Почему коррупция в Казахстане надолго

Осенью этого года в Казахстане чуть ли не ежедневно задерживают взяточников из числа госслужащих и менеджеров квазигосударственных структур, в том числе достаточно высокого ранга. Так, недавно со 115 тысячами евро был взят с поличным и затем арестован на два месяца первый заместитель акима Мангистауской области Серик Амангалиев.  

Нет никаких сомнений, что эта аномальная активность правоохранительных структур, в первую очередь Национального бюро по противодействию коррупции Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции и Комитета национальной безопасности РК, прямо санкционирована Акордой и преследует цель убедить казахстанцев, что власти активно борются с коррупцией в стране.

Но даже если правоохранительные органы перейдут на круглосуточную работу  и увеличат число задержанных и затем осужденных чиновников на порядок или даже на два, коррупции в стране меньше не станет. Причин тому великое множество, причем значительную часть из них невозможно устранить. В числе их, по оценке kz.expert, плохая «наследственность».

Проблема в том, что первоначальное накопление капитала в Казахстане происходило путем закрытого и произвольного распределения государственной собственности среди узкого круга лиц, приближенных к первому и бессменному главе государства, то есть имело откровенно коррупционный характер. И эта родовая травма еще долго будет преследовать страну.

Плюс в Казахстане налицо авторитарная политическая система, суперпрезидентское государственное устройство и экономика с полным доминированием государственного сектора. В результате любая, более или менее серьезная деловая активность просто невозможна без поддержки государства как такового или ее влиятельного представителя, иными словами - без официального или неофициального «крышевания». Последнее же автоматически формирует коррупционные отношения, пусть даже они не реализуются в форме откровенного взяточничества.

Плюс имеет место быть клановый фактор, поскольку казахстанская правящая элита в ходе внутриполитической конкуренции (выжить в одиночку можно, но преуспеть - нельзя) разделилась на относительно устойчивые кланы, состоящие из чиновников, менеджеров квазигосударственных структур, силовиков, общественных деятелей, политиков. Внутри этих кланов коррупционные отношения неизбежны, поскольку иной формы распределения и перераспределения доходов между их участниками не существует в принципе.

Хотя, конечно, большинство причин коррупции, носит технический, а не системный характер. Но зато их настолько много, что впору требовать от государства формирования специального реестра. При этом следует признать, что Акорда упорно старается их устранить,  как это было, например, в случаях с массовым внедрением ЦОНов (центров обслуживания населения), упрощением системы ликвидации предпринимательских структур или расширением количества госуслуг, оказываемых в электронном формате. Однако парадокс состоит в том, что одновременно генерируются новые причины.

В качестве иллюстрации приведем пример формирования коррупционной зоны вокруг услуг по регистрации казахстанцев и иностранных граждан.

Процитируем отдельные абзацы из пресс-релиза столичного департамента внутренних дел от 8 ноября 2018 года под названием: «Полицейские Астаны в борьбе с «резиновыми квартирами» провели ОПМ «СТОП – ПОСРЕДНИК!»   (выделения сделаны нами):

«В целях пресечения фактов посредничества между собственниками жилья и регистрируемыми гражданами Республики Казахстан и иностранцами в период с 29 октября по 6 ноября на территории города Астаны проведено оперативно-профилактическое мероприятие «СТОП – ПОСРЕДНИК!»  Полицейские миграционной, местной полицейской служб и криминальной полиции проверили ряд адресов, где зарегистровано наибольшее количество людей. В результате выявлено 1083 факта нарушения миграционного законодательства (…).

Деятельность так называемых посредников осуществляется на возмездной основе и   приводит к регистрации большого количества граждан на одном адресе. Так, в ходе проведения ОПМ выявлено 140 фактов посредничества между собственниками жилья и регистрируемыми гражданами Республики Казахстан.

Регистрация нужна не только для учета и контроля за миграционными процессами населения, но и дает возможность получать те социальные услуги, которые привязаны к регистрации гражданина по месту временного или постоянного проживания (медицинское обслуживание, образование, вопросы общественного транспорта по перевозке пассажиров и др.)».  

Учитывая тот факт, что полицейская акция проходила в столице всего неделю, имела ограниченный характер и тем не менее выявила 1083 факта нарушения миграционного законодательства и 140 фактов посредничества между собственниками жилья и регистрируемыми гражданами РК, очевидно, что данное явление носит массовый характер.

Если бы Акорда могла последовать примеру государств с демократической политической системой и отказалась от требования обязательной регистрации казахстанцев по месту постоянного и временного пребывания, то эта зона генерирования коррупции исчезла бы автоматически.

Но увы, казахстанские власти этого не могут себе позволить.

Почему?

Во-первых, из  страха. В силу своей относительной слабости (политической, репрессивной, технической и т.д.) они крайне заинтересованы в постоянном полицейском надзоре над гражданами.

В-вторых, подобная регистрационная система, унаследованная от советских времен, приучивает к подчинению государству и убеждает людей в их вторичности по отношению к власти. А это, с точки зрения текущих приоритетов Акорды, куда более важно, чем борьба с коррупцией.

2 комментария

  1. Серик

    Пример Грузии показывает - по коррупция можно нанести самый сильный удар. Но если на это будет воля властей. В Казахстане пока у власти НАН ничего не поменяется

  2. Султанбек

    Коррупция притекла с мировой канализацией. Российский экономист Хазин даже изложил это в своей теории власти, интересный рассказчик.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *