Почему неэффективна господдержка бизнеса

В Казахстане с 2015 года реализуется программа «Дорожная карта бизнеса 2020». Главная ее задача — поддержка развития предпринимательства с тем, чтобы оно обеспечило к 2020 году вклад в ВВП страны на уровне 50%. На уровне правительства регулярно звучат отчеты о блестящих результатах реализации программы. Но так ли это на самом деле?  

В ежегодном отчете казахстанского правительства об исполнении республиканского бюджета (за 2018 год)  приведены такие данные:

«Для измерения достижений целей программы предусмотрены четыре целевых индикатора:

  • доведение доли обрабатывающей промышленности в структуре ВВП не менее 12,5%/Доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП за 9 месяцев 2018 года составила 11,8%;
  • увеличение объёма выпуска продукции МСП в 1,5 раза от уровня 2014 года/Выпуск продукции за 9 месяцев 2018 года увеличился на 77,9% к уровню 2014 года; 
  • увеличение доли активно действующих субъектов МСП на 50% от уровня 2014 года/По состоянию на 1 января 2019 года количество действующих предпринимателей составило 1 241 328 единиц, что больше показателя 2014 года (926 844 ед) на 33,9%; 
  • увеличение числа занятых в МСП на 50% от уровня 2014 года/За 9 месяцев 2018 года численность занятых в МСП составила 3 233 273 человек, или с ростом на 11,6% к уровню 2014 года». 

Отсутствие данных за весь истекший год объясняется тем, что комитет по статистике предоставляет эти показатели во второй половине следующего года. То есть фактически правительство не может оценить годовой результат своей работы.  Но эту оценку могут сделать другие. В частности, в Казахстане действует Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета, подчиняющийся непосредственно президенту страны. Предполагается, что именно этот орган проводит независимую оценку бюджетной деятельности правительства и реализации госпрограмм, по сути, оценивая эффективность кабмина. 

Как следует из отчета Счетного комитета об исполнении бюджета за 2018 год, с эффективностью в части поддержки бизнеса у правительства не очень хорошо. Начиная с постановки целей и задач.

В самой программе ДКБ-2020 определены четыре ключевых показателя.

Однако Стратегическим планом развития страны до 2025 года и Стратегической̆ картой ключевых национальных индикаторов для бизнес-среды и развития предпринимательства предусмотрены четыре национальных индикатора, из которых только один — «Доля малого и среднего бизнеса в ВВП» — вошел непосредственно в программу ДКБ-2020. Такие индикаторы, как «Индекс конкурентной̆ среды ОЭСР (Product Market Regulation)», «Доля среднего предпринимательства в экономике» и «Доля ненаблюдаемой (теневой) экономики» в программе не предусмотрены. 

В Счетном комитете проанализировали правительственные данные и пришли к выводу, что достижение поставленных в программе целей формальное и не приводит к реальным изменениям. 

Например, формально показатель «Доля малого и среднего бизнеса в ВВП» уже в октябре был перевыполнен и превысил годовое значение на 7,3%, составив 28,9%. Но правительство включило в эту оценку общее количество субъектов бизнеса в стране, а не только тех, кто начал работать благодаря господдержке. Фактически, отмечают эксперты Счетного комитета, это «искажает реальный эффект и не позволяет определить добавленную стоимость МСБ — участников ДКБ». 

Оценка вклада обрабатывающей промышленности в ВВП страны также показывает лишь общую цифру — 11,8% за 9 месяцев 2018 года. Причем речь идет в целом об отрасли, а какова в отраслевой структуре составляющая непосредственно малого бизнеса — неизвестно. 

Несмотря на постоянное увеличение финансирования господдержки, в Казахстане нестабильна «динамика действующих субъектов МСБ, а также численности занятых» в этом секторе. И совершенно несоизмерима «отдача» от этого сектора в экономику. 

Так, за 2010–2018 годы из бюджета страны на развитие и поддержку МСБ всего выделено 386,3 млрд тенге, с ростом объема финансирования к 2018 году в 3 раза. Однако вклад МСБ в ВВП Казахстана увеличился в 2018 году по отношению к 2010 году всего на 40,3% (в 1,4 раза). В предыдущие четыре года (с 2014 по 2017) вклад оставался почти на одном и том же уровне.

«Это свидетельствует о слабой взаимосвязи выделяемых бюджетных средств с показателями результатов, в том числе о низкой эффективности самих мер государственной поддержки», — делают вывод в Счетном комитете.

Оценивая непосредственно работу в 2018 году, эксперты отмечают: из выделенных на реализацию программы 45,9 млрд тенге (за счет республиканского и местных бюджетов) фактическое освоение составило 45 млрд тенге (98%).  Не были освоены средства, выделенные регионам в виде целевых трансфертов на развитие индустриальной инфраструктуры (план — 6,5 млрд тенге, фактически — 5,5 млрд тенге), в сумме 920,1 млн тенге.

Неосвоение сложилось в Карагандинской области при реализации проекта «Строительство ПС 110/35/6 кВ для ферросплавного завода в городе Караганда» в связи с тем, что поставщик не привез импортное технологическое оборудование стоимостью 980 млн тенге. В результате работы по строительству выполнены на 10%, а из выделенных 1,6 млрд тенге освоено 38,8%. К слову, завод предполагалось ввести в эксплуатацию уже в первом полугодии 2019 года.

Выявил Счетный комитет и массу просчетов правительства в прогнозах.

К примеру, по первому направлению — «Поддержка новых бизнес-инициатив предпринимателей моногородов, малых городов и сельских населенных пунктов»  - есть значительное расхождение в прогнозах и реальной ситуации. Изначально кабмин рассчитывал просубсидировать в рамках этого направления 699 проектов, но по факту субсидии получили лишь 267. Причина в том, что средняя сумма кредитов по подписанным и одобренным проектам была выше запланированного. Но в согласно отчету правительства финансовую поддержку по инструменту субсидирование процентной ставки по кредитам получили 753 проекта субъектов малого и среднего предпринимательства.

По второму направлению — «Отраслевая поддержка предпринимателей, осуществляющих деятельность в приоритетных секторах экономики и отраслях обрабатывающей промышленности», согласно отчету правительства, поддержку в виде субсидирования процентной ставки по кредитам получили 664 субъекта МСБ, а гарантирование займов — 559 проектов. Счетный комитет фиксирует: «Не достигнуты с существенным отклонением показатели по субсидированию проектов, выданным гарантиям в приоритетных секторах экономики и отраслях обрабатывающей промышленности, обеспечению предпринимателей необходимой инфраструктурой». 

Третье направление программы — «Снижение валютных рисков предпринимателей». Согласно отчету правительства, 15 предпринимателей, имеющих валютную выручку, получили господдержку по инструменту «субсидирование ставки вознаграждения» на общую сумму кредитного портфеля 15,8 млрд тенге. При этом количество просубсидированных проектов не указано, что не позволяет оценить исполнение планов на 2018 год по снижению валютных рисков предпринимателей.

Четвертое направление программы — «Нефинансовые меры поддержки предпринимательства», предусматривающее обучение основам бизнеса, консультации и так далее. Именно на нем обычно особо концентрируются в своих отчетах члены правительства. Счетный комитет проанализировал это направление и сделал вывод: только по проекту «Деловые связи» в 2016–2017 годах из более 1 500 человек, прошедших обучение в Германии, лишь 1,3% или 20 человек заключили меморандумы и договоры о сотрудничестве с германской стороной.

При этом «средства, запланированные на проведение мероприятий в рамках ДКБ, использовались на погашение задолженности прошлых лет». За счет средств 2016 года в сумме 20,8 млн тенге оплачен авиаперелет участников из Казахстана в Германию, обученных в 2015 году, в 2017 году — 19,4 млн тенге оплачено за перелет обученных в 2016 году. А количество прошедших курсы обучения основам бизнеса уже в десятки раз превышает возможности по кредитованию проектов. 

В Счетном комитете оценили и социально-экономический эффект от реализации программы. Как оказалось, он практически нулевой. 

Так, по итогам 2018 года «наблюдается незначительный рост численности занятых в МСП — на 123 тысяч человек к уровню 2017 года на фоне снижения данного значения в трехлетнем периоде 2015–2017 годов (обусловлено периодом стагнации всей экономики)». 

Несмотря на стабильный рост в течение последних четырех лет зарегистрированных субъектов МСП, количество действующих из них даже сокращается. За 2018 год неактивные субъекты МСП составили 21,3% от всего зарегистрированных, из которых приостановили свою деятельность 131 470 индивидуальных предпринимателей и 36 857 малых предприятий; бездействуют 97 238 малых предприятий и 57 021 индивидуальных предпринимателей; в процессе ликвидации - 6 673 субъектов.

За отчетный период от общего объема продукции, выпущенной МСП, на малые предприятия приходится 68,8% (за 2017 — год 70,9%), средние предприятия — 19,6% (за 2017 год — 17,4%), индивидуальных предпринимателей — 6,7% (за 2017 год — 6,7%), крестьянские (фермерские) хозяйства — 4,9% (за 2017 год — 5%). При этом, несмотря на значительную долю в выпуске продукции МСП, результаты финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц малого бизнеса  за 2010–2017 годы не стабильны.

В целом государственная поддержка осуществляется с 2010 года. Всего государством на эти цели было выделено 386,3 млрд тенге, а перехода малых предприятий в категорию средних не наблюдается.

В 2010 году действовало:

  • малых предприятий — 66 492 с ростом к 2018 году в 3,5 раза (всего — 231 325);
  • средних предприятий — 8 712, с уменьшением к 2018 году на 70% (всего — 2 620).

При этом цифра в 1,2 млн субъектов предпринимателей (по состоянию на 1 января 2019 года) является ничем иным, как простой подменой данных. Если раньше оценивалось количество активных субъектов малого и среднего бизнеса, то с 2015 года правительство стало оценивать работу по показателю «Количество действующих субъектов МСП». А в число действующих попадают и сдающие нулевую отчетность, и неработающие, но не ликвидированные предприятия и многие другие. 

По оценкам Счетного комитета, при сравнении показателя «Количество действующих субъектов МСП» на 1 февраля 2019 года с аналогичным периодом 2015 года наблюдается его снижение на 58 548 единиц, или 4,4%, что «не соответствует информации министерства национальной экономики о перевыполнении показателей по итогам отчетного периода». 

В Счетном комитете обращают внимание и на международные рейтинги Казахстана, констатируя, что достижения в отрасли развития МСБ повлияли на заметное улучшение в них позиции Казахстана.

Однако, несмотря на высокую оценку Всемирного Банка в рейтинге Doing Business 2019 (28 место среди 190 стран), все еще проблемными остаются индикаторы «Международная торговля», «Подключение к системе электроснабжения», а также «Налогообложение».

По оценке всемирных экспертов, Казахстан является контрастной страной в международной торговле. Если местные экспортеры сталкиваются с бюрократией (на подготовку документов требуется 128 часов, таможенное оформление и пограничный контроль — 105 часов, процедуры оформления платные), то импортерам предоставлены значительные привилегии (бесплатные процедуры при ввозе, время на таможенное оформление занимает 2 часа, оформление документации — 6 часов).

По сравнению с 2017 годом в налогообложении наблюдается отсутствие прогресса с точки зрения облегчения ведения бизнеса. У Казахстана довольно низкий индекс процедур после подачи отчетности и уплаты налогов. По мнению Всемирного Банка, в оцениваемом периоде ничего для облегчения ведения бизнеса в сфере налогообложения в Казахстане сделано не было.

Индекс процедур основан на четырех компонентах: времени на соблюдение требований для возврата НДС, времени на получение возврата НДС, времени на соблюдение требований корректировки по налогу на прибыль, времени для корректировки налога на прибыль. Отмечены слабые позиции Казахстана в связи с бюрократией и по индексу «Подключение к системе электроснабжения», который снизился на 6 позиций,  напоминают в Счетном комитете. 

Вывод в итоге неутешителен. Тот инструментарий, что  предлагает «Дорожная карта бизнеса 2020», не решит многочисленные проблемы МСБ и не приблизит Казахстан к заветной цели — 50% доли малого и среднего бизнеса в экономике страны. Нужные, видимо, другие, более системные решения.

На фото визит президента Токаева на молочно-товарную ферму в Костанайской области


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *