Спасти Джаксыбекова

Судя по информации «Рейтер», казахстанское правительство срочно ищет покупателей на «Цеснабанк», дабы спасти его от финансового коллапса. И этот коллапс, похоже, уже не за горами. Хотя в финансовый институт закачено уже почти два миллиарда долларов госденег, их оказалось мало. Плюс из банка побежал менеджмент.

21 января 2019 года Казахстанская фондовая биржа сообщила, что АО «Цеснабанк», ценные бумаги которого находятся в официальном списке KASE, уведомило об исключении из состава совета директоров банка Байжанова У.С. (независимого директора) и Фогель В.Г.

Из текста самого уведомления следует, что решение было принято акционерами 16 января 2019 года.

В результате на настоящий момент в состав совета директоров АО «Цеснабанк» входит всего три человека: Мещеряков Николай Ильич, председатель, Бабаян Эдуард Гетенович, независимый директор и Ульф Вокурк, с сентября 2018 года возглавляющий правление банка. При этом двое первых, судя по их биографиям, являются людьми, близкими к контролирующим акционерам в лице бывшего руководителя администрации казахстанского президента Адильбека Джаксыбекова и его семьи, а третий призван ими же спасти финансовый институт от краха.

Если судить по информации, выложенной на сайте АО «Цеснабанк», например, отчетах о финансовом положении и прибылях (убытках) по  состоянию на 31 декабря 2018 года, можно сделать вывод, что банк устоял. Несмотря на серьезные проблемы в прошлом году, начавшиеся с массового отзыва депозитов и вкладов квазигосударственных структур, поставивших банк на грань  банкротства. Более того, серьезно потеряв в активах и пассивах, он тем не менее смог нарастить акционерный капитал и остаться прибыльным.

Однако уход из АО «Цеснабанк» членов совета директоров и правления, который злые языки вполне могут охарактеризовать как «бегство крыс с тонущего корабля», свидетельствует о том, что реальное финансовое положение банка куда хуже, чем это следует из официальной отчетности.

Напомним, что предыдущее изменение состава совета директоров АО «Цеснабанк» произошло 9 января 2019 года, когда его главой  вместо Кайрата Сатылганова стал Николай Мещеряков. Кроме того, тогда совет директоров покинул Ержан Таджияков, который был членом правления АО «Цеснабанк» с сентября 2013 по май 2018 года, причем под конец своей работы в банке его возглавлял.  

 В свою очередь Кайрат Сатылганов стал членов совета директоров АО «Цеснабанк» в апреле 2013 года и возглавил его в 24 сентября 2018 года. На тот момент в составе совета директоров банка числилось пять человек: Ульф Вокурка, Николай Мещеряков, Виктор Фогель, Эдуард Бабаян и Улан Байжанов, из которых через три месяца осталось трое.

Если к этой кадровой утечке добавить частые отставки членов правления АО «Цеснабанк», которых на настоящий момент осталось всего пятеро,    причем двое — старожилы, двое — «пришельцы», а биография пятого на официальном сайте банка отсутствует, то приходится сделать вывод, что реальное финансовое положение финансового института, несмотря на массированную государственную поддержку, которая отнюдь не завершилась,   остается крайне сложным, если не критическим.

Это наше предположение подтверждается последними публикациями в прессе. Например, сайт «Азаттык» в обзорном материале за неделю сообщил:

«На сайте британского новостного агентства "Рейтер" заявляют, что „казахстанские власти срочно ищут банк, чтобы приобрести заемщика номер 2 (в стране) — "Цеснабанк", поскольку считают, что ему нужно новое финансовое вливание для предотвращения коллапса», — пишет агентство со ссылкой на неназванные «три источника, ознакомленные с этим обсуждением».

«Представители правительства и центрального банка обратились по крайней мере к трем другим казахстанским банкам и надеются заключить сделку в феврале, сообщили источники. Они предлагают финансовые стимулы для любого банка, готового принять его. Из-за влияния, (которое это окажет) на экономику в целом власти хотят избежать ликвидации банка, в активе которого — более миллиарда долларов в розничных депозитах и который получил государственную помощь в размере 1,8 миллиарда долларов в сентябре, сообщили источники», — пишет «Рейтер».

В свою очередь 28 января 2019 года в казахстанских медиа-ресурсах появилось сообщение о том, что «Фонд проблемных кредитов (ФПК) планирует разместить на KASE облигации на сумму 604 млрд тенге для последующего выкупа "токсичных" активов у Цеснабанка». При этом «все средства, полученные в результате размещения облигаций, будут направлены на приобретение активов АО "Цеснабанк"». 

Осталось понять, кто возьмет теперь на себя главный удар.

5 комментариев

  1. Самат Абиш

    елбаса возвращает свои деньги, когда-то размещенные им на депозиты Цеснабанка. Под видом государственной финансовой помощи банку происходит элементарное изъятие елбаса своих денег, размещенных ранее на депозиты в Цеснабанке. Джаксыбеков хреново управлял средствами елбаса. Регулятор в лице Нацбанка закрывал глаза на все мыслимые и немыслимые нарушения пруденциальных норм в Цеснабанке. Граждане РК даже не имеют представления о громадных убытках по управлению золотовалютными резервами (Нацфонд, активы Нацбанка и правительства) страны за период 2007-2018 годы, эти убытки получены в рамках указаний елбаса по нецелевому использованию всеми золотовалютными резервами страны, все вышеуказанные активы были вовлечены в коммерческий оборот по сомнительным сделкам елбаса и его семейки в Африке, ОАЭ, Китае, ЮВА, России, ЕС, США. Размер убытков составляет 40 млрд. долСША.

  2. Талгат Омаров

    Спасти можно. Главное правильно расставить приоритеты и работать как следует.

  3. Баке

    А зачем ЕБ размещать свои деньги в ЦесснаБанке? Или этими деньгами предполагался рейдерский захват активов успешных предприятий-клиентов ЦесснаБанка? по типу Казкома. (Просто не вижу другого смысла вкладывания огромных сумм в БВУ в Казахстане, не за доходом же) Более подробно можно?
    Касательно ситуации по ЗВР РК может действительно мало кто в курсе всего, но, по-моему, о том что там находится не только золото и не только валюта, а еще куча всякого хлама многие уже в курсе, т.к. такая инфа проходила в сети. Правда как-то без ажиотажа. Например ситуация когда КМГ была в заднице с резким падением цен на нефть, да еще китайцы заставили КМГ выкупить их долю в Кашагане по бешеной цене, а потом Самрук-Казына эти же акции продал в ЗВР РК по еще более высокой цене (провели так сказать переоценку силами независимых МЕЖДУНАРОДНЫХ экспертов), причем эти якобы ценные бумаги составили изрядную долю в ЗВР (судя по их стоимости и размеру ЗВР). После такого почему-то никто не задался вопросом: а есть ли вообще физические деньги и физическое золото в т.н. активах наших ЗВР?
    А касательно нарушений норм в ЦесснаБанке... НБРК лоялен ко всем банкам. И не только. Но и прокуратура, полиция, и др. Из личного опыта и ежедневной практики: все БВУ Казахстана в день совершают нарушений и преступлений больше, чем все бандиты РК за месяц. Дошло до того, что деньги уже в массовых количествах открыто пропадают со счетов клиентов. Причем это уже не считается хищением денег. Если клиент долго и нудно будет терзать банк чтобы ему вернули деньги, то в коне-концов (месяца через полтора или несколько) банк вернет ему деньги, а если клиенту надоест унижаться перед БВУ из-за 10-15 тыс. тенге - то эти деньги уйдут в доход БВУ. Ни полиция и ни прокуратура не будут "возбуждаться" по такому делу. Но если же некое физлицо вдруг открыто возьмет деньги из портмоне полицейского или прокурора (на те же полтора или два-три месяца), то последние не только "возбудятся" но и рады будут у такого физлица отнять все что смогут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *