Зачем «Сырбар» отдали КНБ?

Если оценивать Касым-Жомарта Токаева по его активности, в том числе скорости принятия кадровых решений и их количеству, то создается впечатление, что преемник Нурсултана Назарбаева всерьез взялся за дело. Однако не всегда все выглядит так, как кажется.

Будучи избранным на досрочных президентских выборах 9 июня 2019 года, окончательные итоги которых были подведены ЦИК РК 10 июня, и принеся присягу в качестве нового главы государства 12 июня, уже на следующий день Токаев вылетел в Бишкек для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества.   А 14 июня отправился в Душанбе на  саммит СВМДА.

Параллельно он принял большое количество решений и подписал множество президентских указов.

12 июня 2019 года Касым-Жомарт Токаев создал Национальный совет общественного доверия при президенте РК, переназначил  Карима Масимова председателем КНБ РК, а Бакытжана Сагинтаева руководителем своей администрации.

13 июня назначил Алтая Кульгинова акимом города Нур-Султана, Асхата Аймагамбетова - министром образования и науки РК,   Ануара Садыкулова - начальником Службы государственной охраны РК, Ерлана Баттакова  - управляющим делами президента РК, Гали Искалиева и  Серикбая Трумова -  соответственно акимами Западно-Казахстанской  и Мангистауской областей, а также разделил Агентство РК по делам государственной службы   и противодействию коррупции на собственно  Агентство РК по делам государственной службы и Агентство РК по противодействию коррупции.  

14 июня 2019 года Касым-Жомарт Токаев подписал указы о назначении Анары Жаилгановой председателем Агентства РК по делам государственной службы, а  Алика Шпекбаева  председателем Агентства РК по противодействию коррупции.

После перерыва  на выходные, 17 июня 2019 года, нынешний глава казахстанского государства подписал два президентских указа о реорганизациях правительства РК путем создания  двух новых министерств: торговли и интеграции РК и экологии, геологии и природных ресурсов РК, а также перераспределении функций и полномочий ведомств, о назначении  Актоты Раимкуловой   министром культуры и спорта РК,   Бахыта Султанова - министром торговли и интеграции РК, Магзума Мирзагалиева - министром экологии,  геологии и природных ресурсов РК, переназначении акимов областей и городов республиканского подчинения, включении Службы внешней разведки РК «Сырбар» в состав Комитета национальной безопасности РК.

Подобная активность Касым-Жомарта Токаева не может не вызывать уважения и даже удивления, но при одном условии – если он действительно сам принимал соответствующие решения, а не только подписывал документы, которые ему положили на стол.

По нашему мнению, в данном случае имело место как раз последнее.

Этот вывод основывается, во-первых, на предыдущей практике Акорды, когда любое решение президента РК (не важно, политическое, организационное, кадровое или хозяйственно-административное), даже принимаемое в аварийном порядке, все равно проходило определенную процедуру согласования, то есть требовало времени, исчисляемого отнюдь не часами, а днями.

И, во-вторых, на понимании того, Назарбаев никогда не позволил бы своему преемнику на посту главы государства столь свободно оперировать в таких сверхчувствительных для авторитарной политической системы вопросах, как структура госаппарата и расстановка кадров в нем. 

Скорее всего, все политические, организационные и кадровые решения президента РК Касым-Жомарта Токаева, принятые им в период с 12 по 17 июня 2019 года, готовились в Акорде давно, но реализация их была задержана по соображениям:

  • политическим -  чтобы соответствующие указы подписал новый глава государства, предварительно подтвердивший свои президентские полномочия на досрочных выборах,
  • техническим -  когда все наличные ресурсы, кадровые и временные, были отвлечены на поддержку процедуры передачи президентских полномочий от Назарбаева его преемнику,
  • рекламно-пропагандистским – чтобы доказать населению и зарубежным наблюдателям, что Касым-Жомарт Токаев во главе страны это всерьез и надолго.

Однако в условиях заметной профессиональной деградации казахстанской вертикали власти результат оказался несколько иным.

Во-первых, произошедшее сильно напоминает балаган, когда не знаешь что и откуда «прилетит» и по кому ударит.

Во-вторых, оно подставило Токаева, подчеркнув что он не столько принимает решения, сколько декларирует их, то есть играет роль болванчика в пьесе под условным названием «транзит верховной власти в Казахстане».

Тем не менее, среди якобы «принятых» вторым президентом РК решений есть одно, выбивающее из общей политической и бюрократической рутины. Мы имеем в виду  «реорганизацию» Службы внешней разведки РК «Сырбар» путем присоединения ее к Комитету национальной безопасности РК.

Дело тут не только и не столько в том, что КНБ стал копией своего исторического предшественника в лице Комитета государственной безопасности РК и по функциям, и по зоне ответственности, не говоря уже про практику борьбы с диссидентами и инакомыслящими. Но и в том, что произошло усиление данного ведомства и его руководителя Карима Масимова в целом.   

Плюс родился закономерный вопрос: зачем это понадобилось елбасы Нурсултану Назарбаеву?

Чтобы укрепить силовую составляющую и сбалансировать отношения между Каримом Масимовым в качестве председателя КНБ РК и Калмуханбетом Касымовым в роли секретаря Совета безопасности РК?

Или чтобы сделать главу КНБ РК противовесом своей дочери, председателю Сената Парламента РК Дариге Назарбаевой, которая заметно усилилась в последние месяцы?

А может это вообще подготовка к переходу Карима Масимова на другую работу, например, послом в Россию, и приходу на позицию главы КНБ РК племянника елбасы Самата Абиша?


2 комментария

  1. Серик

    Ввиду полного отсутствия субъектности, зачем Казахстану внешняя разведка?
    Разве что помацать будущую прифронтовую полосу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *