Политический портрет Токаева

Каждый, кто пытается дать объективную характеристику Касым-Жомарту Токаеву, неизбежно сталкивается с большой проблемой – его бесцветностью как политика. Несмотря на успешную карьеру на государственной службе, он ничем особенным  себя не проявил. Таких людей во времена Советского Союза в официальных биографиях (и некрологах) обычно именовали «верными сыновьями партии и народа».

Касым-Жомарт Токаев и есть такой «верный сын». Правда не «партии и народа», а Назарбаева.

Похоже, именно поэтому он и был выбран в качестве преемника на посту президента. Судя по всему, обжегшись на многих своих соратниках, начиная с бывшего премьер-министра РК Акежана Кажегельдина и единственного в истории страны вице-президента Ерика Асанбаева, Нурсултан Назарбаев предпочел не рисковать. В результате вторым президентом РК стал человек:

  • управляемый,
  • сверхосторожный, если не сказать трусливый,
  • равноудаленный от ключевых элитных кланов и групп влияния,
  • не имеющий друзей в верхушке казахстанской элиты,
  • не обладающий большим состоянием,
  • не способный быстро наладить отношения, выстроить схемы и запустить процессы,
  • не лидер и к тому же начисто лишенный харизмы. 

Эти качества, весьма ценные и полезные в роли верного соратника елбасы, закономерно превратились в свою противоположность, когда вдруг возникла необходимость спозиционировать Токаева как нового руководителя Республики Казахстан. И нет никаких шансов на то, что он вдруг изменится, выйдет из «футляра», в каковом пребывает уже минимум лет сорок (с момента начала карьеры в МИД СССР).

Другими словами, рассчитывать на то, что Касым-Жомарт Токаев завтра вдруг станет харизматичным лидером, способным повести за собой народ и государственный аппарат в светлое будущее, бесполезно в принципе. Поэтому нельзя без улыбки наблюдать за попытками Акорды и ее пропагандистской машины «слепить» из Токаева нового главу государства в глазах общественности.

До Нурсултана Назарбаева, с его аномально развитым политическим чутьем, артистическими данными, умением быть циничным  и лицемерить, способностью разговаривать с каждым так, как от него ожидают, четко понимать мотивы, которыми руководствуются люди, Касым-Жомарту Токаеву так же далеко, как нам пешком до Луны. Именно поэтому мы считаем, что второй президент РК обречен оставаться бледной тенью Назарбаева не только при его жизни, но и после  ухода из жизни елбасы.

Что отнюдь не означает, что Касым-Жомарт Токаев будет верен Назарбаеву до последнего вздоха. Скорее наоборот. Как только елбасы не станет, он под давлением своего окружения наверняка попытается осуществить ревизию деяний последнего, хотя бы для того, чтобы удовлетворить властные амбиции слабого человека, а также перераспределить сферы влияния в экономике и бизнесе, чтобы помочь кому-то заполучить как можно больше собственности  и прочих активов в обмен на поддержку.

Вот в этот период Токаев, возможно, и проявит свои человеческие качества. Ведь он, с одной стороны, получит шанс выйти из тени Назарбаева, поскольку тот уже не будет его заслонять. А с другой – он так или иначе будет вынужден принимать решения,  отменяющие  и отрицающие то, что было создано, установлено, принято под руководством его предшественника на посту главы государства. Причем как под давлением своего окружения, так и обстоятельств, как внутренних, так и внешних.

Ну а пока политтехнологам, работающим на Акорду, приходится придумывать буквально на наших глазах миф о Токаеве, используя мнения людей, которые когда-либо учились, сотрудничали или сталкивались с ним  и которые по своему формату не требуют документального подтверждения.

 

С проблемой квалификации «человека в футляре» столкнулись и мы. На нашей памяти Касым-Жомарт Токаев публично вышел из себя и проявил эмоции как госдеятель только один раз, осенью 2001 года, когда большая группа казахстанских чиновников и бизнесменов, создав общественное движение «Демократический выбор Казахстана», публично потребовала от Нурсултана Назарбаева окоротить его тогда всесильного зятя Рахата Алиева и провести в стране демократические политические реформы.

Поскольку в Интернете об этом, пожалуй, самом глубоком и продолжительном внутриполитическом кризисе в Казахстане, информации предостаточно, ограничимся констатацией данного факта. 

Представляется, что тогдашняя аномальная нервозность и эмоциональность Токаева была в том числе вызвана и тем, что он крайне неуютно чувствовал себя в кресле премьер-министра РК. На фоне своих предшественников, Акежана Кажегельдина и Нурлана Балгимбаева, он действительно выглядел крайне бледно, практически дилетантом в области управления экономикой. Это понимали все, а некоторые члены правительства  даже не скрывали своего мнения об этом факте, поэтому Токаев не пользовался уважением в госаппарате. И. по нашей оценке, когда лидеры ДВК выдвинули резонансные политические требования к будущему елбасы, Токаев попросту сорвался.   

Позволим себе обширную цитату из статьи, опубликованной в  казахстанской газете «Республика» в сентябре 2001 года, где была дана оценка тогдашнему премьер-министру страны:

«Каждому овощу свое время

Разговоры об отставке Касымжомарта Токаева ведутся давно, время от времени то, затихая, то усиливаясь. Но сегодня все говорит в пользу того, что смена кабинета не за горами.

Как известно к сильным сторонам Президента Республики Казахстан относится умение предугадывать развитие событий и заранее готовиться к ним. В том числе таким образом формировать правительство страны, чтобы оно наилучшим образом соответствовало новой обстановке и задачам.

Вспомним нашу новейшую историю. Когда стало очевидным, что падение промышленного и сельскохозяйственного производства в стране остановить не удастся, поскольку государство не располагало необходимыми для этого финансовыми ресурсами, менеджерами и выходами на мировой рынок, на смену правительству Сергея Терещенко пришло правительство Акежана Кажегельдина.

Он не был крупным специалистом в области управления или макроэкономики, с чем, наверное, согласятся даже его сторонники, но у него в отличие от других была политическая смелость и деловая предприимчивость, как оказалось позднее, даже граничившие с авантюризмом.

Только такой человек, не связанный общим прошлым с партийно-хозяйственной верхушкой страны и директорским корпусом был способен в короткий срок провести приватизацию крупнейших производственных комплексов Казахстана несмотря на сопротивление, которое программа разгосударствления встретила в обществе.

А это позволило руководству Казахстана привлечь в республику крупный иностранный капитал, принесший с собой инвестиции, западный менеджмент и торговые связи. Без этого не был бы возможен экономический подъем последних трех лет, поскольку именно добывающая промышленность страны внесла в него решающий вклад и «потащила» за собой остальные сектора реальной экономики.

Позднее появилась необходимость остановить приватизацию в Казахстане, которая стала приобретать неуправляемый характер, сохранить контроль со стороны государства над стратегическими инфраструктурными комплексами, такими как железные дороги, национальные электрические сети, трубопроводный транспорт и так далее и начать работу по внедрению рыночных механизмов хозяйствования в основных отраслях экономики.

И на смену правительству Акежана Кажегельдина пришло правительство Нурлана Балгимбаева, которое в основном было занято помощью конкретным отраслям и производствам и взяло курс на усиление роли государства в экономике. А сам новый глава кабинета был хозяйственником с опытом руководства отраслевым министерством и национальной холдинговой компанией.

Когда разразился Азиатский экономический кризис, охвативший и территорию государств - членов СНГ, это правительство оказалось укомплектованным настолько самостоятельными и энергичными министрами, что главе государство пришлось не раз помогать премьер-министру, ставить их на место. Что было терпимым в условиях экономического кризиса 1998 – 1999 годов, не соответствовало новым условиям и в самом начале последовавшего экономического подъема на смену правительству Нурлана Балгимбаева пришло правительство Касымжомарта Токаева.

Как бывший министр иностранных дел он лучше других мог представлять Республику Казахстан в ее новой роли кандидата в «азиатские тигры» и демонстрировать иностранным инвесторам незыблемость политики государства по их поддержке, а также реализовать задачи по завершению вхождения Казахстана в мировое сообщество и завоеванию политического лидерства  в регионе.

Теперь внешняя обстановка снова меняется. Выступая в начале сентября на совместном заседании палат Парламента с ежегодным посланием народу Казахстана, Нурсултан Назарбаев предупредил, что конъюнктура мирового рынка меняется в худшую для поставщиков  сырья сторону, а положительное сальдо внешней торговли страны уменьшается. Очевидно, что за этим должна последовать перестройка правительства в соответствии с новой обстановкой и задачами».

Еще раз повторим: мы считаем, что именно осознание Касым-Жомартом Токаевым своей ущербности как премьер-министра спровоцировало аномальную эмоциональность его знаменитого публичного обращения к президенту РК Нурсултану Назарбаеву 20 ноября 2001 года с требованием отправить в отставку членов правительства, осмелившихся вступить в «Демократический выбор Казахстана» и выдвинуть политические требования. У нас нет никаких сомнений в том, что само это обращение было санкционировано Назарбаевым, которому был нужен повод для увольнений бунтарей, но то, как оно было озвучено, навсегда вошло в историю страны.

Впрочем, исследовав архивы, мы нашли еще один случай,  когда Касым-Жомарт Токаев позволил себе публично понервничать. В апреле 2000 года, вернувшись из поездки по регионам, он резко высказался в отношении неупомянутых областных акимов, приравняв их по умственным способностям к кенгуру и назвав сепаратистами. После чего  отчитал членов своего кабинета за невыполнение поручений и решил обратиться к главе государства с просьбой наказать виновных министров. А случилось все это на фоне слухов о том, что чуть ранее, в феврале, Токаев обратился к Назарбаеву с просьбой об отставке по собственному желанию, которая тем не менее не была удовлетворена главой государства.

Но даже если в ходе обсуждения личности Касым-Жомарта Токаева в информационном пространстве Казахстана будут припомнены другие факты его эмоционального и даже агрессивного поведения, все равно определение «человек в футляре» по нашему мнению более всего соответствует описанию второго президента РК как государственного деятеля и политика.

 

Что же касается его собственной самооценки, то она была им изложена в частном письме, которое  пользователь Kassymzhomart Tokaev отправил 21 марта 2011 года с электронного  почтового ящика [email protected] адресату по имени Timur на ящик [email protected].

(Это письмо вместе с другими письмами казахстанских чиновников и общественных деятелей была несколько лет назад  опубликована в открытом доступе в интернете неизвестными хакерами – ред.).  

После эмоционально-сентиментального описания встречи Касым-Жомарта Токаева с шефом (Назарбаевым) перед его отъездом в Швейцарию, на работу в ООН, там есть следующее признание:

«… Я сказал, что еще в 2003 году предупреждал об опасности со стороны Аблязова. Не прислушались. Сказал также, что за все время так и не смог примкнуть к кому либо, друзьями не обзавелся, поэтому уезжаю, сожалея только об одном: не будет возможности хотя бы иногда общаться с ним».

 

Еще одним качеством Касым-Жомарта Токаева, о котором мало кто знает, является его аномальная подозрительность. В подтверждение этого можем привести случай, вызвавший шок у очевидцев.

Как-то раз во время посещения элитного фитнесс-клуба, уже после возвращения в Казахстан из Швейцарии, тогдашний спикер Сената Парламента РК вдруг начал демонстративно снимать на камеру мобильного телефона людей, которые занимались в зале, как бы демонстрируя им, что если что-то будет  не так, то он сможет их найти. По нашей оценке, причина такой подозрительности очевидна – собственная слабость и осознание этого факта.

Обратная сторона такой слабости, можно сказать, ее результат – столь же аномальная высокомерность по отношению к людям, стоящим ниже его в государственной вертикали. Но поскольку все это прячется за дипломатической выдержанностью, об этих качествах второго президента РК знают только те, кто непосредственно с ним сталкивался.

 

В связи со всем выше сказанным возникают закономерные вопросы.

ПЕРВЫЙ. Став главой государства, Касым-Жомарт Токаев сможет выйти из «футляра»?

По нашей оценке, точно нет. И не только в силу возраста, ведь ему на днях исполнилось 66 лет, но и по причине того, что теперь он оказался в эпицентре власти и число людей, которые его окружают, с которыми он вынужден ежедневно общаться и которые так или иначе оказывают на него морально-психологическое давление, возросло на два порядка. А после ухода из жизни Нурсултана Назарбаева возрастет еще больше. В этих обстоятельствах люди подобные Токаеву еще больше закрываются, поскольку это единственная доступная для них модель выживания.

ВТОРОЙ. Сможет ли Касым-Жомарт Токаев стать преемником Нурсултана Назарбаева не только формально, но и реально?

По нашей оценке, ответ тоже отрицательный.

Нурсултан Назарбаев, несомненно, обладает природной харизмой, умом и психологической гибкостью, что позволило ему сделать выдающуюся карьеру сначала в СССР, а затем тридцать лет возглавлять независимую Республику Казахстан. И даже после отставки с позиции главы государства оставаться вершителем судеб страны и ее народа.  Этому явно способствовали два важных обстоятельства:

  • во-первых, елбасы 1940 года рождения, а людям этого поколения, чтобы выжить и добиться успеха в жизни, приходилось напрягаться изо всех сил,
  • во-вторых, он  прошел отличную школу внутри советского партийно-государственного аппарата, где конкуренция была столь же высока, как и тогдашние требования к профессионализму государственных менеджеров.

Касым-Жомарт Токаев - 1953 года рождения, то есть человек следующего после елбасы поколения. Этим людям также пришлось нелегко, но жизненные условия сына сначала ответственного сотрудника силовых структур, а затем известного писателя-детективщика, родившегося в Алматы, были куда лучше, чем у многих его современников.  Тот факт, что он смог поступить в престижный московский вуз, закончить его и стать профессиональным дипломатом, означает что он человек отнюдь не без способностей. Но в то же время тот факт, что за 16 лет работы в системе Министерства иностранных дел СССР он вырос только до позиции советника посольства в Китае (что, конечно, неплохо, но отнюдь не выдающееся достижение), свидетельствует о том, что он был таким же, как многие, не более того.

ТРЕТИЙ. Способен ли Касым-Жомарт Токаев будучи человеком, не имеющим лидерских качеств, харизмы и большого опыта руководства экономикой и обществом, стать в качестве нынешнего главы государства   эффективнее, чем его предшественник?

По нашей оценке, тоже нет. Хотя бы по той простой причине, что у Нурсултана Назарбаева есть инстинкт власти, который позволяет ему принимать неочевидные решения, а также рисковать, вовремя назначая тех или иных людей на ключевые госдолжности, оказывая им доверие (конечно, в ограниченных пределах). Подтверждением тому взлеты Акежана Кажегельдина, Нурлана Балгимбаева, Мухтара Аблязова, Карима Масимова и многих других назначенцев елбасы, включая бывшего президента НАК «Казатомпром» Мухтара Джакишева.

Этого инстинкта власти у Касым-Жомарта Токаева точно нет, иначе бы он преуспел как Имангали Тасмагамбетов, Умирзак Шукеев и еще десяток других соратников елбасы, которые не только сделали прекрасную карьеру на госслужбе, но и превратили своих ближайших родственников в миллиардеров и мультимиллионеров, а также сформировали и возглавили весьма влиятельные кланы.  

ЧЕТВЕРТЫЙ. Сможет ли Касым-Жомарт Токаев не только исполнять (играть) роль президента РК, но и на деле выполнять главную внутриполитическую функцию главы государства – обеспечивать внутриполитическую стабильность, в том числе поддерживая баланс между элитными кланами и группами влияния?

Увы, и здесь ответ скорее отрицательный. Ведь главный инструмент поддержания внутриполитической стабильности и сохранения баланса между элитными кланами и группами влияния в виде силового блока Назарбаев оставил себе. И не факт, что после его ухода из жизни Токаев сможет его заполучить.

 

Все выше сказанное заставляет нас сделать вывод, что второй президент РК Касым-Жомарт Токаев является фигурой транзитной, чья задача не столько взять верховную власть в стране в свои руки и удерживать ее, сколько взять и затем благополучно передать ее кому-то еще.

Другое дело, что транзитный период может затянуться, причем по разным причинам.

Более того, мы допускаем, что Токаеву удастся досидеть в президентском кресле до 2024-2025 года, когда должны состояться следующие плановые выборы главы государства, поучаствовать в них и даже победить. Но это возможно только в том случае, если он будет поддержан самым влиятельным кланом в стране (тем, который сегодня возглавляет Назарбаев), будет соблюдать правила игры, установленные елбасы, а социально-экономическая ситуация в республике не будет  критично ухудшаться.

Вот тогда Токаеву возможно удастся повторить политическую судьбу Леонида Брежнева, партийного бюрократа средней руки, не обладавшего никакими выдающимися способностями, кроме как  балансировать между группами влияния, но при этом устраивавшего всех или почти всех во власти, так как он давал этим всем возможность жить максимально хорошо для условий своего времени.

Это в лучшем случае.

В худшем же случае для себя и страны он повторит судьбу Константина Черненко, верного соратника Леонида Брежнева, чье правление стало рекордно коротким  о котором сегодня не вспоминают даже ярые противника социалистической системы и СССР.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *