Стрельба из пушки по воробьям

13 ноября 2020 года президент РК Касым-Жомарт Токаев подписал указ, который, казалось бы, имеет достаточно революционный характер. Но по большому счету это стрельба из крупнокалиберной бюрократической пушки по воробьям.

Указ за номером 447 имеет длинное и скучное название: «О внесении изменений и дополнений в указы Президента Республики Казахстан от 29 декабря 2015 года №152 "О некоторых вопросах прохождения государственной службы" и от 22 июля 2019 года №74 "О некоторых вопросах Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции (Антикоррупционной службы)».  

Что любопытно – данный документ на официальном сайте Акорды отсутствует. Причины, по которым администрация главы государства решила не размещать его у себя, нам не известны. Желающим ознакомиться с его содержанием детально рекомендуем поискать его в Интернете или воспользоваться  этой ссылкой. Тем же, хочет сэкономить время, предлагаем  пресс-релиз с комментарием Агентства РК по делам государственной службы (выделения   сделаны KZ.expert):

«Главой государства 13 ноября т.г. подписан Указ, предусматривающий внесение изменений в некоторые акты в сфере госслужбы.

Так, впервые введен институт ротации политических служащих (ранее ротация применялась только к административным служащим). Политические служащие будут ротироваться каждые четыре года со дня их назначения на занимаемую должность.

При этом по решению руководителя соответствующего госоргана срок пребывания политического служащего на занимаемой должности может быть продлен на два года. Последующее же продление на два года будет возможно только по решению Национальной комиссии по кадровой политике при Президенте.

Таким образом, максимально допустимый срок пребывания политических служащих на занимаемой должности не будет превышать восьми лет.

Институт ротации политических служащих будет введен с 1 января 2021 года.

Также данным Указом внесены дополнения в порядок ротации служащих корпуса "Б". Так, введена межрегиональная ротация руководителей управлений акиматов (ранее их ротация была возможна только в пределах одного акимата). При этом подобная ротация будет проводиться по согласованию с Агентством в целях недопущения в акиматах командных перемещений.

Кроме того, введена добровольная ротация служащих корпуса "Б", не менее трех последних лет занимающих определенные руководящие должности, в том числе работающими в разных госорганах. При этом подобная ротация будет возможна только в иную административно-территориальную единицу».

По оценке KZ.expert, все вышеназванные изменения достаточно революционны и наверняка вызовут много разговоров, если не волнений в среде государственных служащих. Другое дело, что в рамках авторитарной политической системы политическая (или частная, но на высшем уровне) необходимость всегда имеет приоритет над необходимостью соблюдать законность и порядок.

Железобетонное подтверждение  этому - тридцать лет правления первого президента РК и «лидера нации» и то, как Нурсултан Назарбаев более чем вольно обращался с Конституцией и законами республики, в нужный момент обходя их или просто забывая об их существовании.

Именно поэтому мы оцениваем введение института ротации политических служащих, то есть глав министерств и ведомств, акимов областей, городов и районов, их замов, как предвыборный ход Акорды. Его цель - продемонстрировать гражданам, что он «строит» и «дисциплинирует» тех, кем сегодня казахстанцы очень недовольны. Ирония судьбы в данном случае состоит в том, что число чиновников, подпадающих в нынешних сложных условиях под действие законодательных нововведений, будет исчисляться единицами. Так что комментируемый нами указ Токаева это стрельба из крупнокалиберной бюрократической пушки по воробьям.

В завершение подчеркнем, что ротация политических служащих как таковая в современном Казахстане не имеет практического смысла. Ни с точки зрения профессиональной – смысл менять государственного менеджера только потому, что он проработал на какой-то позиции уже четыре года, а значит соответствует этой должности? Ни с точки зрения борьбы с коррупции и злоупотреблениями служебным положением – ведь в Казахстане коррупция и злоупотребления власти произрастают сверху, из Библиотеки и Акорды, так смысл ее пропалывать ниже этого уровня?

А чтобы наш тезис стал понятнее и убедительнее, проиллюстрируем его на личном примере президента РК Касым-Жомарта Токаева.

С точки зрения участия в коррупционных схемах, злоупотребления служебным положением и расхищения государственной (общенародной) собственности он точно не в первых рядах тех, кто «преуспел». Но, тем не менее, вопросы к нему и его прошлому есть, а ответа на них мы так и не услышали. К тому же, сомнения усиливаются тем, что текущий глава казахстанского государства отмалчивается насчет своего нынешнего семейного положения.

Между тем, если верить слухам и нашим инсайдерам, то в настоящее время некоторое отношение к главе государства  имеет госпожа Танысбай Ляззат Муратовна, 1973 года рождения, председатель правления АО РТРК «QAZAQSTAN».

В свою очередь ее брат Танысбай Куат Муратович широко известен в узких кругах как человек, особо близкий к председателю КНБ РК Кариму Масимову (он занимается всеми бытовыми и прочими вопросами жизнедеятельности семьи этого очень влиятельного в республике человека).

Таким образом, два самых влиятельных в стране после Нурсултана Назарбаева политика имеют между собой неформальный канал связи, который, возможно, сейчас не работает (Токаеву и Масимову проще переговорить напрямую), но при необходимости будет немедленно запущен.

И таких неформальных каналов связи в Казахстане – великое множество. И именно они, а не формальные каналы, задействуются, когда необходимо решать те или иные вопросы (особенно коррупционного или незаконного характера).

В этих условиях введение предельного срока пребывания политических служащих на одной должности – как мертвому припарка. Тем более что и обойти ее проще простого – достаточно чиновника, срок пребывания которого на должности истек, перевести на другую позицию на пару месяцев, после чего его можно без проблем вернуть на прежнее место. И все это будет в рамках закона.  


3 комментария

  1. Молчание иногда золото

    Эту Ляззат Танысбай больше знаешь как ведущую, но никак не сильного журналиста-международника. Магистерская выпуская тема никак не связана с журналистокой и это представляет не с лучшей стороны как журналиста. Тема выпускной магистерской работы обтекаемая и выглядит как тема занятий, а не как тема диссертации ( ведь сами пишут громко диссертация, лучше писали бы как тема выпускной работы) профессионала в области журналистики, могла бы связать журналистику и бизнес. Теперь понятно, как она продвигалась по карьере. Когда смотришь и слушаешь передачи многих журналистов зарубежных стран ( в том числе России), да и без них, становится жалко госбюджетных выделенных денег на их обучение.

  2. Баке

    Извиняюсь, что не по теме, но вопрос животрепещущий: кто в нашем государстве следит за тем, чтобы подзаконные акты не подминали и не отменяли действие законов этой страны? Президент, Верховный Суд, Конституционный суд? Просто получается сплошной правовой беспредел, когда каждый министр (начальник департамента и т.п.) издают и утверждают всякие положения. приказы (обязательные для исполнения даже судами), которые напрямую отменяют действие Зконоав Республики Казахстан, принятых президентом РК, Мажилисом и Сенатом РК. Если это норма, когда приказ министра выше закона, то зачем вообщее нужен (особенно дорогой в содержании) Мажилис, Сенат, Конституционный суд? И с каких пор подпись министра, например МЮ или МФ, выше подписи Президента ?

  3. читатель

    Из 1500 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которые казахстанские власти закупили у местных производителей, почти половина оказалась в нерабочем состоянии. Об этом сообщил сегодня, 19 ноября, сенатор Нурлан Кылышбаев.

    «В текущем году были выявлены факты неэффективного использования бюджетных средств. Так, при приобретении за счет средств резерва правительства Министерством индустрии и инфраструктурного развития 1 500 единиц аппаратов ИВЛ у отечественного производителя организациями здравоохранения семнадцати регионов фактически приняты только лишь 831. Причиной непринятия оставшихся 669 аппаратов ИВЛ является их недоукомлпектованность», — рассказал депутат.

    Особенно печально дела обстоят в Жамбылской и Туркестанской областях, где, по информации Кылышбаева, непригодными к использованию оказались все поставленные аппараты ИВЛ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *