Не все так просто с интервью Токаева DW

Резонансное интервью Касым-Жомарта Токаева журналистке Жанне Немцовой, которое он дал в преддверие своего визита в Германию, это первый шаг в новой сложной внешнеполитической игре Нурсултана Назарбаева.  И предназначено оно было отнюдь не главам России и Китая, а лидерам европейских государств.

Первым делом отметим, что это интервью, размещенное на Deutsche Welle, вызвало столько негативных эмоций сразу в нескольких странах, что они заслонили как сам визит главы казахстанского государства в Европу, так и его попытку наладить более тесные деловые связи с немецким бизнесом.

В первую очередь комментаторов всех мастей возмутили слова Токаева относительно полуострова Крым (выделения здесь и далее сделаны нами):

«Во-первых, мы не называем то, что произошло в Крыму, аннексией. То, что произошло, то произошло. Аннексия — это слишком тяжелое слово применительно к Крыму.

Во-вторых, никакого страха, как вы говорите, не было, поскольку у нас, как я уже сказал, абсолютно доверительные, добрососедские отношения с Российской Федерацией. Изначально мы верили в мудрость, порядочность российского руководства.

Хотел бы напомнить, что минские переговоры были начаты, по сути, по инициативе Нурсултана Назарбаева. Правда, он тогда предложил Астану, но в силу логистики и удаленности от Европы было принято решение проводить эти переговоры в Минске. На сегодняшний день минские соглашения, по сути, являются единственным правовым документом, который может привести в конечном счете к урегулированию так называемого украинского конфликта».

Если ориентироваться на то, как оценивают вышесказанное   Токаевым на многих украинских и отдельных казахстанских медиа-ресурсах, а также в социальных сетях, то приходится делать вывод, что президент РК, будучи профессиональным дипломатом и крайне осторожным в словах и поступках человеком, совершил нечто весьма и весьма предосудительное.

В подтверждение сошлемся на мнение политолога Виктора Ковтуновского, который на своей странице в Facebook так оценил сказанное (цитируем ключевые, на наш взгляд, «обвинения» автора):

«Слова Касым-Жомарта Токаева об «аннексии» нанесли ущерб по внешнеполитическому реноме Казахстана, но дипломатический демарш Украины наименьшее из зол. Личные репутационные потери президента внутри страны трудно даже оценить. Поэтому важно разобраться: что это было?

Советник президента Ерлан Карин озвучил официальную и, видимо, не свою точку зрения. Мол ничего особенного не случилось, позиция Казахстана в отношении Крыма никак не изменилась. Довод эфемерный, поскольку допрежьспрезидент Назарбаев тщательно избегал оценок событий 2014 года. Иной раз и в прямом смысле, если вспомнить то, как он не пожелал подходить к стенду с крымским мостом на форуме по приграничному сотрудничеству в Петропавловске. Это первый признак того, что все-таки в официальной позиции произошли подвижки.

Второй, более существенный. Нурсултан Назарбаев при каждом удобном случае говорил о приверженности нашей страны принципам суверенитета и территориальной целостности Украины. По утверждениям офиса Зеленского, подтвердил он это и во время встречи с президентом Украины в Токио полтора месяца тому назад. Токаев, в интервью Deutsche Welle сделал риторический книксен «лидеру нации», сославшись на его примат во внешней политике, однако рефрен о «непорушнисти» границ не повторил. Напротив, его слова «что произошло — то произошло» можно интерпретировать как признание де-факто суверенитета России над полуостровом раздора.

Другой вариант оправдания Токаева — оплошность. Якобы президент не нашелся с правильным ответом на неожиданный вопрос. Это от лукавого. Весь круг обсуждаемых с главами государств тем согласовывается заранее. Не обязательно обладать дипломатическим бэкграундом, чтобы не дать застать себя врасплох. Можно было подготовиться, или, в крайнем случае, вообще отказаться от интервью. Слова про Крым не могли быть спонтанными. Вопрос в другом: была ли эта позиция озвучена под сильным внешним давлением или это осознанный выбор нового главы государства, в расчете на то, что Москва более активно поддержит его в противостоянии с «Библиотекой».

Ковтуновский в своем посте в Facebook не прокомментировал второй очевидный «промах» президента РК Касым-Жомарта Токаева (но уже, так сказать, в глазах внутренней аудитории).

Цитируем резонансный ответ Токаева на вопрос Жанны Немцовой:

«У вас есть общая граница с китайской провинцией Синьцзянь. Многие СМИ писали, что там существуют лагеря политического воспитания, в которые китайские власти отправляют людей, исповедующих ислам, уйгуров и казахов. Есть ли переговоры по этому вопросу с китайским руководством?»

«Во-первых, в Синьцзяне проживают граждане Китайской Народной республики. Многие сообщения, которые предоставляются международными правозащитными организациями, не соответствуют действительности. Во всяком случае, в отношении этнических казахов идет какое-то намеренное нагнетание вокруг этой темы. Мы понимаем, что это часть геополитики, поскольку Китай и США столкнулись друг с другом в торговой войне. Как закончатся переговоры, будут ли сняты санкции против Китая, покажет время. Но Казахстан не должен стать территорией так называемого глобального антикитайского фронта».

По нашей оценке, подобная «негибкость» Касым-Жомарта Токаева  (повторимся, профессионального дипломата и крайне осторожного в словах и поступках человека) объясняется главным образом тем, что в современном мире сформировались зоны такой напряженности, что в них практически исчезли нейтральные «пространства» как таковые.

Одной из таких зон как раз являются российско-украинские отношения. Соответственно в информационном пространстве, которое их окружает, сегодня все без исключения обязаны встать на одну из сторон. Взаимная агрессивность и неприятие чужого мнения в данном случае настолько велики, что попытка кого-либо (не важно, главы государства или просто блогера) быть нейтральным, объективным и взвешенным или даже просто отмолчаться   немедленно приводит к тому, что они автоматически становятся врагом одной из противоборствующих сторон, а если не повезет, то и обеих.

Соответственно, пространства для маневра в таких зонах практически нет. Неудивительно, что в этих условиях президент РК Касым-Жомарт Токаев был вынужден выбирать лучшее решение из худших (просто отмолчаться он точно не мог, а может быть, мы это вполне допускаем, и не захотел).

Мы не станем анализировать позицию Токаева по вопросу Крыма, отметим только, что он четко продемонстрировал ориентацию Казахстана на своих ближайших соседей — Россию и Китай. И это дорогого стоит, поскольку, пожалуй, впервые Казахстан публично продемонстрировал, что в его многовекторной внешней политике вектора не равнозначны друг другу.

Мы вполне допускаем, что подобная внешнеполитическая смелость Касым-Жомарта Токаева объясняется тем, что он ищет поддержки со стороны первых руководителей Российской Федерации и Китайской Народной Республики, рассчитывая, что Владимир Путин и Си Цзиньпин  в час «Х» лично его поддержат. Но подозреваем, что на самом деле это не совсем так. 

По нашей оценке, резонансное интервью президента РК, которое точно будет замечено и прочитано за рубежом, предназначено не главам России и Китая, а первым лицам ведущих западных государств. Потому что является первым шагом в новой сложной внешнеполитической игре Нурсултана Назарбаева, в рамках которой он хочет достичь сразу несколько целей:

  • во-первых, повысить свою и Казахстана ценность в глазах тех же Владимира Путина и Си Цзиньпина,
  • во-вторых, привлечь больше внимания США, Германии и Запада в целом к Казахстану, как стране, которая лежит между Россией и Китаем и может их как соединять, так и разъединять,
  • в-третьих, использовать возможный рост заинтересованности иностранных государств, чтобы решить множество разных задач — от привлечения иностранных инвесторов в страну и получения ею внешнеторговых преференций до обеспечения безопасности своих личных банковских счетов и прочих активов.

Иными словами, мы считаем, что елбасы начал играть в ту же самую игру, что и другие государства СНГ, включая Беларусь во главе с Александром Лукашенко. Именно по этой причине мы не готовы оценивать интервью Касым-Жомарта Токаева как внешнеполитическую (в отношении Украины) и внутриполитическую (в отношении казахских националистов) ошибки и тем более оплошности.

Да, подобные действия действительно рискованны, но не столько для Казахстана как государства, сколько персонально для самого Токаева. При этом мы абсолютно уверены, что он всего лишь выполнял волю «лидера нации», поскольку был и остается послушным исполнителем воли Нурсултана Назарбаева, который использует текущую конфигурацию власти для того, чтобы попытаться достать чужими руками нужные ему «ценности» буквально из «огня» (в данном конкретном случае — из российско-украинского противостояния).


1 комментариев

  1. гости

    внутриполитическую составляющую игнорировать тоже нельзя. со временем это может сыграть решающую роль в ставках в игре внешних игроков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *