Лапша от Акорды

В ноябре казахстанские власти «порадовали» граждан двумя громкими инициативами - поправками в антикоррупционный закон, обязывающими чиновников высокого ранга подавать в отставку, если их подчиненных сочтут виновными коррупционных преступлениях, и сокращением квоты на привлечение иностранцев. Но что за этим реально стоит?

Начнем с антикоррупционных поправок. 28 ноября 2019 года официальный сайт Акорды сообщил, что президент РК Касым-Жомарт Токаев подписал закон РК: «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной службы и противодействия коррупции». Теперь политические государственные служащие, включая министров РК и акимов областей, обязаны подать в отставку после того, как суд признает их подчиненных виновными в совершении коррупционных правонарушений.

Отклики на это «историческое» событие в прессе были в основном положительными, а кое-где даже восторженными. Однако, по нашей оценке, вышеупомянутый закон - игра на потребу публики.

Дело в том, что прошение об отставке не обязательно подлежит удовлетворению - судьбу тех или иных чиновников будут решать те же самые люди, что делали это и до настоящего времени.  Просто если раньше этим чиновникам звонили и сообщали об увольнении или приказывали написать заявление об уходе по собственному желанию, то теперь это будет делаться автоматически.

В связи с этим можно позавидовать оптимизму тех СМИ и Интернет-ресурсов, а также общественных организаций и отдельных деятелей, которые активно поддержали вышеописанную инициативу. И отметить, что они ошибаются в ее эффективности, считая, что Токаев обрел «отличную возможность «зачистить» правительство и акимовский корпус под предлогом борьбы с коррупцией, обойдя согласование с Советом безопасности, механизм которого прописан в  нашумевшем Указе № 184».

Ошибаются не только потому, что если вдруг преемник елбасы решится вступить с ним в конфликт по поводу судьбы того или иного госслужащего, то его уволят достаточно быстро. Но и потому, что Касым-Жомарт Токаев и его нынешнее окружение никогда и ни при каких обстоятельствах «не пойдут на войну» - причем не только с Нурсултаном Назарбаевым, но и с приблизительно парой десятков лиц из нынешней правящей элиты. Просто потому, что для них это смерти подобно.

Мы не стали бы также говорить о том, что измененный и дополненный закон «дает ведомству Алика Шпекбаева серьезную фору в наметившемся противостоянии с силовиками из других ведомств».  По нашему мнению, он  ничем не отличается по эффективности от инициативы Министерства труда и социальной защиты населения РК почти вдвое сократить квоту на привлечение в страну иностранных работников по специальным разрешениям, которая также активно поддерживается в прессе. 

Весь секрет инициативы Минтруда состоит в том, что квоты эти систематически не выбираются, о чем свидетельствует статистика самого ведомства. Цитируем соответствующую справку: «Квота на привлечение ИРС на 2017 год была утверждена по видам экономической деятельности в размере 0,6% к рабочей силе, что составляет 54,1 тысяч единиц», при этом «по состоянию на 1 апреля 2017 года по разрешениям местных исполнительных органов на территории Республики Казахстан осуществляли трудовую деятельность 28842 иностранных граждан».  

Размер квоты  на 2019 году составляет 0,54% к общей численности рабочей силы в стране, и ее предлагается сократить в 2020 году до 0,39%. Хотя, по данным   Министерства труда и социальной защиты населения РК, «по состоянию на 1 ноября 2019 года в Казахстане действуют 20 тысяч 557 разрешений на привлечение иностранной рабочей силы»,  при этом «абсолютный размер квоты составляет «порядка 48,7 тысяч человек». То есть она де-факто использована только на две пятых.

Иными словами, Министерство труда и социальной защиты населения РК запустило в информационное пространство республики то, что можно назвать «лапшой на уши».

Причем реализация этой инициативы ничего не стоит Акорде и «Библиотеке», потому что если в Казахстан на следующий год приедет столько же иностранных специалистов, сколько в этом, то и в этом случае квота на их привлечение не будет заполнена. Ведь 0,39% от общей численности рабочей силы в 2020 году соответствуют, по нашей грубой прикидке, приблизительно 35,2 тысячи человек.

Именно поэтому позволим себе оценить обе инициативы -  Министерства труда РК и поправки в антикоррупционный закон - как пропагандистские уловки, целью которых является отвлечение внимания граждан от насущных проблем и убеждение их в том, что власти что-то  для них делают.  


1 комментариев

  1. Ерсерик Касымбеков

    В самом Законе " О противодействии коррупции" есть и моя статья, так согласно статьи 11 пункт 13 все должностные лица указанные в этой статье обязаны по запросу уполномоченного органа по финансовому мониторингу предоставлять декларации о своих доходах. Особенность настоящей статьи рассматривается в порядке предусмотрено УПК. РК, а не Министерством Финансов. Тем более это статья направлена на противодействие легализации ". Отмыванию." доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма ", что её разделяет с функциями должностных лиц Департаментов гос дохода МФ РК, так как акимы, прокуроры, судьи, депутаты, банковские должностные лица обязаны предоставлять по моему запросу свой декларации о своих доходах, включая своих супруг в Следственный Комитет. ОФБ АТЦ КНБ РК на моё имя, и те должностные лица, которые не предоставят декларации о своих доходах на мой личный запрос Следственного судьи "КФН" привлекать я к ответственности за сокрытие декларации, то есть считается коррупционным преступлением. Так что и прокуроры должны бы хорошо знать, также и банкиры, что им между собой не дружить, что должны грызться, как волки с собаками, или кошки с собаками, чтобы передо мной и Следственным Комитетом АТЦ. КНБ выглядеть чистыми, = без похоти казнокрадом. И не лезть в жопу к Назарбаеву, либо Токаеву в сфере деятельности банковского законодательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *