По поводу отставки Биртанова и назначения Цоя

На днях в Казахстане случилась маленькая кадровая «революция» - президент РК Касым-Жомарт Токаев уволил министра здравоохранения РК Елжана Биртанова и назначил вместо него Алексея Цоя. После чего в этом ведомстве появилось сразу два новых заместителя министра: Ажар Гиният и Марат Шоранов.

С внутриполитической точки зрения вышеупомянутые кадровые решения Акорды и Библиотеки свидетельствуют о двух важных вещах.  

Во-первых, они косвенно подтверждают подозрения, что после отмены чрезвычайного положения в республике и карантинов в регионах ситуация с короновирусом в Казахстане существенно ухудшилась.  Именно поэтому и понадобилась новая «метла», чтобы мобилизовать работников Министерства здравоохранения РК, руководителей государственных медицинских учреждений и их трудовые коллективы на новые подвиги.

Во-вторых, Абай Бисембаев, помощник первого президента РК  и по совместительству первый заместитель Управляющего делами Президента РК, в очередной раз усилил свои позиции в стране.

Почему мы так считаем? Потому что в Казахстане верхний и средний эшелон госаппарата и тесно примыкающего к нему аппарата квазигосударственных структур это места, где чужие не ходят. Так что, если в биографии чиновников и клерков есть определенные институции, то это само по себе заставляет подозревать, что они не чужие тем, кто эти институции возглавлял. Или как минимум имеют иных серьезных покровителей, которые помогли им занять соответствующее кресло.

Ну а если эти чиновники и клерки сделали к тому же хорошие карьеры, то это может означать только одно – они входят в клан (группу), которая их и двигает вверх по государственной лестнице.

Иными словами, в Казахстане «птичек» легче всего определить по траектории их «полета».

Из трех новых руководителей Министерства здравоохранения РК как минимум двое - новый глава ведомства Алексей Цой и его заместитель Ажар Гиният - люди Абая Бисембаева. Об этом, в частности, свидетельствуют соответствующие строки их биографий.

У Цоя это позиции директора РГП «Центр внедрения современных медицинских технологий» Управления делами Президента РК (09.2007-2010) и начальник ГУ «Медицинский центр Управления Делами Президента РК» (04.2010-2011). Именно после них Алексей Цой стал вице-министром здравоохранения и социального развития РК (30.12.2014-02.2017). А после того, как оно было разделено, остался вице-министром здравоохранения РК (17.02.2017-02.2019).

После отставки в прошлом году кабинета министров республики в связи с назначением нового премьер-министра Цой вернулся на должность   руководителя Медицинского центра Управления делами Президента РК (02.2019-06.2020) и теперь снова оставил ее, чтобы возглавить Министерство здравоохранения РК.

Гиният Ажар – «птенец» из того же «гнезда». Из ее биографии следует, что в 2008-2017 годах она работала начальником управления и директором департамента Министерства здравоохранения РК, после чего с сентября 2017 года занимала должность заместителя руководителя Медицинского центра Управления делами президента РК, то есть была заместителем Алексея Цоя.

Что касается нового первого заместителя министра здравоохранения РК Марата Шоранова, то в его биографии ничего «подозрительного» нет, что отнюдь не означает, что он не человек Абая Бисембаева.

Другое дело, что согласно казахстанской внутриполитической практике, первый заместитель главы ведомства обычно представляет иную элитную группу (клан), чтобы, так сказать, уравновешивать своего прямого шефа и заодно информировать Акорду о том, что на самом деле происходит.

Именно поэтому нас заинтересовала информация о том, что перед переходом в Министерство здравоохранения РК господин Шоранов работал руководителем управлений здравоохранения Восточно-Казахстанской области (2017-2019 года) и города Нур-Султан (2019 год), а с сентября 2019 года  был заместителем председателя правления НАО "Фонд социального медицинского страхования".

Очень похоже, что и ему кто-то покровительствовал, но кто точно сказать не можем. Возможно, ответ на этот вопрос кроется в его работе в корпоративном фонде "University Medical Center".

Ранее мы уже неоднократно комментировали тему кадровой активности элитной группы (клана) Абая Бисембаева и роста ее влияния в правящей верхушке страны. В последний раз 3 февраля 2020 года в публикации «Что стоит за сменой акима Шымкента». Назначение нового руководства Министерства здравоохранения РК, на наш взгляд, подтверждает выводы, к которым мы пришли ранее.

Процитируем их:    

«Мы уже не раз упоминали в своих публикациях Абая Бисембаева, одного из самых приближенных к первому президенту РК людей. По нашей оценке, если не считать третьей супруги Нурсултана Назарбаева и их двоих сыновей, Бисембаев, возможно, сегодня самый близкий к елбасы человек – он контактирует с ним несколько раз в день, всегда сопровождает его в  поездках, на встречах находится чуть сзади «шефа», но так, чтобы не попадать в камеры фотоаппаратов и видеокамер».

«В статье «Кто «держит» активы главной семьи» мы зафиксировали, что именно Абай Бисембаев пролоббировал назначение министром сельского хозяйства РК Сапархана Омарова, также выходца из Управления делами президента РК. То есть уже вторую важную позицию в госаппарате республики занимает чиновник, являющийся креатурой первого помощника Нурсултана Назарбаева и по совместительству первым заместителем управделами президента РК.

Назначение Мурата Айтенова акимом подтверждает нашу предыдущую оценку: Бисембаев резко усилился  за последние годы и уже сегодня  его аппаратное и внутриэлитное влияние сопоставимы с влиянием спикера Сената Парламента РК Дариги Назарбаевой и председателя НПП «Атамекен» Тимура Кулибаева (старшей дочери и зятя Назарбаева)».

 


1 комментариев

  1. Баке

    Вот именно: тем кто у власти насрать на государство и народ, в данном случае и на медицину - каждый типа "решает свои финансовые вопросы", попросту говоря так же воровать, но каждый раз в интересах того или иного клана. Это в принципе ясно и без слов. В этот раз может уже и Токаев как-то "решает" дележ огромных денег, уходящих через медицину. Или его опять "послали" при разделе денег? Просто это делается с еще большим цинизмом и ханжеством. Особенно бесит и то, когда один вякает о роли казахского языка, а чиновники и гос. СМИ говоря о коронавирусе тоже насрали на казахский язык: наши чиновники и журналюги на казахском взахлеб говорят о выделении миллиардов на, дословно, ПЦР-тесты. Может кто-нибудь этим дебилам сообщит, что ПЦР - это аббревиатура на русском языке, а не на казахском. Можно было и на английском сказать PCR, т.е. пи-си-ар. Но почему не сказать аббревиатуру на казахском или просто, типа "коронавирус-тестеры" ? Хозяева из Кремля не позволяют? Или просто опять надо казахам показать, что власть думает о них и их языке?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *