем один человек на каждые 9 досудебных расследований. При этом санкциям «содержание под стражей» и «домашний арест» всего подвергнуто 99 человек, то есть в среднем 1 человек на каждые 7 уголовных дел, направленных в суд. Нужно, конечно, помнить, что в каждом досудебном расследовании или уголовном деле обычно два и более подозреваемых или обвиняемых.

Идем дальше. Всего за период с начала года в Казахстане был осужден 391 человек. Примем эту цифру за 100%. Тогда получается, что к лишению свободы были приговорены 26,6% осужденных, ограничению свободы - 9,7%, условным срокам и с отсрочкой отбывания наказания – 1,5%, кратным штрафам – 61,6%. Если сложить эти проценты, то получится цифра 99,4%, но это не наша вина, а, видимо, ошибка авторов пресс-релиза, которые где-то «потеряли» двух человек.

При этом 241 человек, приговоренный к выплате кратных штрафов, должен заплатить государству за свои прегрешения 1285385579 тенге, то есть в среднем по 5,3 миллиона тенге. Это, по нашей оценке, более чем милосердно. И вершина мягкости закона - к конфискации имущества был осужден только один человек из каждых ста!

Из вышеприведенных цифр следует вывод, что хотя казахстанское государство и преследует коррупционеров, но при этом относится к ним по-доброму. Согласитесь, если бы государственные служащие, ставшие коррупционерами, знали, что их имущество будет конфисковано полностью, независимо от источников их образования, а сидеть за решеткой придется долго, то многие из них задумались бы: стоит ли им так рисковать?

Но риски у коррупционеров в Казахстане на сегодняшний день минимальны, потому что:

а) за решетку отправляется только один человек из каждых четырех пойманных за руку и привлеченных к уголовной ответственности,

б) теряет свое имущество только один человек из каждых ста,

в) средний размер штрафа составляет 5,3 миллиона тенге или порядка 12,5 тысяч долларов США.

Поэтому, похоже, взяточничество и превратилось в стране в обычный бизнес.

Конечно, Акорда вместе с Библиотекой наверняка будут это категорически отрицать, но лично мы подозреваем, что они заключили негласное соглашение с  клерками квазигосударственных структур и чиновниками. И в рамках этого соглашения первые делают вид, что активно борются со взяточниками, дабы завоевать поддержку населения, а вторые молча соглашаются с тем, что с ними борются.

Неудивительно, что в общественном мнении государственная служба стала тем, чем хотят заниматься многие. Это ведь, пожалуй, самый доходный бизнес в Казахстане, пусть и не законный. Зато у ячиновников и клерков квазигосударственных структур есть возможность отделываться легким испугом и выплатой части украденного.    


5 комментариев

  1. Баке

    Коррупция - это, конечно, бич и позор нашей страны.
    Но судить и пытаться делать анализ, особенно "кривой" анализ, на основании пресс-релиза - это не совсем корректно. Вернее, совсем некорректно.
    Да, пресс-релиз вызывает больше вопросов, чем дает ответы. Ну тогда и сделайте запрос, чтобы уточнить данные или проведите свое исследование, но не рисуйте кривые картины.
    Почему я считаю анализ кривым:
    - Нигде не указано сколько из этих 391 человек являются госслужащими;
    - Считать взяточниками 178 человек привлеченных как взяткодатели - тоже неверно;
    - Не известно кем являются эти 178 человек: госслужащие, посредники или обычные граждане, которые потеряли наджеду на решение своих вопросов без взятки;
    - Не ясно, сколько человек из числа задержанных, арестованнях и отправленный под домашний арест являются госслужащие, а сколько там посторонних граждан;
    - и т.д.

  2. это п-пец

    Взятка без злого умыла - не взятка? Видео с совещания в Акорде от 23 июня завирусилось в соцсетях

    Сейчас в Instagram и Facebook широко обсуждают вот этот фрагмент, в котором Токаев говорит:

    "Как я уже говорил, если госслужащий ошибся при принятии решения, при этом не преследуя злого умысла похитить бюджетные средства или незаконно обогатиться за счет взятки, он не должен привлекаться к уголовной ответственности. В противном случае мы парализуем госаппарат".

    Он отметил, что в орбиту уголовного преследования должны вовлекаться чиновники, которые намеренно пошли на совершение коррупционных преступлений.

    https://t.me/bessimptomno/1750

  3. все на борьбу с коронавирусом!

    В Алматинской области медработники давали взятки начальству за возможность работать в ковидной зоне.

    Полученными надбавками они делились с главврачом и его заместителями.

    https://t.me/antikornews/4139

  4. Данияр Ашимбаев



    В декабре 2013 года Нурсултан Назарбаев учредил новый профессиональный праздник – День государственного служащего, намеченный на 23 июня. Это должно было лишний раз стимулировать работников государственного аппарата работать лучше.

    И первый президент, и действующий глава государства, и правящая партия "Нур Отан" неоднократно ставили цель – повысить качество работы отечественного чиновничества, преодолеть коррупцию, непотизм, злоупотребления, обеспечить эффективную обратную связь, в общем – модернизировать «прежнего» чиновника (от бастыка до простого клерка) в эффективного государственного служащего.

    Эта борьба сквозной линией проходит через всю новейшую историю Казахстана. В декабре 1995 года был принят указ президента, имеющий силу закона, «О государственной службе». Осенью 1997 года была создана система дисциплинарных советов, а через год – создано Агентство по делам государственной службы. Летом 1998 г. был принят закон «О борьбе с коррупцией». Не было месяца, когда бы не принимались новые нормы и правила, вводились новые реформы. Вводились конкурсные процедуры отбора, совершенствовались институты. Только перечень принятых нормативно-правовых актов может занять солидный томик.

    Но вот была ли достигнута эффективность?

    С одной стороны, процесс набора чиновников был серьезно демократизирован, введены квалификационные требования, налажена система стажировок и ротаций, посажено столько чиновников всех рангов, что даже дурак должен понять, что воровать на госслужбе очень и очень сложно. С другой – коррупция, непотизм и неэффективность, переходящая порой в откровенный саботаж, модернизировались вместе с аппаратом.

    Как уже не раз отмечалось, что основными проблемами государственного управления являются некачественное планирование (не считая постоянных корректировок планов), нестабильность институтов и правил игры, а также отсутствие контроля. Это серьезным образом дезориентирует даже тех государственных служащих, которые пришли в систему управления не воровать, а работать, приносить пользу обществу и государству.

  5. Данияр Ашимбаев

    В самом деле, если взять только основные НПА, касающиеся госслужбы, то в закон «О борьбе с коррупцией» правки вносились 33 раза, в сменивший его закон «О противодействии коррупции» – 16 раз, в закон «О государственной службе», принятый в 1999 г., – 26 раз, а в обновленную версию 2015 г. – уже 22 раза. Закон 2000 г. «Об административных процедурах» правился 41 раз, а закон 2007 г. «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» – 19 раз. В минувшем году последние два закона сменил Административный процедурно-процессуальный кодекс, и уже в году нынешнем в него дважды вносились правки. Понятно, что каждый раз правки вносились для модернизации, улучшения, повышения качества, эффективности и т.д.

    Но в таком объеме это и называется постоянным изменением правил игры. Взять к примеру отмененный в этом году институт ответственных секретарей. За 13 с лишним лет существования этой должности не был реализован основный смысл реформы – несменяемость. Ведь первый ответсек сменил работу уже через 4 месяца посла назначения. Еще одним штрихом является то, что при постоянном уточнении полномочий, в законе так и не был предусмотрен механизм замещения должности в случае отсутствия ответсека по тем или иным причинам. Про «корпус А», почти канувший в Лету в минувшем году, вообще можно промолчать.

    В 1996 г. правительство вводило рейтинговую систему деятельности акимов областей и Алматы по проведению реформ в регионах, которую в 2000 г. сменила «рейтинговая системе оценки социально-экономического положения областей, городов Астаны и Алматы». Но просуществовала она всего полтора года. В 2010 г. указом президента была введена «Система ежегодной оценки эффективности деятельности центральных государственных и местных исполнительных органов областей, города республиканского значения, столицы». За 10 лет документ правился 26 раз.

    В 2009 г. президент утвердил Систему государственного планирования (9 правок), которая была отменена в 2018 г. в связи с тем, что вопрос был передан в компетенцию правительства (новая система государственного планирования была принята в 2017 г. и менялась в году нынешнем). Правительство, кстати, в 2007 г. приняло «Концепцию по внедрению системы государственного планирования, ориентированного на результаты», но в 2014 г. отменило.

    С ориентированностью на результаты дела обстоят, как видим, в принципе весьма печально.

    Летом 2019 года вновь было создано Агентство по делам госслужбы (оно за эти годы побывало и министерством, и в составе объединенного с финполом агентством) и образован отдел государственного управления в президентской администрации. Президент Токаев поставил ряд серьезных задач по повышению качества работы госслужащих, в том числе введения факторно-балльной шкалы оплаты их труда. Но реформы так никто и не увидел, зато в «национальных приоритетах» появилась такая мысль: «Оценка эффективности деятельности государственных служащих будет привязана к стратегическим целям и задачам, декомпозированным на основе теории перемен». Она не так бессмысленна, как кажется. Напротив, этот тезис, основанный на бессмысленности каких-либо оценок, когда планы так не стабильны в этом бушующем мире, очень дополняет другой, не менее популярный среди чиновничества в последние годы. О нежелательности смены коней во время переправы.

    Осталось решить только один вопрос: как заставить этих самых коней аккуратно, своевременно и качество перевозить грузы, а не торговать ими на договорных тендерах, развлекая себя попутно китайской философией и японской поэзией?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *