Неутешительные выводы Счетного комитета

В Казахстане власти относительно успешно борются с немногочисленными гражданскими активистами, то есть с функцией «держать и не пущать» они справляются. А вот с активизацией отечественного бизнеса и повышением его конкурентоспособности у них выходит не очень.

Почему так происходит - ответов много. Один из них на днях дала председатель Счетного комитета РК Наталья Годунова на пленарном заседании Сената Парламента РК, посвященном отчету правительства РК  об исполнении республиканского бюджета за 2019 год.

Ее выступление 18 июня 2020 года представляет интерес хотя бы потому, что Счетный комитет РК является как бы оппозиционной по отношению к правительству РК структурой, предназначенной отслеживать, проверять и оценивать бюджетные расходы. И хотя очевидно, что оппозиционность эта относительна, тем не менее она позволяет ведомству и его сотрудникам быть более объективными и критически настроенными, чем это могут позволить себе их коллеги из других госведомств.

В связи с этим позволим себе процитировать несколько более чем любопытных утверждений из официального документа - Тезисов к выступлению председателя Счетного комитета РК в Сенате Парламента РК (выделения сделаны нами):

«Сегодня мы рассматриваем Отчет об исполнении бюджета за прошлый год. Но в совершенно иной ситуации. С одной стороны, мы констатировали долгожданный рост экономики, с другой – имеем очень непростое положение в этом году. И в мире, и у нас. Поэтому сейчас, принимая во внимание, что вывяленные нами нарушения исчерпывающе были обсуждены на Рабочих группах и в Комитетах   Сената, разрешите больше остановиться на системных вопросах».

«Однако, снижения нефтяной зависимости не достигнуто. На протяжении 10 лет доля обрабатывающего сектора не превышает 11%. В структуре экспорта минеральные продукты составляют 70%. Реальные доходы населения возросли на 5,5%. Однако, в расходах населения до 50% увеличилась доля продовольственных товаров.

При этом растут кредиты населения в банках. В 2019 году рост потребительских кредитов опережал рост номинальных доходов населения почти на 15%.

И вообще, несмотря на значительную поддержку со стороны государства, за последние 5 лет отмечается снижение роли банковского сектора  в экономике. Его активы к ВВП снизились с 60% в 2015 году до 40% по итогам прошлого. Ссудный портфель банков страны к ВВП уменьшился почти вдвое. Продолжают расти проблемные займы.

Доступных и «длинных» денег для бизнеса как не было, так и нет. Сколько их нужно бизнесу тоже никто не считал. Уровень монетизации продолжает снижаться. По итогам 2019 года – 31%. Тогда как еще в 2016 году он составлял 42%.

Для сравнения уровень монетизации в мире составляет в среднем 122%».

«Государственный долг, как и долг Правительства находится в безопасных пределах. Но статья расходов на их обслуживание и погашение растет. По правительственному долгу такие затраты достигли почти 1,4 трлн. Тенге».

«Во-вторых, в доходной части бюджета качественно мало что изменилось.

В структуре налоговых поступлений продолжает сокращаться доля основного системообразующего налога – КПН. В 2019 году она составляла уже менее 30%. Такая негативная тенденция напрямую отражает состояние бизнеса.

Кстати сумма, подлежащая к возмещению НДС, на 1 января 2020 года увеличилась в 2 раза к январю 2019 года (до 540 млрд. тенге против 284 млрд. тенге). Это то, что не должно было быть уплачено государству! Часть из этого возьмется в зачет или будет возмещена бизнесу в первом полугодии текущего года. Получается, мы отвлекаем деньги из оборота добросовестных предпринимателей. А возвращая излишне уплаченные в прошлом году средства, создаем нагрузку на бюджет уже текущего года».

«Стремясь упростить работу для бизнеса, мы теряем контроль за государственными интересами. Полагаем, надо пересмотреть подходы и внести ясность в отчетность получателей льгот и мер государственной поддержки. Бизнес должен иметь встречные обязательства перед государством».

«Конечно, хочется надеяться, что наступит время, когда Методики оценки социально-экономического эффекта будут разрабатываться не органами госаудита, а профильными министерствами. А поскольку Правительство не обладает такими методиками и инструментами мы оценили эффект на основе статистических и ведомственных данных в среднем за 7 лет. При этом учитывалась доля государственных инвестиций в развитии конкретной отрасли экономики.

Выводы неутешительные. Общий мультипликативный эффект оценен на среднем уровне при значительном потенциале роста.  1 тенге инвестиций в основной капитал принес выпуск продукции в среднем в размере 90 тиын (0,62 тенге до 1,16 тенге). Всемирный банк посчитал мультипликатор бюджетных расходов (то есть агрегированный показатель), который по Казахстану еще в 2015 году оценивался на уровне 0,2 – 0,3 значений. То есть на каждый потраченный бюджетный доллар возвращается в качестве реального эффекта только 20 - 30 центов. Это вдвое ниже развивающихся стран, где данный показатель достигает 0,6.

Хуже всего, что большинство создаваемых у нас рабочих мест – временные».

По нашему мнению, Счетный комитет РК достаточно четко сформулировал свой взгляд на данную тему. И в очередной раз публично подтвердил то, что в Казахстане отечественный бизнес системно «болен», а «суперпрезидентское» государство, несмотря на все свои многочисленные обещания, заверения и усилия, так и не смогло добиться какого-либо успеха в этой области.

Причины данного поражения очевидны – в авторитарной политической системе отсутствует механизм разумного сбалансирования интересов основных участников экономического процесса и системно подавляется инициатива как на уровне отдельных субъектов, так и социальных групп. В результате Казахстан выигрывает негласную конкуренцию с другими государствами за счет своих природных богатств и большей жесткости власти, но проигрывает за счет всего остального.

К сожалению, даже уход Нурсултана Назарбаева из жизни и с политической арены ничего уже не изменит, потому что из игры уйдет только один человек, а все остальное сохранится.

Да, наверняка ослабнет вертикаль власти и монолитность правящей элиты, но не более того. И мы очень боимся, что нужны десятилетия и новые поколения казахстанцев чтобы ситуация начала меняться к лучшему.  А когда она действительно изменится вообще непонятно – светлое будущее, которое с завидной периодичностью обещают казахстанцам власти,  прячется далеко за горизонтом, невидимым сегодня никому из наблюдателей.


4 комментария

  1. Шаке

    Истинная природа политической системы, созданной Назарбаевым известна и в ее преемственности сомневаться не приходится, как ты ее не преображай в дальнейшем, хоть в парламентскую республику, хоть в конституционную или шариатскую монархию, правила игры будут по прежнему определяться центробежными силами, неосмотрительно запущенными Лидером Нации.
    Отказ от цивилизованного сингапурского
    варианта финансового центра ЦА,
    освещенного английским правосудием приведет к тому, что "мертвым придется хоронить своих мертвецов", настолько все системно сгнило.
    А значит неизбежно придется примыкать к другим цивилизационным проектам психоистории, выбор которых не так велик и которые всем известны.

  2. Ричард Хаас

    А в самом деле, что там у вас произошло с МФЦА, отчего все заглохло? Ведь британцы, красиво выведшие в прорыв Сингапур и ОАЭ, вроде взялись помочь и Казахстану, а они как известно на полпути своих решений не меняют. Если только партнером не были нарушены какие то ранее оговоренные условия.

  3. Баке

    А какая разница какими были быт т.н. тезисы счетного комитета? Тем более, что составлены, как всегда, неквалифицированно и убого. Не знаю каким местом получают место в счетной палате, но, видимо, не мозгами. Это каким надо быть дебилом из дебилов, чтобы "констатировать... долгожданный рост экономики"? Этим дебилам никто не сказал, что даже если есть формальное увеличение ВВП в денежном выражении и, возможно (может быть народу сильно убавилось, или очень мало прибавилось), рост ВВП на душу населения в денежном выражении, то это еще не рост экономики? Надо изучать причины того, как это произошло. Иначе, следуя тупости убогих спецов из счетного комитета, получается что Казахстану надо равняться на Зимбабве 2008 года, где инфляция была 98%/день и денежный рост ВВП и его доли на душу населения в денежном выражении был просто впечатляющий. Термин "реальные доходы населения"и был задуман для определения реальных возможностей людей для покупки товаров, услуг и для накопления сбережений. Поэтому формальные денежные доходы должны корректироваться на изменения цен. У нас же все извращено. в т.ч. и дебилами из счетного комитета. И теперь эти дебилы говорят, что есть увеличение реальных доходов, но купить на это и отложить получается уже намного меньше. Они при этом свою тупость не чувствуют? А те кто этот отчет принимает без вопросов, они кто? Тупые обезьяны от имени народа?
    Кстати, увеличение доли семейного бюджета на продукты питания до 50% при одновременном увеличении денежных доходов, говорит прежде всего об огромном уровне инфляции. Ну и как следствие, о крайне бедственном положении жителей страны. Это подтверждается и данными о закредитованности населения: у людей нет денег! Говоря проще у людей не хватает денег на жизнь ! Указывается на очень и очень критическое положение по внешнему долгу. Т.е. по-моему, в тезисах открыто говорится, что ситуация по внешнему долгу - это ж..! Вот "Государственный долг, как и долг Правительства находится в безопасных пределах." - это вобщем отмазка для дебилов (хотя, как всегда, сказано очень и очень неконкретно). "Но статья расходов на их обслуживание и погашение растет". А это уже серьезно. Проблемы с внешним долгом даже у США возникают именно по этой причине: расходы на обслуживание и погашение внешнего долга превышают возможности бюджета страны. У нас тоже в бюджете образовывается черная дыра из-за внешнего долга?
    За бюджет страны вобще страшно становится. Но счетный комитет тихо обошел это. Зачем тогда остальное пустословие? Я не понимаю, как можно быть спокойным если треть доходов бюджета - это деньги нацфонда. Одно дело когда об этом уже давно беспокоятся жители страны, другое дело когда это никак не волнует государство. Так и хочется сказать словами героя фильма: "Они, что, обкуренные?" Ну, допустим, на будущее нашей власти насрать и деньги будущему поколению Казахстана они оставлять не желают. Но как быть с настоящим? Такой бюджет свидетельствует ведь о том, что наше Правительство, мягко выражаясь, такое бестолковое по уму и работе, что страна в глубокой ж..., и что даже все разворовав наша власть так и не смогла построить более-менее толковую экономику, которая смогла бы пополнить бюджет страны (кстати, если из тезисов сч.комит. следует, что народ живет впроголодь и без денег, то куда уходят деньги этого бюджета?). А если учесть, что основная доля получающих зарплату в Казахстане - это бюджетники , т.е. и работники госорганов, большая часть которой - это сотрудники силовых ведомств, полиции в т.ч., то получается , что наша полция, наши силовые органы, наши госслужащие и бюджетники очень дорого обходятся стране. И пополнить бюджет толком не могут, и проедают страну и разворовывают... Такое ощущение, что у нас омаразмевшей власти чиновники и гослужащие уже сами диктуют что делать.

  4. Морфеус

    Тут с какой стороны посмотреть. Ежели цель стоит ,уничтожить страну , то цель достигнута . О созидании вопрос вообще не стоИт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *