Современный авторитаризм и момын* казахи - III

Чем отличается авторитаризм и тоталитаризма? И в чем суть так называемого классического тоталитарного режима?  Для авторитаризма характерен выборочный террор и репрессии по политическим признакам, а тоталитаризм же расширяет сферы влияния и беспринципность применения силового метода повсеместно, считает политолог Дастан Кадыржанов.

Статьи, посвященные природе казахстанского авторитаризма, были, напомним, опубликованы в казахстанской прессе и на странице Дастана Кадыржанова в Facebook. Поскольку прошло уже пять лет с момента публикации, мы решили, что есть смысл напомнить о них  нашей аудитории.

Цикл из пяти статей мы разделили на три публикации.  Первые две читайте здесь и третью здесь.


 

Часть IY «Светлое будущее» тоталитаризма

«Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом её удобство». (Альбер Камю)

Назвать наш режим «авторитарным» — это значит просто не сказать о нём ничего. Авторитаризм — очень широкое понятие. Часто авторитарные методы оправдываются историками, которые привыкли смотреть на события с высоты времен и эпох. Иногда эти методы признают прогрессивными и даже патриотически жертвенными, в особенности, если лидер пренебрегает своим сегодняшним имиджем во имя будущего, решаясь на непопулярные шаги.

Не всегда то, что делали Ататюрк, Шарль де Голль или Мохаммад Махатхир, получало горячую поддержку всех и вся. Как часто современники обрушивались на них с критикой, называя тиранами и деспотами! И, естественно, любой авторитарный правитель, совершая что-то, встречающее громкое или глухое сопротивление народа, втайне думает: «Я именно тот, кто из ряда выдающихся Пастырей. Сейчас вы не понимаете меня, а завтра будете благодарны, что я так поступил. Ибо я прав сегодня, а вы прозреете лишь завтра». Суд истории считается самым непредвзятым, и, кто его знает, может многие откровенно авторитарные меры и сегодняшних управителей ещё откликнутся позитивом и благодарностью в будущих поколениях.

Что же нам с этого, дорогой читатель? Кто подумает о нас, которым предстоит час за часом, день за днём проживать то, что потомки будут считать историей, политики считать незначительными эпизодами, а властители — допустимыми жертвами?

Проживать то, что называется просто — наша судьба, наша жизнь. И она у нас отнюдь не одна с властителями этой страны, как бы громко они об этом не кричали.

Понятное дело, мы тоже живем ради будущего и готовы жертвовать многим, чтобы наши мечты о процветающей Родине не остались лишь идеалистическим бредом или утопией, сброшенной нам с высоких трибун. В то же время для себя и своих детей мы хотим, чтобы взор наш, обращенный в будущее, не был затуманен горечью обмана и пропагандистским абсурдом, унижающим наш интеллект, наше достоинство. Мы хотим верить. Но доверчивым сбродом быть не согласны.

Как определим мы «наше время» под занавес нашей же жизни? Периодом зла, заблуждений, потерь или достойной ступенью на пути вверх, к просвещенному будущему грядущих поколений?

Что ж, сейчас это во многом зависит от того, что ожидает нас в ближайшем будущем.

Через что пройдёт народ Казахстана в период, который последует в истории тому историческому отрезку, которые переживают мои поколения. Куда повернется и куда ведёт авторитаризм по-назарбаевски уже сегодня? Будем ли мы этому немыми свидетелями или энергично погрузимся в пучину событий, совершая поступки и создавая будущее своими руками, интеллектом и гордостью граждан будущей Нации? Думать и решать придется сейчас, потому что «завтра» бывает разным для архонта, гоплита и галерного раба.

Неконституционная монархия

Вы сможете найти вполне ясно обозначенные различия между авторитаризмом и тоталитаризмом практически в любых политологических справочниках, включая и Википедию. Несмотря на то, что многие сравнительные системы различаются между собой, в целом они достаточно схожи. Из этих сравнений мы можем понять главное — наши политические реалии в динамике представляют собой дикую смесь авторитарных и тоталитарных признаков. Но всё же между ними есть принципиальная и твёрдая граница.

К примеру, для авторитаризма характерно невмешательство правящей верхушки в экономические процессы, в функционирование рынков. Тоталитаризм же наоборот стремится максимально проникнуть во все сферы жизни общества. В казахстанских реалиях мы видим то, что мелкий и средний бизнес «сыплется» в силу неконкурентности перед крупным олигархическим капиталом. Но происходит это не потому, что предприниматели создают ненужный товар или услуги — неконкурентность возникает из-за низкой выживаемости независимого частного бизнеса под административно-рейдерским прессом. Это привело к тому, что в стране повсеместно на вопрос: «чьё это?» можно смело отвечать: «Маркиза, маркиза Карабаса» (не стану пересказывать анекдот, адаптированный под наши реалии).

Все уровни власти энергично участвуют во внерыночном принуждении и распределении доходов. Причём в сопровождении тотальной коррупции результаты такого распределения чудовищно несправедливы. Человек, вкладывающий в дело интеллект, энергию, предприимчивость, здоровье и материальные ценности, зарабатывает в итоге значительно меньше того бюрократа, который его грабит в лице множества государственных инстанций, монополий и институтов «развития». Навершием этого административно-коррупционного «хора» является клановая и банковская системы. Ой, простите, почему «и»? Это ведь одна и та же система.

В конце концов, властная верхушка становится бенефициаром практически всего, что создано человеческой инициативой в Казахстане — от выращенной редиски до результатов девальвации валюты. В последнее время мы наблюдаем, что в макроэкономике власть всё больше и больше делает упор на плановость развития экономики. Но реальное воплощение этой «плановости» становится возможным не по причине гениальности централизованного государственного управления, а скорее из-за усиливающейся возможности осуществления тотального контроля над ней. Хотя, сравнивая с прошлыми тоталитарными системами, приходится признать, что наш современный Госплан какой-то уж очень хиленький. Даже правильное количество учебников посчитать ему не под силу, хотя в фильме «Служебный роман» целую «лёгонькую промышленность» обсчитывали без всяких эпплов да айбиэмов.

Усиливаются такая характеристика режима как «полицейское государство». Для авторитаризма характерен выборочный террор и репрессии по политическим признакам. Тоталитаризм же расширяет сферы влияния и беспринципность применения силового метода повсеместно. А тем паче и в экономической сфере. Все видят, что сегодня фактически идёт массовый передел собственности широкого круга граждан в пользу личных интересов представителей полицейской и судебной машины.

Даже святая святых казахстанской автократии — сильные качества лидера — очевидно сползает в сторону заметной утери харизмы. Это один из парадоксов отличия тоталитаризма и авторитаризма — история вроде как демонстрирует, что сильные харизматические лидеры характерны именно для тоталитарных государств, но это лишь поверхностное суждение.

Да, на первый взгляд кажется, что режимы Третьего Рейха, дуче, каудильо Франко и Сталина целиком держались на харизме их лидеров. Но это нет так.

Авторитаризм ни с кем не делит право принятия конечных решений. В тоталитарных же режимах лидер вынужден делить эту роль с «институтом поддержки» — партией или конклавом высших политических должностей. Авторитарный вождь в своих интересах эксплуатирует потенциал своих же ставленников. При тоталитаризме ситуация полностью меняется — часто вождь сам становится исполнителем интересов своей камарильи, особенно при вхождении в почтенный возраст. Причина находится на поверхности — «политический конклав» лидера держит в руках все нити его личных слабостей, экономических интересов, компромата на вождя, а также умело управляет созданным вокруг него гибельным туманом культа личности.

И, наконец, главное — авторитаризм, как правило, опирается на сугубо прагматические идеологемы и всё-таки пытается выстроить некий союз общества и лидера на почве национальных интересов. Тоталитаризм же в своей идеологии использует утопические теории и мифы, вроде наступающего коммунизма или программы 2050 из Вечного Мира. В тоталитарных обществах полностью нарушены коммуникации общества и власти, потому что они нисходят сверху вниз в режиме безапелляционного монолога, а диалоги лишь имитируются для поддержания общей картинки утопического благополучия.

Вы обратили внимание, дорогие читатели, что я даже не касался таких очевидных признаков тоталитаризма, как увеличение нарушений прав человека, ограничений гражданских свобод, рост количества узников совести, имитационная демократия, выборочная свобода слова, кровавые разгоны демонстраций и так далее. Вы поймёте меня, ведь здесь мы не беседуем об очевидном, а пытаемся разглядеть скрытые течения нашей с вами действительности.

И вы вправе спросить: делая вывод о том, что в стране практически укрепился тоталитаризм, зачем я назвал эту главу «неконституционная монархия»? Дорогие сограждане страны, название которой с некоторых пор вступило в период неопределённости! Я это сделал с той целью, чтобы добавить к характеристике нашего политического строя ещё один важный штрих.

Классические тоталитарные режимы, а их не так много мы знаем из мировой истории — создавались вследствие катастрофического искажения новых цивилизационных идей. Так, Третий Рейх исказил идеи национализма и социализма, а большевики раздавили народовластие советов в пользу диктатуры пролетариата. Однако в основе этих режимов всё же лежали идеи, являвшиеся яркими новациями ХХ века. Мы же, переходя в тоталитаризм уже третьего тысячелетия, умудрились наполнить его откровенно феодальным, варварским содержанием, воссоздав улусы в кормление, заменив прибыль мздой, сделав из президента и его семьи высшее и неприкосновенное сословие и отдав страну в распоряжение удельных сатрапов, большинство из которых построило в своих областях свой собственный региональный абсолютизм.

Иными словами, наш тоталитаризм представляет собой самую реакционную свою версию.

Камо грядеши?

Не станем пророчествовать, сотрясая посохом воздух, а опять обратимся к эмпирически накопленному научному знанию. К чему история ведёт обычно деспотические общества? Примеры её столь разнообразны, что невооружённым взглядом трудно угадать в них то, что может касаться именно нас. Вроде бы известно, что сходные общества приходят к сходным результатам. Но даже в рамках нашего Центральноазиатского региона мы видим — вот совсем рядом Кыргызстан и Узбекистан, и вряд ли при общей схожести прошлого и текущего исторического момента, наше будущее будет одинаковым.

Поэтому будем исходить из иных сравнительных характеристик.

Зачем мне понадобилось так скрупулёзно искать разницу между тоталитарной системой и авторитарной? Для нас с вами — в чём важность этих нюансов? Ну, подумаешь там перегнули, тут переврали, здесь переукрали.

Всё дело в том, что у этих политических систем разное будущее, разная историческая развязка.

Авторитаризм теоретически может постепенно преобразоваться в боле демократический строй — достаточно будет политической воли персон текущей или следующей элиты. То есть в какой-то момент у режима личной власти Назарбаева был гипотетический шанс начать реформы в нужную сторону.

У тоталитаризма лишь две развязки — либо революционные изменения, способные повлечь за собой даже развал государства, либо (вот здесь прошу обратить особое внимание) — установление самой крайней право-тоталитарной формы правления. И эта форма неизбежно повлечёт за собой не только решительное «завинчивание последних гаек», но и такие «прелести» открытой тирании, как всеобщая обязательная идеология, ещё несколько волн передела собственности, широкомасштабный террор и абсолютное торжество серой массы над оставшимися индивидуумами. Всё это будет сдобрено замечательной бравурной пропагандой и…. массовой поддержкой широких слоёв населения!

Ну и пусть эти массы и боятся, может подумать сегодняшняя элита, нас минует чаша горькая сия. А вот и нет. Самая изощрённая реакция будет направлена именно против неё. Она будет называться просто — коварное азиатское масштабное сведение счетов. Как гласит древний коринфский оракул: «Счастлив Кипсел, и дети его, но не дети его детей». В нашем случае, я думаю, ни дети Кипсела не смогут спать спокойно, ни сам Кипсел. Новым центурионам будет приятно гордиться вождём и продолжать его культ личности, когда он… находится в резервации. Горки Ленинские станут для вождя символом славы в глухом заключении…

Спасение за границей? Увольте, господа… Где?! Запад, как всегда, выгодно всех перепродаст и опять останется в прибытке. Россия будет первое время надувать щеки, но вряд ли казахский диктатор окажется столь ценным приобретением, как Сноуден. И потом, скорее всего, Кремлю вдруг неожиданно окажется некогда.

Арабский мир… Вы действительно верите, что они в восторге от бывших коммунистов? Хорошо, даже богатых коммунистов? Я думаю, Запад сможет деловито объяснить арабам, что к чему. Запад сейчас именно этим и занимается.

Даже могучий Китай с удовольствием обменяет ненужный символ на новые условия продления контрактов. Какая разница как зовут кошку, которая ловит мышей? Тем более что именно «новый магистрат» сегодня прекрасно обучен вылавливать, выуживать, наказывать и раздевать догола оппонентов, прячущихся по разным «углам глобуса». Кстати, тренировка-то продолжается.

Вот такие они — коварные ловушки автократии, о которых предостерегал Бейбарс Великий.

А остался ли выбор? Вероятнее всего — нет.

Судя по всему, в последнее время президент особо и не стремится получать всеобъемлющую информацию об обществе. То ли политическая усталость, то ли сладкая ложь царедворцев становится все слаще, убеждая елбасы в том, что он уже достаточно сделал, и ему надо отдохнуть. «А мы и сами справимся, вы уже и так достигли небывалого величия» — шепчут эти голоса, а реальный перевод этих слов таков: «Может ты и не знаешь — но все старые львы кончают жизнь в пасти гиен. Хватит уже терпеть тебя, старый лев. Мы новая власть, а тебя уже давно ждут твои гиены». Лидер не заметил, что раньше формировавшиеся им правила политической игры формируются уже не им. А честно подсказывать — никому особо и неинтересно.

Многие под старость лет некстати забывают, что уход от дел и даже смерть — это не «заслуженный отдых», а скорее всего самый ответственный труд, который человек должен сделать, совершить. Нельзя расслабляться, даже на пороге манящих объятий вечного покоя Мәңгілік Ел.

Сегодня сутью политики становится внутриэлитное согласование, которое заменяет собой реальную коммуникацию правящей группы и народа. Единственными сигналами о реальной жизни общества, доходящими до Назарбаева, становятся те, которые используются кланами лишь в виде аргумента в спорах между собой. В том числе и для нагнетания чрезвычайщины. Если факт общественной жизни бесполезен для аргументации в перераспределении или защиты сферы интересов, то он никогда и не достигнет ушей елбасы. В особенности если сам глава государства проявляет мало интереса к реальной картине. Мало интереса — это не потому, что лень или надоело. Прежде всего, потому, что реальная картина нарушает его собственную картину его же роли в жизни народа.

В дальнейшем «фильтрация информации» становится не просто бедой народа, а прямым оружием против автократического лидера. А неинформированный лидер, находящийся под обаянием собственного культа личности — идеальный инструмент бюрократической диктатуры для реализации собственных интересов. Я уже писал об этом — творение пожирает своего создателя.

Часть V. Девальвация власти

«Тоталитаризм стремится не к деспотическому господству над людьми, а к установлению такой системы, в которой люди совершенно не нужны». (Неизвестный автор)

 …Меня подрывает откровенная грубость президента на правительственном совещании, когда министрам прилюдно «тычут» и грозят державным пальцем в духе «я тебя породил, я тебя и… ты вообще кто такой, тут сидишь?!» Нет, совсем не обидно за членов правительства — они ведь сами для себя избрали свое место. Просто есть же какие-то понятия этики, культуры что ли. Неужели это и есть наша казахская цивилизация?

Благородство в любых формациях должно исходить сверху. Как говорит старая римская поговорка: «Солдаты не любят, когда ими руководит неблагородный». И, сами понимаете, дорогие читатели, сегодня вряд ли речь идёт об особом происхождении. Позволю даже предложить свою поговорку: «Дворяне ушли, но требования никто не отменял».

Я помню, что во времена СССР «тыкали» друг другу члены Политбюро. Но этому было вполне идеологическое, даже сакральное объяснение. «Тыканье» считалось неким «демократическим, пролетарским» стилем — мы, дескать, безупречного «народного» происхождения. Но диктатура пролетариата вроде как далеко позади, да и в народность нашей камарильи мало кто верит.

Вы знаете, сегодня уже нет смысла раздавать характеристики властям и, после предыдущей публикации из этого цикла, отгадывать наше общее будущее. Теперь можно и не сомневаться, что всё пройдёт очень приближённо к описанному сценарию. Отбросьте сомнения — ей богу, для них не время.

Главный вывод, который можно сделать «своими словами» из произошедшего: «О, Аруахи!!! Они ведь не ошибаются! Они просто не умеют! Ни сделать, ни рассказать о сделанном, ни быть справедливыми, ни щедрыми, ни профессиональными, ни честными, ни благородными, ни вперёд ведущими! Не умеют говорить с народом, любить его, быть им, в конце концов». Могут только бить, разгонять, подложно судить… даже уже не стоит перечислять. И не один из них не может честно сделать так, чтобы потом честно же сказать, как великий автократ Ататюрк: «Я хочу, чтобы правительство не разбивало сердца, а завоевывало их». Что им наши сердца и души?

Сегодня все громче и громче звучит требовательный вопрос — а что же делать то? Ведь, вы, дорогие читатели, понимаете из эпиграфа к этой части, что для них не просто лучше, чтобы нас не было, но нас уже просто нет!

Есть ли некие, хотя бы приблизительные рецепты, как поступать тому, кто необязательно протестующий, оппозиционный или сварливо недовольный, а тому, кто… думает о себе! Понимаете, о чём я? Если ты не позволяешь втаптывать себя в грязь, не позволяешь считать себя быдлом, плевать тебе в лицо, то завтра ты обязательно задумаешься и о том, чтобы тебя окружали не гиены, а львы. И не только задумаешься, но и потребуешь этого. Потребуешь, чтобы в жизнь вернули… честь! Как говорят уже сегодня: «В глаза мне смотри, сын казахского народа!» Где твоя честь?

Скованные одной цепью, связанные одной целью

Прежде чем перейти к конкретике «что делать», коснемся тех важнейших вещей, которые нужно учитывать при разработке хотя бы приблизительного плана действий или реализации убеждений.

В первую очередь, то, что наш тоталитарный строй сегодня это не только и не столько тирания правящей верхушки. Большая часть населения Казахстана в той или иной мере является соучастником существующей системы. По разным причинам и мотивам.

Напомню, что у коррупции всегда есть два участника действия — рука берущая и рука дающая. При этом, способ решения проблемы всегда выгоднее именно коррупционный — сэкономишь и время, и нервы, и средства. То, что удалось Назарбаеву и его элите — это погрузить практический весь активный класс населения в одну систему круговой поруки. Она выгодна лишь на первый взгляд, но когда начинаешь понимать, что это фактор регулирования твоей жизни, твоего страха, а когда надо и твоих убеждений — то горько осознаешь, что ты в ловушке, и выбраться из нее нелегко. А то и невозможно.

Речь идет не только о коррупции. Но и в целом, об общем распределении благ различного характера — от грубо материальных, до даже творческо-кинематографических. В тоталитарных условиях, когда самым выгодным бизнесом являются растрата, кража государственных средств и откат — невыгодно заниматься частной инициативой. Выгоднее пристать к системе и получать блага тем способом, который называется «закрывая глаза на…». И если ты ещё активный и инициативный человек — такой сценарий в нашей стране для тебя становится неизбежным.

Хорошо, если такой человек понимает все нюансы своего соучастия. Но, как правило, происходит наоборот — в оправдание он способен выстроить внутри себя даже некоторую стройную логику убеждений. Часто это становится результатом хорошего самовнушения и самоуспокоения, что, в конце концов, превращает человека в жалкую тень самого себя. Но сегодня не о таких речь.

Поэтому у нашей власти может уже и мало искренних единомышленников, но масса соучастников. Именно эта невозможность оторвать себя от соучастия — и является главным якорем всей сознательной гражданской инициативы. Как тут не вспомнить марксистов с пролетариями и их цепями.

Подобная круговая порука не обязательно нисходит вертикально сверху вниз. Президент Назарбаев в равной мере не может посадить никого из своих ставленников за очевидные публичные провалы перед народом. Справиться бы с теми, кто роет эти провалы тайно и перед ним лично… А что касается публичной части, то тут извините — «круговая порука мажет как копоть». Мы с тобой в одной лодке, дружок, и пойдем к якобинцам вместе…

Такая порочная взаимозависимость обладает и более серьёзным психологическим и социально-политическим объединяющим фактором. Все участвующие принимают участие в совместном откладывании своей политической и уголовной ответственности перед гражданским обществом на некое абстрактное завтра. И эта совместная договорённость достаточно сильна, чтобы стать некоторым Общественным договором о правовом и институциональном ненападении. Она фактически подменила собой Общественный Договор на основе гражданских свобод и интересов.

Хотя народ и не стопроцентно участвует в этом откладывании ответственности — он поневоле оказался заложником такого Договора. А это уже системная проблема.

Во-вторых, как мы говорили раньше, власть предержащая подменила понятия патриотизма на дело службы во благо её корыстных интересов. По этой причине, в частности, сегодня трудно требовать от полицейских стать «сынами казахского народа» и прямо сейчас перейти на его сторону. Особенно в условиях, когда на митинге стоит триста полицейских и сто демонстрантов. Это, уверяю вас, не та пропорция, чтобы не быть на острие внимания своих же коллег, среди которых может и есть сомневающиеся в справедливости власти, но в силе рапорта начальству, который может привести к утере дохода, у них сомнений немного.

В-третьих, в обществе сложился некий социальный заказ на иллюзию безопасности, консерватизм, желание зацепиться хотя бы за что-то, кажущееся стабильным. Российский политолог Дмитрий Фурман приводит интересный пример одного опроса общественного мнения в Казахстане. Цитирую: «Он (опрос) был произведен примерно следующим образом: „Как вы считаете, какой тип общественного устройства желателен для Казахстана?“ Предлагаемые типы были очень странно подобраны, не очень серьезно: социализм, коммунизм, западная демократия, исламизм и чего-то еще. Но это не важно. Важно другое. Был еще один вариант — „что угодно, лишь бы был порядок“. Все варианты получили 2-3%, а „что угодно, лишь бы был порядок“ — больше 50%. Это социальный заказ на построение имитационного режима, реально авторитарного, персоналистского режима, но который все-таки прикрывался бы общепринятыми в современной культуре формами».

Этот опрос проводился не так давно, но результаты его не сильно изменились. Они отражают главный феномен нашего народа — практически абсолютную готовность принять тоталитаризм. В условиях, когда отдельная группа узурпировала всё государство, уничтожило конкуренцию умов и осталась единственным политическим актором, пиетет к нему, вернее страх перед ним, означает принятие народом государства в любом виде, в частности, в тоталитарном.

По сути, мы получили блестящий пример управления обществом через низменные интересы человека, а не через ту его часть сущности, которую принято называть чистым сердцем и чистой душой.

Bellum omnium contra omnes

Ни в каком обществе не существует людей, которые патологически желали бы «войны всех против всех» — так переводится заголовок этой главы. Да и времена большевиков с их «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем» остались вроде бы в ушедшем веке. Во всяком случае, существующих коммунистов трудно заподозрить в излишней любви к бунту. В любой стране возможность решить все противоречия мирным путем являются признаком цивилизованного подхода, зрелости народа, нации. И в любой стране это возможно, если главные политические силы не стоят на откровенно радикальных и экстремистских позициях.

В нашей стране на такой позиции стоит правящая группа. Причём по какой-то причине упорствует в абсолютном желании выходить с любым проявлением даже не инакомыслия, а просто трезвого суждения, в скрытое или открытое столкновение. Может быть, это простое неумение, о котором мы говорили выше? В любом случае такая политика объяснима с точки зрения массы закономерностей, поэтому воспримем её просто как данное.

Мы уже говорили раньше, что прогрессивный национализм, строительство нации, невозможны без опоры на главный и самый фундаментальный принцип действия — солидарность. Да, вот так. Вполне просто и банально. Но так недостижимо в течение уже многих лет. Так что, если мы с вами собрались строить нацию, а не медленно превращаться в угнетённый сброд, нужно вначале пройти экзамен именно на способность генерировать солидарность.

Повторяю, это не удавалось практически никогда, но это всё же непременное и, пожалуй, единственное базовое условие для понимания дальнейшего образа действий.

Как достичь солидарности в образе действий, не опираясь при этом на солидарность во взглядах? Точнее даже будет сказать — на основе часто противонаправленных взглядов, столкновения которых энергично поддерживаются властями?

На основе просто общепротестных эмоций? Ну уж нет, пытаться запрыгнуть на шею народного протеста — это верх цинизма. Проходили это уже много раз. Об этом можно написать целую книгу под названием «Как казахстанская оппозиция теряла социальную опору раз за разом» и, что самое удивительное, каждый раз разную социальную опору. И каждый раз, увы, оказывалась слабее не власти с её военными учениями и пистолетами наёмников, а все того же пресловутого неумения разорвать круг соучастия в абсолютизме и тоталитаризме.

При этом что пользы от солидарности, если из методов реальной политики в политическом поле страны осталось лишь всего ничего. Вообще ничего, даже возможности убирать снег вокруг памятника Абаю. Значит, солидарность должна быть направлена на исполнение определенного и чёткого действия. И это действие должно найти во всем разнообразии политических убеждений некую единую общую платформу, с которой согласятся все участники гражданской и политической инициативы.

Для этого нам нужно осуществить мониторинг всех тех идей, которые обладают хотя бы прообразом этой солидарной платформы. Хотя бы пока теоретической, ведь в области реальной политики никто из оппонентов власти пока особенно не преуспел. А уже пора.

 

*момын с казахского на русский переводится как застенчивый.


2 комментария

  1. цахес

    Лично я, как и данный автор, как и многие нормальные люди в этой стране, тоже испытываю исключительно сильную неприязнь к нашему еблану, как благодаря его личным качествам и бегающим глазкам, так и за выстроенную им общую систему государства. Дастан Кадыржанов один из умнейшиx людей, давно читаю его статьи, во многом разделяю его взгляды, но, положа руку на сердце, честно, можно ли предположить, что кто-либо из сегодняшниx нашиx вождей, в случае, если завтра он окажется в кресле первого руководителя, собраться с дуxом и зачитать доклад о культе личности? Вот прямо с трибуны рассказать обо всеx "перегибаx" и ошибкаx, о воровскиx сxемаx, о коррупции, о репрессияx, об убийстваx? А без этого точно ничего не получится, я просто убеждён. И если этого не будет, то о мирныx транзитаx можно позабыть, лучше уж тогда всеx иx просто устранить.

  2. Баке

    Конечно, без изобличения культа и обязательным уничтожением всех его механизмов покончить с паханатом не получится. Но для этого, по-моему, нужно время и воля. И один доклад ничего не даст, возможно просто всплывут новые факты. Но одна только констатация фактов - это бесполезно. Нужно покончить с системой и со всеми ее механизмами. Но это в т.ч. значит, что надо максимально ограничить всех исполнителей, от рядового до начальства (возможно включая близких родственников) диктаторской системы (исполнительные, законодательные, судебные, силовые, общественные органы) от участия в в жизни и деятельности государства в будущем.
    А то получится как у Хрущева - смысл изобличать культ личности без ликвидации главных инструментов этого культа? Без отсева исполнителей культа из государственных структур. Хоть бы расформировал КГБ как Горбачев, постоянно реформировал МВД (т.е. отсеивал людей) как Ельцин и наш ЕБ. А Сталин прежде чем стать диктатором очень много поработал над отсевом старых и набором своих кадров.
    Можно и без нового Нюрнберга, но так чтобы опять было ясно что никакие преступные приказы и законы не снимают наказания и ответственности с исполнителей этих преступных приказов и законов. И чтобы родственники и потомки этих людей знали чьими они являются родственниками. Так же как знают это сегодня потомки эсесовцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *