Как стать нефтяным королем в Казахстане

Команда Public Eye опубликовала расследование o коррупции в нефтяной сфере. Речь в нем идет о деятельности трейдера Vitol в Казахстане, за которым, как оказалось, стоит супруг средней дочери казахстанского президента Тимур Кулибаев.

Расследование вышло под заголовком «Vitol - нефтяной король Казахстана» и было опубликовано на сайте Public Eye, некоммерческой швейцарской организации.

Авторы расследования - Агата Дюпарк, Камиль Шапюи, Марк Жино и Андреас Мисбах  - утверждают, что в 2014 году этот трейдер продавал 21% казахстанской нефти, а в 2015 и 2016 годах подписал соглашения о дофинансировании с «КазМунайГазом» в размере 5,2 млрд долларов в обмен на доступ к Тенгизскому и Кашаганскому месторождениям. Они решили изучить подробнее эту историю и обнаружили в ней много интересного.

Для наших читателей мы перевели самые любопытные моменты и получившегося документа.

В погоне за казахстанским черным золотом

Vitol - крупнейший частный нефтетрейдер в мире и вторая по величине корпорация в Швейцарии, чей доход в 2017 году составил 181 млрд долларов.

«Vitol, головной офис которой расположился с комфортом в Женеве, никогда не отказывалась от возможности выхода на рынки стран, где коррупция – эндемическое заболевание, будь то Ирак, Ливия, Нигерия, Сербия или Венесуэла. Как скромно сказал в 2016 году один из директоров Vitol Рассел Харди (Russel Hardy), рост компании состоялся за счет поглощений под девизом «благоприятные возможности определяются внешними обстоятельствами», - пишут расследователи.

По их данным, на сегодняшний день Vitol практически полностью владеет казахстанским рынком вместе с китайским компаниями, оставляя буквально крохи от этого рынка другим игрокам.

«С 2015 по 2018 годы Vitol совершила мастерский ход, выиграв два тендера на предоставление кредитов на общую сумму 5,2 млрд долларов национальной нефтяной компании «КазМунайГаз». Выплаты будут совершаться в течение пяти лет через поставки нефти с двух казахстанский крупнейших месторождений, Тенгизского и Кашаганского, владельцем которых является «КазМунайГаз». Этот контракт, который на профессиональном сленге называют «нал за грязную сделку» или cash for crude deal (слово «crude» также означает «сырая нефть») предоставляет Vitol гарантированный доступ к казахстанской нефти и прекрасную возможность выстраивания долгосрочных отношений с государством», - говорится в расследовании Public Eye.

Что вскрыл KazakhLeaks

Как напоминают его авторы, еще в 2013 году британское новостное агентство Reuters попыталось проанализировать причины доминантного положения компании на рынке и сообщило, что Vitol нашла для себя нишу, в которой она «агрегирует небольшие поставки от всех казахстанских производителей в полноценные танкеры». За один месяц Vitol наполнила 9 танкеров стоимостью примерно 700 млн долларов. Годовой оборот компании, таким образом, мог составить около 8 млрд долларов. В скором времени последовали еще восемь танкеров. В ответ на этот материал Reuters Vitol заявила, что «гордится долгосрочным партнерством с казахстанской нефтяной промышленностью».

На чем, однако, основано это партнерство? Ответить на этот вопрос расследователи смогли благодаря утечке данных. С лета 2014 года по конец 2016 года на анонимной интернет-платформе Kazaword были обнародованы документы из почтовых ящиков казахстанских менеджеров высшего звена.

«Благодаря этой платформе, мы получили доступ к переписке между топ-менеджерами Vitol и двумя казахстанскими мультимиллионерами Диасом Сулейменовым и Данияром Абулгазиным. Переписка датирована периодом с 2009 по 2015 год», - пишут расследователи.

Кто эти двое?

«Свояки Сулейменов и Абулгазин сумели вскарабкаться на самый верх казахстанской власти и бизнеса. Они входят в круг зятя президента Назарбаева Тимура Кулибаева. Как и последний, они занимали высокие должности в крупных государственных нефтегазовых компаниях, одновременно обеспечивая успех собственному частному бизнесу. Покинув государственную службу, троица продолжила работать в частных нефтяных компаниях и лоббистских энергетических группах. Эти трое являются «политическими значимыми лицами» согласно определению швейцарского законодательства по отмыванию денег», - утверждают авторы.

Вступая в деловые отношения с такими лицами, швейцарские банкиры, подчиняющиеся закону об отмывании, обязаны провести тщательную юридическую экспертизу. Однако трейдеры, торгующие потребительскими товарами, не подчиняются данному закону и, следовательно, не обязаны проводить никакой юридической экспертизы. Поэтому они, по мнению авторов, «в политически значимых лицах видят, скорее, не риск, а возможности для развития бизнеса». Это видно из мейлов, представленных на Kazaword, которые демонстрирую удивительную близость компании Vitol к власть имущим.

В качестве примера «теплых и тесных отношений», авторы привели фрагмент одного из письма.

«Привет, братан!» – так начинается письмо руководителя отдела Центральной Азии и России компании Vitol к Данияру Абулгазину от 14 ноября 2011 года. В этот момент Абулгазин занимал стратегическую должность в Фонде национального благосостояния Казахстана «Самрук-Казына», руководителем которого с апреля по декабрь 2011 года являлся Тимур Кулибаев. В задачи Абулгазина входило управление нефтегазовыми акциями, включая акции «КазМунайГаза».

В письме топ-менеджер Vitol просит «братана» разобраться с налоговой проблемой и даже дает ему инструкции, как поступать в отношении «двух проблемных моментов, которые важны для нас».

«Никаких пояснений, о чем конкретно идет речь, не требовалось. «Братан» знал. Стиль отношений между менеджментом Vitol и хозяевами из казахстанской правящей элиты уже был определен», - отмечают расследователи.

Таинственная Ingma

В ящике входящих сообщений Диаса Сулейменова авторы расследования обнаружили настоящий информационный клад. В кратком сообщении лондонского трейдера компании, полученном 27 апреля 2011 года, оказались финансовые отчеты Ingma Holding BV за 2009 и 2010 годы.

На их основании авторы пришли к выводу: «Какие-либо следы Ingma Holding BV, совместном предприятии, специализирующемся на нефти, на сайте Vitol или в ее корпоративных журналах отсутствуют. При этом Ingma, зарегистрированная Vitol в 2003 году в Роттердаме, является главным ключом к казахстанскому успеху компании».

Между тем, документы, найденные на Kazaword, и другие материалы, оказавшиеся в распоряжении журналистов, показали, что в 2009 году стоимость акций неприметной Ingma составила более миллиарда долларов. У компании на тот момент было 10 дочерних структур, четыре из которых были зарегистрированы в Швейцарии – в Женеве, Баре и Лозанне. 

«В 2009 году Ingma, основной деятельностью которой является торговля нефтью и нефтепродуктами, получила почти 8 млрд долларов дохода и 124 млн долларов чистой прибыли. В 2010 году, согласно непрошедшему аудиторскую проверку отчету, посланному Vitol Диасу Сулейменову, ее доходы составили 20 млрд долларов, что составляет 10% от всех доходов, полученных в тот год компанией Vitol от всех ее операций в мире», - говорится в расследовании.

С помощью голландского реестра компаний его авторы смогли установить, что «с 2009 по 2016 годы доходы Ingma достигли 93,3 млрд долларов, чистая прибыль составила 1,1 млрд долларов». А с помощью данных о доходах, предоставленных Казахстаном «Инициативе прозрачности деятельности добывающих отраслей», они смогли подсчитать, что продажи Ingma составили 18-20% от всего казахстанского нефтяного экспорта.

В представленном на Kazaword рекламном буклете, который никогда не был опубликован, Vitol поздравляет себя  с 20-летием ведения бизнеса в Казахстане. Историю можно восстановить по статистике: по данным Vitol, в 2014 году компания реализовала 21% из 62,45 млн тонн нефти, проданной Казахстаном, что в среднем составляет 7 танкерных поставок в месяц. Ingma не упоминается, но очевидно, что именно она играла важнейшую роль в этой операции.

В финансовых же отчетах Ingma указано, что компания выплатила почти все свои прибыли в форме дивидендов. «С 2009 по 2016 годы в карманах акционеров осело более миллиарда долларов. И это еще не окончательная цифра, так как данные за 2010 и 2012 годы отсутствуют», -  считают исследователи. 

Так кто же они, эти таинственные акционеры Ingma, задаются вопросом журналисты и рассказывают о каждом из фигурантов этого громкого дела.

Данияр Абулгазин, Тимур Кулибаев, Арвинд Тику и Диас Сулейменов 

Ближайший помощник

«Знакомьтесь, Арвинд Тику. Он одновременно является партнером Vitol в Ingma и владельцем компаний, приносящих косвенную прибыль Тимуру Кулибаеву».

Как выяснили авторы расследования, основным акционером Ingma является Oilex NV. «Это небольшая компания, основанная в 2002 году на о. Кюрасао - налоговом рае Нидерландских Антил. Все эти годы Oilex NV владела 51% акций Ingma; 49% принадлежали Vitol FSU BV, голландской «дочке» Vitol. Такой вот странный союз всемирно известного нефтяного трейдера и загадочного оффшора». 

А кому принадлежит Oilex? В конце 2009 года ее головной офис переехал в Люксембург, что позволило расследователям узнать имя единственного акционера, указанного в реестре. И это как раз и был Арвинд Тику, предприниматель индийского происхождения. Его компания Nelson Resources Limited без лишнего шума приобрела доли в многочисленных нефтяных месторождениях. Тику также возглавлял массу других оффшорных компаний, специализирующихся на нефтеторговле. Он был ближайшим помощником и деловым партнером Тимура Кулибаева.

Как утверждают авторы, им удалось получить доступ к документам, в которых детально прописано, каким образом Арвинд Тику и Тимур Кулибаев с успехом «миксовали» свои доходы и инвестиции.

Например, речь в расследовании идет о письме от 23 октября 2008 года от финансового советника Тику господина Гупты банкиру Credit Suisse. Писал он по просьбе зятя президента, только что назначенного руководителем гсударственного фонда «Самрук-Казына». Мистер Гупта просил отсрочить выплату кредита, предоставленного компании Merix International Venture Limited (оффшору, принадлежащему Тимуру Кулибаеву). При этом он уверял, что остальной кредит будет выплачен с помощью «дивидендов или кредитов от наших добывающих компаний».

И вот сюрприз! Одной из этих шести добывающих компаний, якобы принадлежащих Кулибаеву, оказалась Vitol Central Asia, зарегистрированная в Женеве в 2003 году. Согласно письму Гупты, компания являлась совместным предприятием, в котором Vitol имела 51%.

«В письме указано, что Vitol Central Asia является дочерней компанией Ingma. Таким образом, «совместное предприятие», о котором говорится в письме, это Ingma и есть. В настоящий момент Vitol Central Asia экспортирует всю нефть, добываемую на месторождении Айранколь, эксплуатируемом компанией Kaspyi Oil, 100% которой принадлежит Тимуру Кулибаеву», - говорится в расследовании.

По мнению журналистов, сам «миллиардер, возможно, и не является официальным акционером Vitol Central Asia, но может использовать дивиденды этого дочернего предприятия для выплаты своих банковских кредитов. Может быть, Гупта просто обманывает Credit Suisse? Или, возможно, Арвинд Тику на самом деле является одним из подставных лиц Кулибаева?»

Арвинд Тику отказал авторам расследования в комментариях. Тимур Кулибаев ответил через лоббистскую группу Kazenergy. Kazenergy заявляет, что мистер Кулибаев «всегда следовал данным правилам в полном соответствии с законом», добавляя, что он «не обладает возможностями управленческого контроля ни в одной из компаний, в которых он является акционером». Kazenergy подтвердила, что Кулибаев является косвенным владельцем Merix, однако лоббисты также заявляют, что в письме, адресованном Credit Suisse, содержится неточная информация: «Утверждение, что эти компании (Vitol Central Asia SA, Ingma Holding BV or Euro Asian Oil AG) когда-либо являлись частью добывающих предприятий Мистера Кулибаева, неверно».

Согласно заявлению Vitol, «Merix Ventures International никогда не была акционером Vitol Central Asia SA» и «мистер Кулибаев не является прямым или косвенным бенефициаром Ingma. Утверждать или предполагать подобное было бы неверным».

Vitol категорически отрицает, что зять казахстанского президента извлекает прямую или косвенную выгоду из прибылей, генерируемых совместным предприятием. Это якобы «было подтверждено юридической экспертизой всех крупнейших международных банков, имеющих коммерческие отношения с Ingma». Однако расследование показало, что ситуация далеко не столь прозрачна.

Авторы расследования утверждают, что «Арвинд Тику и зять казахстанского президента совместно владеют трастом в Credit Suisse, его размер составляет почти 600 млн долларов, и 100 млн долларов из них были получены от Oilex».

«Швейцарские прокуроры также обнаружили траст, созданный в 2006 году и находящийся под управлением Credit Suisse, в котором дуэт Тику-Кулибаева объединил свои фонды. С мая по август 2006 года этот траст, в который входит инвестиционный фонд известный как Handoxx, привлек почти 600 млн долларов от трех компаний, ни одна из которых официально не принадлежит Тимуру Кулибаеву. Одна из них - Oilex NV, компания, владеющая Ingma совместно с Vitol. Oilex вложила в траст более 100 млн долларов двумя траншами. Деньги были получены от женевского отделения BNP Paribas, где Oilex держит свои банковские счета», - говорится в расследовании.

В 2007 году инвестиционный фонд Handoxx выдал компании Merix International Ventures (принадлежащей Тимуру Кулибаеву) беспроцентную ссуду в размере 283 млн долларов из средств траста в форме беспроцентных кредитов. И именно эти фонды позволили казахстанскому миллиардеру приобрести элитную недвижимость в Великобритании, включая поместье принца Эндрю Sunninghill Park.

К слову, Daily Mail в свое время провела расследование и выяснила, что в привлечении средств для покупки Sunninghill Park участвовали три компании: Merix International Ventures, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, обеспечила 1,5 миллиона фунтов стерлингов на сделку; зарегистрированная в Гонконге и находящаяся в Сингапуре Enviro Pacific Investments предоставила 6 миллионов фунтов, и Oilex NV, зарегистрированная в то время на Нидерландских Антильских островах, находящаяся во владении партнера Кулибаева Арвинда Тику, обеспечила 8 миллионов фунтов.

Своим чередом?

Кстати, в ходе расследования швейцарская прокуратура потребовала заблокировать счета Тику-Кулибаева, включая два счета, принадлежащих компании Oilex. Счета были заморожены до 2011 года. Для Vitol это была досадная ситуация, ведь ее корпоративный кодекс не предполагает «потворства взяточничеству или коррупции». Как бы то ни было, компания продолжила свои выгодные деловые отношения с Арвиндом Тику.

Друзья-товарищи

Еще один фигурант расследования - Диас Сулейменов. Он также является верным союзником Тимура Кулибаева. Более того, авторы расследования уверены, что «из всех партнеров Тимура Кулибаева Сулейменов, без сомнения, наиболее верный».

«Обоих объединяет любовь к роскошным пригородам Женевы, где их жены обустроились на расстоянии всего нескольких километров друг от друга. В конце 2009 года жена Тимура Динара (дочь Нурсултана Назарбаева) купила замок в Аньере за 74,7 швейцарских франков. Согласно отчету, представленному в июне 2018 года, в 2010 году жена Диаса Алина приобрела участок земли в женевском районе Колоньи, где она построила роскошный дом, оцениваемый в 40 млн швейцарских франков. По информации Kazaword, Сулейменов даже занимается управлением расходов Динары на проживание в Швейцарии, работая с ее счетами и жалобами».

Диас Сулейменов вырос в тени Тимура Кулибаева. С 2003 года он работал в отделе логистики «КазМунайГаза» (КМГ), где его покровитель был вторым по должности человеком. С 2004 по 2006 годы он возглавлял АО «Торговый дом «КазМунайГаз», отделение КМГ, контролирующее долю казахстанского нефтяного экспорта. Офисы компании расположены в Лондоне, Лугано, Дубае, Сингапуре и Астане. Даже потом, согласно информации Kazaword, он не утратил связей с сотрудниками «Торгового дома» в Лугано, как бы оставаясь неофициально их боссом.

Как следует из доклада, в 2011 году Сулейменов получил 11,8 млн долларов дивидендов в HSBC Geneva.

«В 2010 году, пока прокуроры занимались расследованием в Берне, Ingma Holding BV продолжала вести свой нефтяной бизнес. Так как тучи судебного расследования постепенно сгущались, Ingma Holding BV реструктурировала свой капитал. Новая компания Omega Coöperatief UA получила 10% в совместном предприятии, оставив 47,5% Oilex Sàrl (Арвинд Тику), переименованному сейчас в Xena Investments Sàrl, и 42,5% Vitol FSU BV», - говорится в расследовании.

Кому принадлежит Omega Coöperatief UA?

Благодаря переписке, выложенной на платформе Kazaword, журналисты выяснили, что Диас Сулейменов является одним из бенефициаров голландской компании.

«Согласно финансовому отчету 2009 года, в конце года Ingma приобрела нефтяную трейдинговую компанию Euro Asian Oil AG, принадлежавшую Диасу Сулейменову и, возможно, Данияру Абулгазину, за 45 млн долларов. Сделка позволила Omega Coöperatief UA приобрести 10% долю в Ingma. По данным источника, знакомого с ситуацией, Данияр Абулгазин также имеет долю в Omega, возможно, такую же, как Диас Сулейменов», - полагают расследователи. 

Недовольство Vitol

7 декабря 2009 года руководитель отдела Центральной Азии и России компании Vitol послал Сулейменову электронное письмо (с копией Арвинду Тику). В письме он выразил свое недовольство возникшей конкуренцией. Группа Gunvor «приобрела 10 000 тонн российской нефти» и отправила груз Socar Trading (азербайджанской госкомпании), задействовав два танкера из Актау (крупнейший порт в Западном Казахстане, расположенный на Каспии, куда Vitol вложила свои инвестиции.

Авторы расследования не знают, смог ли Сулейменов «разобраться с ситуацией» или какими методами он мог воспользоваться, чтобы добиться цели. В тот момент Сулеймеов управлял компанией Petroleum Operating LLP, частным логистическим предприятием, в котором его свояк Данияр Абулгазин и Тимур Кулибаев являлись акционерами. Согласно полученной информации, Сулейменов закрепился в Ingma.

Отвечая на запрос, Vitol подтвердила, что Xena Investment Sàrl (бывшая Oilex), Vitol FSU BV и Omega Coöperatief UA являются акционерами Ingma Holding BV, заявив, что «учитывая швейцарские законы по защите личной свободы и информации, мы не имеем возможности предоставить какие бы то ни было данные третьим сторонам относительно лиц, аффилированным с Omega».

Диас Сулейменов информировал журналистов через своего адвоката, что он «не дает комментариев по проблемам частного бизнеса и не хочет, чтобы информация была обнародована, так как это сфера непубличная, а значит, любая информация на этот счет была получена незаконным способом».

Диас Сулейманов и Данияр Абулгазин на запросы не отреагировали.

Миллионы дивидендов

10% акций Ingma – это большая роскошь для Omega, которой также достается кусочек этого пирога, как видно из многочисленных электронных писем менеджеров Vitol Диасу Сулейменову.

13 мая 2011 года Omega получила  $11,5 млн дивидендов, выплаченных Ingma женевскому подразделению HSBC через Artesia Bank, предприятию, чей головной офис находится в Роттердаме. Через три недели фонды были переданы OP Trade, оффшорной компании, владеющей Omega. Эти миллионы осели на счетах Axion Swiss Bank, подразделении банка в кантоне Тичино.

Бывший финансовый трейдер прокомментировал ситуацию авторам исследования так:

«Вместо того, чтобы выплачивать дивиденды политически значимым лицам напрямую, все более популярным методом становится создание вместе с ними совместного предприятия для выплаты дивидендов. Это переворачивает с ног на голову само понятие. Это известно всем банкирам, и им следует избегать подобных ситуаций, как чумы».

Заключения расследователей

По итогам расследования авторы выделили две стратегии завоевания ранка трейдерами, торгующих в юрисдикциях, где законодательные нормы соблюдаются слабо.

Стратегия 1

Это традиционная стратегия, предполагающая передачу рисков третьим сторонам при помощи посредников. Как только анти-коррупционные соглашения подписаны, посредник в праве выплатить часть своего вознаграждения (или полное вознаграждение) государственным чиновникам, чьей задачей является заключение желанного контракта.

Как  выяснили журналисты после тщательного расследования, таким методом пользовалась Gunvor в столице Конго Браззавиле, что и стало поводом для швейцарской прокуратуры открыть дело против компании по подозрению в возможной организационной недобросовестности.

Стратегия 2

Вторая стратегия (столь же авантюрная) подразумевает аффилированность с политически значимыми лицами в совместном предприятии, которое обладает правом заключать сделки.

Начиная с 2003 года, Vitol выбирала подобный сценарий, что позволило крупнейшему в мире частному нефтетрейдеру реализовывать огромные объемы казахстанской нефти через компанию Ingma Holding BV. С 2009 по 2016 год эта  компания выплатила как минимум $1 миллиард дивидендов  акционерам, распределяя средства между Vitol и ее партнерами: во-первых, Арвиндом Тику (через Oilex), затем Диасом Сулейменовым (начиная с 2010 года) и, возможно, Даияром Абулгазиным через Omega.

Расследование, по мнению его авторов, также продемонстрировало, что, даже не являясь официально акционером, Тимур Кулиаев, зять Назарбаева, получал косвенную прибыль от этого партнерства.

Действительно ли риски были покрыты?

Vitol признает, что состояла в прямых и косвенных деловых отношениях с политически значимыми лицами Арвиндом Тику, Диасом Сулейменовым, Тимуром Кулибаевым и Данияром Абулгазиным. Компания не считает, что это нарушает ее корпоративный кодекс. «Для компании вступать в деловые отношения с политически значимыми лицами принято, а иногда и необходимо. Тщательные юридические проверки проводятся в отношении любой сделки, в которую вовлечены такие лица».

Vitol категорически отрицает, что Тимур Кулибаев является или когда-либо являлся прямым или косвенным бенефициаром Ingma, утверждая, что не имеет возможности давать комментариев по поводу финансовых связей между Арвиндом Тику и зятем президента, поскольку она не владеет акциями ни траста, ни Oilex.

Удовлетворил ли команду Public Eye такой ответ?

Похоже, нет. "Учитывая ситуацию в Казахстане, где правящий клан получает огромные средства от нефтяной индустрии, мы отвечаем отрицательно. Тщательная юридическая экспертиза должна была бы обнаружить близкие отношения Тику и Кулибаева", - резюмировали авторы.

6 комментариев

  1. Она

    Неискушенный читатель запутался в круговороте названий и понятий. Он не понимает, почему акционер - это не бенефициар и что такое траст, а тем более, как акционером Лтд. может являться траст.

    Поэтому, имхо, автор статьи обязан был сделать резюме:
    1) швейцарская прокуратура очень хорошо расследует коррупционные дела (под давлением США). Но если коррупционер хранит в Швейцарии очень солидную сумму (приб. более миллиарда), то вся его коррупция попадает под статью о банковской тайне, разглашение которой приравнивается к измене Родины. Потому что такие «солидные» коррупционеры обеспечивают гражданам Швейцарии среднюю зарплату в 7.000 франков в месяц (это я говорю о простых клерках)
    2) Образуя трастовые структуры Кулибаев назначил бенефициарами своих детей и Гогу. Сам он действительно не является ни бенефициаром, ни акционером. В худшем случае он может числиться в банковских формулярах учредителем. Но этого мы никогда не узнаем - см. П.1. Поэтому Кулибаева можете хоть пытать, хоть убить - миллиарды не его!
    3) Несмотря на бурно развивающиеся новомодные азиатские офшорные зоны, Швейцария остаётся самым надежным мировым хранилищем миллиардов. В этом плане Кулибаев умнее Назарбаева.

  2. Сергей

    Швейцария уступает по влиянию США и лондонскому Сити, не факт, что в процессе мирового передела швейцарских гномов не тряханет. Хотя конечно после США и Англии они уверенно замыкают 3-ку финансовых лидеров мира.

  3. Она

    В коридорах Акорды уже давно ходил слух, что Назарбаев приказал Кулибаеву написать расписку об отчуждении всех своих активов (типа дарственной) в пользу Назарбаева. И тот с радостью ее подписал.
    Этот слух вполне вписывается в логику и характер Нурсултана Абишевича. Будучи полным профаном в юриспунденции и делопроизводстве, он успешно силовым методом отбирает активы, расположенные непосредственно в Казахстане. И всегда терпит фиаско за пределами страны.
    Кулибаев, учтя опыт Рахата Алиева, который отказался добровольно переписывать свои активы на тестя и был уничтожен, все своё имущество завёл под трастовое управление в Европейских офшорах, открыл счета в банках Швейцарии (ну не в Китае же их открывать), назначил всех своих детей и Гогу бенефициарами и со спокойной душой подписал «ушлому» старику «признание в вечной любви».
    Возможно, даже официально оформил парочку пустых офшорок на подставных уток Назарбаева, чтобы тот спал покойно. После этого Назарбаев удостоверился, что Кулибаев не имеет ни миллиардов, ни политических амбиций. :))

  4. Tim

    Четкое пояснение от пользователя Она, позвольте замечу что не обязательно хранить миллиарды, чтобы не попадать под фин. обозрение фискальных и прочих службу США. У Белфорта и ганстера Френка Лукаса были в десятки раз меньшие суммы, но швейцарские банки так и не выдали их активы, пока конечно те сами добровольно не выдали их американской прокуратуре в обмен на сделку со следствием.

  5. Она

    1) Швейцарские банки не любят иметь дело с американскими гражданами. Некоторые официально отказались от ВСЕХ американских клиентов. Если же банк работает с американскими клиентами в целом, то он не видит априори в них коррупционеров.
    2) По-другому дела обстоят с нашими краснощекими «денежными мешками», на которых в любом западном банке изначально распространяется презумпция виновности. Но несмотря на ясное понимание того, что деньги грязные, зарабатывать на таких идиотах одно удовольствие: им, как правило, впаривают самые высокие ставки. Да, швейцарские банкстеры побаиваются санкций со стороны США (только представьте себе кошмар, если США, например, запретит своим биржам иметь дело с конкретным банком, и банк не сможет покупать своим клиентам американские акции). Поэтому если банк все же идёт на риск, открывая нашему коррупционеру-PEPy счет, то требует от него «солидных» вкладов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *