О системе власти и как ее менять

Судя по всему, многие в Казахстане, включая тех, кто сегодня   руководит государством, надеялись, что страна пройдет пандемию коронавируса относительно легко. И сильно ошиблись. В результате по внутриполитической стабильности и нацэкономике был нанесен мощнейший удар, от которого государство и общество будут отходить достаточно долго.

При этом если в области экономики можно рассчитывать на резервы в виде Национального фонда РК, хотя первый президент РК явно экономит его средства, то в сфере внутренней политике наблюдается полный швах. Казахстанское государство продемонстрировало свою полную недееспособность, особенно заметную на фоне России и Китая, где проблем тоже достаточно, но эффективность госуправления все-таки получше.

Понятно, что Акорда и Библиотека особого выбора не имеют – им нужно во чтобы то ни стало сохранить внутриполитическую стабильность и завершить транзит верховной власти. По нашей оценке, им в конце концов это удастся, вопрос, какой окажется цена.

Но в любом случае следующему «лидеру нации» (не важно, кто им станет – Касым-Жомарт Токаев, Карим Масимов, Дарига Назарбаева, Нурлан Нигматуллин или Самат Абиш) придется проводить политические реформы – так или иначе. Они могут оказаться более-  менее системными, напомнив старшему поколению  горбачевскую перестройку. Или поверхностными, не выходящими за пределы персонального обновления верхушки правящей элиты и формальных преобразований, как это случилось в СССР после замены Никиты Хрущева на Леонида Брежнева.     

Почему мы оперируем в данном случае фактами из советской истории? Дело в том, что нынешняя казахстанская модель власти является производной от советской и представляет собой, по нашей оценке, ее ухудшенную копию. Принципиальное отличие состоит в двух вещах: во-первых, она функционирует на базе многоукладной экономики, в которой значительную часть составляет рыночный сектор, во-вторых, не имеет идеологической составляющей.

Поэтому мы и называем почти тридцать лет правления Нурсултана Назарбаева транзитным периодом (понятно - откуда, но непонятно - куда).

Проблем добавляет также тот факт, что планово-административная экономика советских времен в Казахстане частично сохранилась в виде государственного квазигосударственного сектора и государственной экономической политики. Хотя значительную часть рыночной части национальной экономики составляют частные монополии, контролируемые представителями правящей элиты. То есть республика практически перескочила к государственно-капиталистическому капитализму. При этом нормальный рыночный сектор в Казахстане, представленный в основном средним и малым бизнесом, находится на положении Золушки.

В свою очередь советская тоталитарная политическая система, рухнув вместе с СССР, затем частично восстановилась в виде авторитарной политической системы и «суперпрезидентской» вертикали а-ля Нурсултан Назарбаев. Но теперь, судя по всему, подошла к своему логическому завершению.

Так что теперь перед Казахстаном встал вопрос - в каком направлении двигаться дальше?

Пока ответов на него нет, более того, он практически не обсуждается ни во власти, ни в обществе, ни в научных кругах. Как нет и национальной идеи, способной объединить если не всех, то большую часть граждан и мобилизовать всю страну на ее реализацию.

В Советском Союзе порядка ста лет назад в сходной ситуации была использована модель, когда идеологическая платформа в виде коммунизма была совмещена с богоподобной верой в Владимира Ульянова-Ленина. В результате все, кто рвался к власти в Советском Союзе и смог ее в итоге получить, двигались исключительно в рамках одной партии: ВКП (б) и затем КПСС, а сама модель, будучи достаточно фундаментальной благодаря тому, что мощная идеология была наложена на готовность большой массы людей верить в то, что рай на земле возможен, выдержала несколько лидеров и поколений руководителей, а также бесчисленное множество изменений (реформ).

В постсоветской России Владимир Путин и его соратники пытаются использовать в качестве национальной идеи или точнее ее заменителя великое прошлое своей страны, как бы распространяя это прошлое на будущее и пытаясь увлечь этим мифом граждан. Мы не станем давать оценку этим попыткам, отметим только, что в Казахстане нет и этого. Попытки же властей создать культ личности Нурсултана Назарбаева, чтобы затем превратить его в некую идеологическую платформу для себя, как это удалось сделать в СССР, успешно провалились.

В результате сегодня Акорда вместе с Библиотекой оказались в сложном положении, когда единственным рабочим инструментов в их руках является только государство и «суперпрезидентская» вертикаль. Но поскольку «суперпрезидент», который их возглавляет, уходит с политической авансцены, встал вопрос - как ее менять (реформировать)?

А то, что реформирование неизбежно, свидетельствуют события в соседних    Туркменистане и Узбекистане после ухода из жизни Сапармурада Ниязова и Ислама Каримова.

Именно поэтому мы считаем, что сегодня куда более важно начать обсуждать то, в каком направлении и с какой скоростью должна меняться власть в стране, чем дискутировать на тему, кто станет реальным преемником Нурсултана Назарбаева во власти, с кем ему придется ею делиться и сможет ли он в итоге стать вторым «лидером нации». 

Данная тема настолько обширна и неразработана со стороны экспертного сообщества страны, что мы даже затрудняемся, с какой стороны к ней подойти. Поэтому ограничимся фиксацией проблемы, которая видима всем, но при этом ее значение сильно недооценивается. Мы имеем в виду тот факт, что ключевой составляющей казахстанской «суперпрезидентской вертикали» является вертикаль: президент – аким области или города – аким района – аким сельского округа или населенного пункта районного подчинения.

Да, после ухода Нурсултана Назарбаев с поста главы государства эта вертикаль раздвоилась на верхнем уровне, но ниже она совсем не изменилась. В результате акимы, получив двух шефов вместо одного, по-прежнему пытаются играть роль региональных «лидеров нации». 

В подтверждение наших слов сошлемся на отчеты трех акимов областей по итогам работы за 2019 года: Костанайской (здесь),   Алматинской (здесь) и Акмолинской (здесь).

Мы сильно сомневаемся, что кто-то из жителей данных регионов прочитал тексты данных выступлений целиком, не говоря уже о том, чтобы понять и усвоить содержащуюся в них информацию.  Между тем, объем этих документов и обширность затронутых тем свидетельствует о том, что акимы действительно ответственны за все в регионе. И это притом, что инструментов и власти у них на порядок или два меньше, чем у их «шефов».

Но ведь с точки зрения управления это нонсенс, который оказывает, по нашей оценке, куда более негативное влияние на «суперпрезидентскую» вертикаль, чем все политические оппоненты, недоброжелатели и вредители. Потому что управлять всем, что происходит на территории, включая то, что управлению не подлежит, а также тем, что не входит в прямые обязанности, это самый быстрый путь к злоупотреблениям, коррупции, а самое главное – неправильным решениям.

Сможет ли Акорда после того, как вместе с Назарбаевым уйдет в историю и Библиотека, начать менять организацию государственной власти, например реально разделив ее по вертикали и горизонтали?

Станет ли вводить настоящее местное самоуправление, без которого невозможно эффективно решать проблемы относительно немногочисленного населения, разбросанного на большой территории?  

На эти вопросы ответов нет.


1 комментариев

  1. Мелхиседек

    На решение внутренних проблем, включая недовольство населения, ресурсы еще есть. Правда от пряника остались только крошки, зато кнутов еще достаточно.
    Другое дело внешние обстоятельства. США недавно в лице Помпео открыто бросили вызов Китаю и посетовали, что некоторые их сюзники (не исключено что из "С5+1") не желают вставать рядом с ними, "боясь быть сметенными с доски". С севера тоже в последнее время стали покашливать про возврат "Кемска волость". Китайцы тоже не отстают, рисуют в своей прессе карты степных территорий начала времен.
    Т.е. вместе с назарбаевской моделью власти неотвратимо отмирает ее неотъемлемая составляющая - многовекторность, ЯВЛЯВШАЯСЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЧАСТЬЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. И похоже, что скоро Библио-Орде или Акотеке, как будет угодно, предоставится уникальная возможность воплотить все мечты Лидера Нации.
    Т.е. одновременно создать три государства - демократическое, монархическое и евразийское. Правда для этого придется поделить Казахстан на три части, но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *