Про «дело Токмади» и страхи власти

Воскресным вечером 6 октября 2019 года телеканал «Хабар» показал очередную программу про «преступления» оппозиционного политика и главного врага Акорды и «Библиотеки» Мухтара Аблязова.  На этот раз упор был сделан на уголовное дело Муратхана Токмади.

Напомним, что именно Токмади сидел во время совместной охоты за спиной Ержана Татишева в автомашине и передал ему заряженное ружье, которое неожиданно выстрелило и убило тогдашнего владельца и председателя правления АО «БТА Банк». Случилась эта трагедия 19 декабря 2004 года. Расследование затянулось несколько лет и в итоге закончилось относительно мягким приговором, поскольку было признано, что смерть банкира стала результатом несчастного случая.

Все изменилось после того, как Акорда потерпела поражение в своих попытках «достать» главного на сегодняшний день политического оппонента Нурсултана Назарбаева за рубежом и вернуть его на Родину. Судя по всему, кто-то в окружении «лидера нации» решил, что можно «конвертировать» несчастный случай в убийство по заказу, «повесив» его на Мухтара Аблязова.

Результатом этого решения, несомненно, принятого на самом верху казахстанской власти, и стало уголовное дело Муратхана Токмади. Ну а телевизионное шоу воскресным вечером 6 октября 2019 года стало его развитием, но уже в информационном пространстве.

Мы не станем анализировать сценарий и качество исполнения ролей в этом шоу, хотя бы потому, что его главный «герой» Муратхан Токмади оказался участником действа по приказу сверху. Заметим только, что у нас нет никаких сомнений в том, что гибель Ержана Татишева на охоте была несчастным случаем. Равно как и в том, что Мухтар Аблязов не общался с Муратханом Токмади, ни тем более не давил на него, не угрожал ему и не заставлял его убивать своего друга и партнера по бизнесу.

Впрочем, об этом хорошо знают как в Акорде, так и в казахстанских бизнес-кругах. Более того, именно Акорда, пусть и косвенно, сыграла определенную роль в этой трагедии.

Дело в том, что Ержан Татишев, вместе с Мухтаром Аблязовым принимавший самое непосредственное участие в создании «Демократического выбора Казахстана», после ареста лидеров движения, оказался в сложной ситуации. И предпочел спасать бизнес, в первую очередь АО «БТА Банк», демонстративно отстраняясь от Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова и декларируя, что он чистый бизнесмен.

Это ему, в общем и целом, удалось, но за счет того, что он передал крупный пакет акций банка олигарху из окружения елбасы Болату Утемуратову, представлявшему и тогда, и сейчас частные интересы Нурсултана Назарбаева. Именно этот пакет акций и «размыл» позднее Мухтар Аблязов, сведя его до долей процента. Но это тема отдельного большого материала.

После того, как елбасы помиловал Мухтара Аблязова (как и почему это произошло — также отдельная история как минимум с двумя «днами»), политик уехал в Москву и начал там заниматься бизнесом. В свою очередь Ержан Татишев, хотя и стал главным совладельцем АО «БТА Банк» и связанной с ним большой группы бизнес-проектов, оказался   на «обочине». Де-факто предав Аблязова, он подвергся неформальному осуждению со стороны многих, включая тех же высокопоставленных чиновников, и в результате был вынужден в частной жизни общаться с людьми с неоднозначной репутацией. В числе последних оказался Муратхан Токмади, ставший наперсником Татишева на последней охоте.

После гибели совладельца и председателя правления АО «БТА Банк»  в результате несчастного случая именно Нурсултан Назарбаев  вызвал Мухтара Аблязова из Москвы, где тот занимался бизнесом, опираясь на «Славинвестбанк». Контроль над этим банком, как и еще над несколькими проектами, Татишев и его семья так и не смогли заполучить, хотя Аблязов до мая 2003 года находился в колонии.

Причиной вызова стала бедственная ситуация:  «дыра» в балансе банка превышала миллиард долларов, и банк нужно было срочно спасать. Сделать это мог только его основатель, то есть Мухтар Аблязов.

Кстати, «накачку» капитала АО «БТА Банк» начал именно Ержан Татишев, и именно при нем началось активное кредитование связанных с банком проектов не только в Казахстане, но и в других странах.

Эту предысторию, достаточно известную в свое время многим в стране, сейчас подзабыли. Мы ее напомнили для того, чтобы с ее помощью дать политическую оценку и уголовному делу Муратхана Токмади, и воскресному шоу с его участием на телеканале «Хабар».

По нашему мнению, обвинение Мухтара Аблязова в заказе убийства Ержана Татишева принципиально отличается от обвинения его же в хищении денег АО «БТА Банка». Тем, что офшорные компании, денежные операции и прочее (хоть и в отличном от версии властей ракурсе) имели место быть. Тогда как обвинение в убийстве Ержана Татишева — это фальсификация с самого начала и до конца.

Вся эта история заставляет нас вспомнить сталинские репрессии 30-50-х годов прошлого века, в том числе историю противостояния «отца народов» Иосифа Сталина со своим главным политическим оппонентом в лице Льва Троцкого. То, что происходит сегодня на наших глазах в Казахстане, пусть и на несколько порядков в более слабой форме, сильно напоминает события того периода. 

Очевидно, что Нурсултану Назарбаеву, равно как и Мухтару Аблязову, далеко до своих исторических «предшественников». Но характер их противостояния  и инструменты, которые они используют, очень схожи. У Аблязова это слово, приобретающее вес и значение не потому, что именно он его сказал, а потому что оно ложится на негативные ощущения большого количества людей, уже осознавших, что страна идет не туда. У Назарбаева — это государство как таковое и государственный произвол, который позволяет ему творить практически все, что он хочет. Но только внутри страны.

В результате мы видим весьма странную ситуацию, когда почти всесильному государству со всеми его институтами, ресурсами, авторитетом и возможностями противостоит всего лишь один человек, которого поддерживают внутри страны не так уж много людей. 

Но проблема Нурсултана Назарбаева, его окружения и правящей в стране элиты состоит в том, что в случае поражения они потеряют если не все, то многое. Тогда как Мухтар Аблязов потерял уже все, что мог, кроме личной свободы и жизни. Соответственно его боятся, и этот страх передается вниз по суперпрезидентской вертикали, заражая весь госаппарат, включая силовиков. Как следствие, чиновники неизбежно начинают бороться с тенью, более того, уже начали это делать, преследуя тех казахстанцев, кто так или иначе поддерживает Мухтара Аблязова или подозревается в этом.  

Нет никаких сомнений, подавляющее большинство сторонников Аблязова не собираются свергать нынешнюю власть с помощью оружия или прибегать к насилию в иной форме. То есть с точки зрения законодательства любой демократической страны их упрекнуть не в чем. В Казахстане же подход иной, унаследованный еще с времен царской России и СССР, когда криминальным становится даже слово.

Именно поэтому для силовиков сегодня проще, разумнее и доходнее посадить человека за то, что он поддерживает Аблязова, хотя он и не совершил никакого преступления, чем возражать своему начальству, прилагать усилия, доказывая невиновность, и рисковать своей должностью и карьерой. Но точно такими же соображениями руководствовались силовики и во времена Сталина, и именно это стало одной из причин (конечно, не главной, но существенной), что репрессии в этот период советской истории оказались столь массовыми и жестокими.

Очевидно, что политические репрессии в современном Казахстане в принципе нельзя сравнивать с  репрессиями в сталинский период истории СССР, но их механизмы и логика одни и те же. В связи с этим можно предсказать, что наработанные в таких политических процессах технологии, включая фальсификацию уголовных дел, неизбежно будут использованы в будущем уже не только против политических оппонентов авторитарного режима, но и против тех, кто проиграл внутриполитическое противостояние и при этом не капитулировал сразу и окончательно. В подтверждение наших слов сошлемся на кейс Гульнары Каримовой, старшей дочери бывшего президента Узбекистана.  


1 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *