Про неудавшийся «развод» и его последствия

Громкую историю о том, как и почему Руслан Мамунов оказался на скамье подсудимых и был затем приговорен к 12 годам лишения свободы, подробно описала костанайская «Наша газета» в публикации «Ахмед вышел..."Метрополя" нет, "Алтынсафа" нет...»  с подзаголовком «Почему родственники экс-акима Костаная обиделись на заместителя акима Актюбинской области?»   

Заканчивалась статья так: «Заседания по этому делу напоминают остросюжетный фильм, снятый в лучших коррупционных традициях и по чисто казахстанскому сценарию, диалоги из которого хоть сейчас можно растаскивать на цитаты. А с теми захватывающими завязками, какие обнародовали участники процесса, страшно предположить, какой может получиться развязка и какие еще громкие фамилии прозвучат в суде. Если, конечно, не появятся очередные «серьезные люди» и богатые дяди...».

Позволим себе в данном случае не согласиться с автором. По нашему мнению, история Руслана Мамунова на остросюжетный фильм никак не тянет – это всего лишь пример неудачного окологосударственного бизнеса. И дальнейшей «раскрутки» обвинительного приговора бывшему заместителю акима Актюбинской области, скорее всего, не будет  - именно сейчас она способна навредить внутриполитической стабильности если не во всей стране, то в регионе. Ведь впереди выборы в Мажилис Парламента РК и маслихаты всех уровней, а в ходе судебных заседаний упоминались экс-судья Верховного суда РК Абай Джамбулович Рахметулин   и некий Мами, скорее всего Кайрат Мами в прошлом возглавлявший Верховный суд РК.

Другое дело, что аким Актюбинской области Ундасын Уразалин, который по звонку сверху  можно сказать «вляпался» в эту историю, скорее всего, потеряет должность после парламентских выборов. Но рассчитывать на то, что он вдруг сообщит прессе и общественности фамилию или хотя бы должность человека, который звонил ему и попросил вмешаться в конфликт его заместителя с родственниками экс-акима Костаная Ахмедбека Ахметжанова, наивно и бесполезно.

Тем не менее, с  внутриполитической точки зрения история Руслана Мамунова важна тем, что в очередной раз подтверждает – в Казахстана неформальное право по-прежнему сильнее формального.  Ведь тот же Ундасын Уразалин после того, как ему стало известно о претензиях к заместителю, должен был немедленно проинформировать о случившемся компетентные органы и отстранить Мамунова от исполнения служебных обязанностей. А родственники Ахмедбека Ахметжанова не имели права искать обходных и тем более преступных путей, чтобы освободить его от наказания или облегчить его. 

Но случилось то, что случилось. И хотя очевидно, что при желании президент РК Касым-Жомарт Токаев или помощник президента РК – секретарь Совета Безопасности РК Асет Исекешев, не говоря уже про Генерального прокурора РК Гизата Нурдаулетова, председателя КНБ РК Карима Масимова и председателя Агентства РК по противодействию коррупции Алика Шпекбаева, могут вмешаться в данную историю и в итоге установить всех задействованных в ней лиц, мы уверены что они этого делать не будут. Просто потому, что это не имеет практического смысла.

Чиновников, которые берут взятки, злоупотребляют служебным положением, расхищают госсредства и  нарушают закон, в стране тысячи. Из этой массы задерживаются и привлекаются к ответственности максимум несколько сотен человек в год. Эти люди и их родственники делают все возможное, чтобы снизить наказание или избежать его вообще. Так какой смысл концентрироваться на ком-то?

Вмешательство тех же Токаева, Исекешева, Нурдаулетова, Масимова, Шпекбаева и так далее в истории, подобные кейсу Руслана Мамунова, имеют смысл и случаются тогда, когда дело касается их самих и членов клана. Или дает возможность нанести удар по врагам и конкурентам.

Эту жизненную правду и это неформальное право понимают в Казахстане все. Более того, они являются неизбежным результатом и обратной стороной авторитарной политсистемы и «суперпрезидентской» вертикали, а их главным архитектором и хранителем является Нурсултан Назарбаев.

Именно поэтому мы считаем, что Руслану Мамунову просто не повезло. И он действительно имел соответствующие контакты в столице, которые позволяли договориться о досрочном освобождении Ахмедбека Ахметжанова, что подтверждается данными о том, что он приобрел два джипа и квартиру в городе Нур-Султан. По грубым оценкам, это обошлось ему приблизительно в 300 тысяч (плюс-минус) долларов США, то есть одну четвертую от запрошенной суммы в 1,2 миллиона долларов.

Это вполне укладывается в казахстанскую практику, когда посредник в зависимости от обстоятельств, среди которых сложность дела, жадность дающих и берущих, близость посредника к людям, которые решают вопрос, получает обычно 20% (плюс-минус), но, как правило, не больше одной трети.

Похоже, в этот раз что-то не сложилось. В результате родственники экс-акима Костаная пошли в Агентство РК по противодействию коррупции, и там взялись за это дело. Судя по тому, что негласные следственные действия включали в себя установку подслушивающей аппаратуры в кабинете акима Актюбинской области, происходило все это с ведома первых руководителей трех ведомств - Генеральной прокуратуры РК, КНБ РК и  Агентства РК по противодействию коррупции. А значит и администрации президента РК, и Совета безопасности РК – иное в Казахстане невозможно.

Ну а раз такая санкция была получена, это свидетельствует о том, что ни Ундасын Уразалин, ни тем более его заместитель непромокаемой политической крыши не имели. Поэтому они и вляпались в историю, которая потом была засвечена в прессе.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *