Консультанты диктаторов

В современном мире политика, бизнес и мораль образовывают зачастую треугольник с совершенно независимыми друг от друга вершинами. В недавнем исследовании The New York Times журналисты хорошо это продемонстрировали, рассказав, как консалтинговые компании помогают странам с очевидными авторитарными политическими системами.

В качестве образцового примера такого сотрудничества авторы выбрали Китайскую Народную Республику, на обслуживание которой брошены лучшие консалтинговые силы мира.

Апофеозом истории, ставшей предметом масштабного исследования The New York Times, стала ежегодная  конференция, которую международная консалтинговая компания McKinsey провела в Кашгаре. Когда-то этот город, расположенный на Западе КНР,  был хабом на Шелковом пути – сети сухопутных магистралей, связывающих  азиатские центры с западными (до открытия морского пути вокруг Африки). Однако сейчас он переживает серьезный гуманитарный кризис. Именно там находится печально известный лагерь идеологической обработки для интернированных, где содержатся тысячи этнических уйгуров и казахов.

То есть всего лишь в четырех милях от места, где консультанты McKinsey обсуждали свою работу, в том числе консультирование государственных компаний Китая, имеющих прямое отношение к организации подобного рода лагерей. Сотрудники компании, выставляли в социальных сетях фотографии с мероприятия:  как они катались на верблюдах по песчаным дюнам и тусили в палатках с красными коврами. Сами же встречи проходили в банкетном зале, напоминавшем богато украшенный двор султана.

Оказывается, роль McKinsey в Китае - только один пример работы компании по всему миру. Среди ее клиентов - абсолютная монархия Саудовской Аравии, Турция под авторитарным руководством президента Эрдогана и правительства, страдающие от коррупции в таких странах, как Южная Африка.

В свое время «Республика» много писала о том, как подобное сотрудничество происходило в Казахстане. Но тогда (2013-2016 гг.) эта тема была актуальной исключительно для правозащитников. На страницах «больших» западных средств массовой информации она не освещалась, а политические руководители государств о ней старались не говорить в принципе.

Сейчас настали другие времена, и тема оказалась в центре новостной повестки, что, на наш взгляд, имеет важное значение, так как выводит тему из узкой правозащитной ниши в широкую – политическую. Крупный бизнес может позволит себе игнорировать недовольство «вечно недовольных правозащитников», но не может не обращать внимания на политические обвинения.

Возвращаясь к статье американских коллег, заметим, что пример Китая в этой связи выглядит особенно интересным и показательным. Так как, по нашему мнению, Китай представляет собой классический пример классической «реалполитики» - стратегии, отрицающей использование в политике универсальных этических принципов при принятии политических решений и исходящей из оценки баланса интересов, сложившегося в данный конкретный момент времени.

В начале 70-х годов прошлого века, налаживая отношения с Китайской народной республикой, президент США Ричард Никсон и его верный внешнеполитический гуру Генри Киссинджер меньше всего думали о том, насколько демократической была политическая система КНР. Они реализовывали стратегию, суть которой определялась следующим образом: «в треугольнике отношений США, СССР и КНР выигрывает тот, кто сможет установить более близкие отношения с соседом». Соответственно, отношения у США с КНР должны были быть ближе, чем отношения у СССР с Китаем. И это означало превращение КНР в союзники США, независимо от того, какая у нее будет политическая система.

За политическим признанием последовало экономическое. В страну хлынул поток иностранных инвестиций, который позволил Китаю, не меняя политической системы, превратиться из большой страны третьего мира в мировую фабрику и вернуть себе статус супердержавы, утраченный в период мировой промышленной революции. Правильное понимание последствий экономической трансформации КНР позволило заработать инвесторам триллионы долларов.

Но хотя политическое признание Китая предшествовало экономическому, это не проясняет реальной причинно-следственной связи. Дело в том, что в начале 70-х годов для США проблемы стояли не только в политической, но и в экономической плоскости. Экономика находилась в кризисном состоянии, и бизнесу нужны были площадки для экспансии - как для сбыта товаров и услуг, так и для инвестиций с перспективами переноса производства.

Это тем более показательно, что на полвека раньше, в конце 20-х - начале 30-х годов, отношения США с Советским Союзом развивались по обратному сценарию. В период нарастания экономического кризиса в Советскую Россию хлынули западные технологии, приобретенные за счет принудительно изъятого у сельского населения зерна и прочих ценностей (у городского населения). Эти технологии не только позволили большевикам удержаться у власти и провести индустриализацию, но и приписать себе все успехи в экономической трансформации страны. И только потом, в 1933 году, на фоне начавшегося усиления Германии и прихода к власти Гитлера, произошло дипломатическое признание Советского Союза американской администрацией президента Рузвельта.

Скорее всего, именно в обмен на это признание Сталин пообещал американцам смягчить политический климат в стране. И даже выполнил взятые на себя обязательства. Об этом говорит тот факт, что начиная с 1934 года в стране начинается приведение советской политической культуры к западным стандартам. Это движение завершилось принятием Конституции 1936 года - образцовым примером фасадной демократии, которую Рузвельт мог предъявить своим избирателям.

Понятно, что все прекрасно понимали настоящую цену этого документа. Но логику политических решений того времени определяли геополитические интересы бизнеса и ситуационные коалиции в стиле реалполитик. В начале девяностых годов всем казалось, что у мира есть шанс перезагрузить эту матрицу и начать новую жизнь. Однако, как выяснилось к концу девяностых, это был лишь мираж.

Теперь тема снова возвращается в повестку дня. 

 

На видео ниже о ситуации с уйгурами и казахами в КНР:

 
 

2 комментария

  1. Ануар

    С казахами все то же самое - бабки рубят на них зарубежные консультанты и плевать они хотели на все остальное.

  2. Казах

    Не скажите. В КЗ лагерей еще нет пока. НАН еще Си не переплюнул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *