Зачем Аблязову «пришили» убийство?

Вопрос не праздный, с учетом того, что год назад главный политический оппонент Нурсултана Назарбаева уже был приговорен заочно к 20 годам лишения свободы. Попробуем на него ответить и оценить последствия нового судебного вердикта. 

27 ноября 2018 года Специализированный межрайонный суд по уголовным делам Жамбылской области приговорил Мухтара Аблязова к пожизненному лишению свободы. Эту новость немедленно подхватили   казахстанские медиа-ресурсы, однако особой реакции на нее в обществе не последовало. Хотя, казалось бы, реакция должна была быть, ведь суд признал самого главного на сегодняшний день политического оппонента Нурсултана Назарбаева виновным в организации убийства своего делового партнера, бывшего председателя правления и совладельца АО «БТА Банк» Ержана Татишева. 

По оценке kz.expert, отсутствие значимой реакции на случившееся объясняется тем, что делом АО «БТА Банка» и Мухтара Аблязова в настоящее время в Казахстане интересуются немногие. Это главным образом те, кого обобщенно именуют Акорда, руководство силовых структур, политологи и эксперты, обязанные отслеживать внутриполитические процессы, правозащитники. Всех остальных, в том числе сторонников самого Аблязова, судебный процесс в Жамбыле, похоже, не интересовал вообще. Почему – понятно: его итог был предопределен, а суть обвинения ранее многократно изложена прессой в ходе освещения дела так называемого «киллера» –Муратхана Токмади.

Мы не станем анализировать обвинения в адрес Мухтара Аблязова и Муратхана Токмади, хотя, по нашей оценке, слабых мест в них много. Но это уже не имеет значения, поскольку судебный вердикт оглашен и через 15 дней наверняка вступит в законную силу. Сам Аблязов, в настоящее время пребывающий на территории Франции и чуть ли не ежедневно общающийся со своими сторонниками в Казахстане по Интернету, точно не станет обжаловать заочный приговор себе, назначенному защищать его адвокату это  не надо, а прокурору - тем более.

Однако попытаемся ответить на вопрос, зачем Акорде понадобилось обвинять Мухтара Аблязова в организации убийства, если год назад он уже был приговорен к 20 годам лишения свободы сразу по шести тяжким статьям Уголовного кодекса РК:

  • «Cоздание и руководство преступным сообществом»,
  • «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества»,
  • «Легализация денег и имущества, полученных преступным путем»,
  • «Незаконное использование денежных средств банка»,
  • «Злоупотребление полномочиями»,
  • «Покушение на присвоение или растрату вверенного чужого имущества».

Общеизвестно, что юридическая война Акорды против Мухтара Аблязова ведется давно, крайне широко и сразу в нескольких юрисдикциях. При этом ее условно можно разделить на два направления:

  1. против самого Мухтара Аблязова,
  2. против его родственников и близких ему лиц.

При этом каждое направление также делится на два поднаправления:

a) гражданские судебные иски с требованием возвращения якобы украденных денежных средств;

б) уголовное преследование на территории иностранных государств.

Так вот, судя по сообщениям в казахстанской прессе, как правило, основанных на пресс-релизах Министерства юстиции РК, наибольшая активность имеет место быть по поднаправлению «гражданские судебные иски с требованием возвращения якобы украденных денежных средств».

Это вполне логично, поскольку здесь в обязательном порядке задействуются иностранные подрядчики, чьи услуги, конечно, стоят весьма дорого, но найти которых нет проблемы. Соответственно, публикации в прессе об их успехах в войне с Аблязовым, Храпуновым и прочими это не только фиксация таковых, но и демонстрация Акорде, что госденьги тратятся не зря, и успех совсем рядом.

А вот пресс-релизов от Министерства юстиции РК, Генеральной прокуратуры РК, КНБ РК и других госорганов об успехах уголовного преследования Мухтара Аблязова на территории иностранных государств нет уже давно. И, по нашему мнению, это отнюдь не случайность, а результат наложения друг на друга трех важных обстоятельств:

  • во-первых, бесспорного наличия  в кейсе политической составляющей,
  • во-вторых, решения Франции не выдавать Мухтара Аблязова, причем решения окончательного, которое невозможно обжаловать,
  • в-третьих, репутации Казахстана как государства с авторитарной политической системой.

Видимо, понимая, что конвертировать приговор казахстанского суда о лишении Аблязова свободы на 20 лет за преступления экономического характера в аналогичное решение французского суда вряд ли удастся, чиновники, ответственные за данный блок, решили усилить обвинение, добавив чистый криминал – организацию убийства старого делового партнера.

Проблема, однако, состоит в том, что эти чиновники – представители казахстанской юридической школы, производной от советской и унаследовавшей от нее не только достоинства, но и недостатки. Поэтому в случаях, когда старания не приводят к успеху, они, вместо того, чтобы просто продолжать делать то, что полагается по закону, начинают громоздить все новые и новые обвинения с расчетом на то, что какое-нибудь вдруг да «сыграет».

Учитывая все вышесказанное, мы оцениваем обвинение Мухтара Аблязова в организации убийства Ержана Татишева в декабре 2004 года как попытку повесить на него еще одно преступление в расчете на то, что оно впечатлит французские власти. И пусть даже французская фемида не выдаст политика в Казахстан, но все же посадит его за решетку.

К сожалению для казахстанских властей и к счастью для Мухтара Аблязова, подобные обвинения, сформулированные на основе сомнительных доказательств, вполне ( и скорее всего) могут оказать обратное воздействие на французских следователей, прокуроров и судей. Но это полбеды. Куда большая беда случится, если западные политики в ходе обострения противостояния с Россией вдруг решат оказать давление на Казахстан как на ее союзника.

Подобное развитие событий с учетом тесных экономических связей Казахстана с Европейским союзом, конечно, маловероятно, но в последние годы международная обстановка в мире меняется настолько быстро и кардинально, причем в худшую сторону, что приходится опасаться того, что и незаряженное ружье может выстрелить, причем именно в тебя.

То есть в этих условиях Мухтар Аблязов, как человек, которого столь активно и целеустремленно преследует Акорда, вполне может быть использован для оказания давления на Нурсултана Назарбаева.

Тем более что французские власти так или иначе обязаны учитывать возможность организации покушения  на него – ведь гибели другого ключевого политического оппонента Нурсултана Назарбаева в лице его бывшего зятя в венской тюрьме предшествовали аналогичные обвинения -  в организации похищения и убийства менеджеров «Нурбанка». Соответственно французам все равно придется что-то предпринимать, чтобы не допустить подобного развития событий. А отсюда уже совсем немного и до превращения  текущей проблемы в инструмент продвижения своих интересов. 

2 комментария

  1. Вулкан

    Дебюты политической разведки. Одного в "череп и кости" внедрили, но не успел, помер. Теперь вот Муха Трианон.)

  2. Масим

    Запад такой нехороший, конечно, но там почему-то еще не разучились "читать" человека по "морде лица" и без бумажек видеть, кто на что горазд. Говорят, теперь вполне расшифровывают походку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *