О проекте «Нур Жол» и «крыше» для инвесторов

В Казахстане весь бизнес, кроме традиционного деления на крупный, средний и малый, а также сырьевой и несырьевой, в обязательном порядке делится на «крышуемый» и «не крышуемый». И это важно понимать тем инвесторам, кто решил вкладывать средства в страну.

К категории первых («крышуемых»), по оценке kz.expert, относится бизнес, владельцем или совладельцем которого является человек, обладающий политической властью и/или занимающий серьезную позицию в госаппарате/ руководстве квазигосударственных структур, или являющийся близким родственником, приближенным или представителем таких влиятельных людей.

Как правило, «крышуемые» бизнесы всегда имеют неформальные, но общеизвестные и не слишком скрываемые преимущества перед конкурентами. Хотя бы потому, что те же государственные органы, включая налоговые службы, уже не могут позволить себе по отношению к ним произвол. Плюс такие бизнесы имеют преимущество при распределении государственных заказов, госудрственной помощи и получении административной поддержки от государства.

В условиях авторитарного политического режима и государственного механизма в форме суперпрезидентской вертикали, правящая казахстанская элита неизбежно представляет собой пирамиду, на вершине которой находится президент/"лидер нации« Нурсултан Назарбаев.

Соответственно возможности того или иного человека «крышевать» бизнес зависят от того, какое место он занимает в этой пирамиде. При этом нужно сразу оговориться, что помимо должности в госаппарате и/или менеджменте квазигосударственных структур в этом негласном ранжировании обязательно учитываются родственные связи и личные контакты, но только те, что позволяют чего-то добиться.

Поэтому ближайшие родственники президента, имеющие прямой доступ к нему, как правило, оказываются де-факто влиятельнее министров, и зачастую премьер-министра, не говоря уже о том, что в отличие от вторых первые столь же неприкосновенны для закона, как и лидер клана.

В результате «крышуемые» бизнесы в Казахстане, хотя и испытывают те же самые рыночные проблемы, что и их конкуренты, имеют, однако, неоспоримое преимущество перед ними в силу меньшей уязвимости перед надзорными и контролирующими госорганами, а также эксклюзивной возможности использовать внерычночные механизмы для достижения своих целей.

В качестве примера реализации такого преимущества можно привести госпрограмму поддержки частных банков в 2017–2018 годах, когда основная часть средств, свыше 2,6 триллионов тенге, досталась «Народному банку Казахстана», принадлежащему Динаре и Тимуру Кулибаевым, дочери и зятю Нурсултана Назарбаева, а остальные деньги были распределены между пятью другими частными банками, за каждым из которых стоит очень влиятельный родственник или соратник казахстанского «лидера нации».  

См. наши публикации О критериях господдержки банков и  О зачистке банков и банкиров.

Впрочем, иногда «крышевание», хотя и приносит крупные дивиденды конечным владельцам бизнеса, попутно решает и проблемы казахстанской экономики и граждан.

В качестве примера можно назвать пропускной пункт «Нур Жол», построенный не так давно в рамках государственно-частного партнерства на казахстанско-китайской границе.

По инсайдерской информации, его бенефициаром является Кайрат Шарипбаев, нынешний муж Дариги Назарбаевой, старшей дочери Нурсултана Назарбаева.

См. Чей интерес „прячется“ в „Нур Жол“.

26 октября 2018 года на сайте премьер-министра РК  появилась публикация на тему посещения Бакытжаном Сагинтаевым крупнейшего в Центральной Азии пропускного пункта «Нур Жол».   

Процитируем отдельные абзацы из нее (выделения сделаны нами):

«Нұр жолы», самый большой пропускной пункт на территории Центральной Азии, является своего рода логическим завершением масштабного проекта «Западная Европа — Западный Китай», реализованного в рамках программы Президента Н. А. Назарбаева «Нұрлы жол». Госпрограмма Главы государства в сопряжении с инициативой КНР «Пояс и путь» направлена, прежде всего, на возрождение Великого Шелкового пути. Пункт пропуска в Панфиловском районе Алматинской области предназначен для перехода границы с Китайской Народной Республикой большегрузными и легковыми транспортными средствами, а также пассажирскими автобусами».

«Пункт «Нұр жолы» по своему техническому оснащению, скорости прохождения транспортных средств и внедренным системам контроля не имеет аналогов. Установленное современное оборудование благодаря концепции безостановочной работы и автоматизации систем контроля и регистрации позволяет сократить время прохождения таможенных и пограничных процедур грузового транспорта до 40 минут».

«По словам заместителя председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов РК Г. Амрина, генеральная планировка комплекса предусматривает грузооборот транспортных средств до 2500 ед. в рабочий день в обе стороны движения, в т. ч. грузовых транспортных средств 2200 грузовиков и 300 пассажирских автомобилей. Это позволяет значительно увеличить транзитные потоки. В перспективе новый КПП имеется возможность роста пропускной способности до 5000 транспортных средств в сутки. Появление крупного торгового коридора с таким пропускным пунктом повысит инвестиционную привлекательность страны и придаст импульс для развития экономики региона».

Возможно в надежде на привлечение инвесторов, но скорее всего благодаря скрытому лоббированию интересов Кайрата Шарипбаева в поправках в республиканский бюджет, принятых в конце октября Мажилисом и Сенатом Парламента РК, есть строка, посвященная проекту «Нур Жол».

Цитируем по публикации «Корректировки в бюджет 2018 года»:

«Ещё 44,5 млрд тенге дополнительно направят на реализацию поручений, прозвучавших в послании президента, озвученном в начале года. В частности, «на реализацию концессионного проекта по созданию и эксплуатации автомобильного пункта пропуска «Нур жолы» на участке автомобильной дороги Алматы — Хоргос международного транзитного коридора Западная Европа — Западный Китай предлагается дополнительно направить 15,5 млрд тенге». 

Таким образом, появление на китайско-казахстанской границе нового крупного пропускного пункта, оборудованного передовой техникой и современными технологиями досмотра грузов и обслуживания клиентов, с высокой пропускной способностью, это несомненно большой плюс как для страны и ее экономики, так и для казахстанцев и зарубежных гостей, которым не придется терять много времени и усилия для пересечения границы и таможенных формальностей.

Однако такой успех, по нашей оценке, не был бы возможен, если бы за данным бизнесом не стоял Кайрат Шарипбаев, за ним — его супруга, а за нею — ее отец.

Именно поэтому мы настоятельно  рекомендуем иностранным инвесторам, которых сейчас Акорда всячески завлекает в страну, при изучении бизнес-ниш и оценке потенциальности успешности того или иного бизнеса, в который они собираются вкладывать:

  • в первую очередь интересоваться, нет ли среди возможных конкурентов слишком высокопоставленных лиц из Акорды,
  • затем искать людей из Акорды или близких к ним, кто может стать их местным партнером,
  • и только после этого приступать к стандартным процедурам анализа рынка и определению модели возможного бизнеса.

По другому в Казахстане, увы, никак не получится. 

2 комментария

  1. Прохожий

    Судя по статье и проекту «Нур Жол» сейчас в фаворитах у Папы Кайрат Шарипбаев. В отличии от Тимура и Болата он реально делом занимается, а не участвует в сомнительных схемах или просто клянчит что-то уже готовое. Хватит ли ума Кайрату пока больше не высовываться? Тот же братец Папы очень ревнив к успехам других "семейников", если речь идет не о нефти.

  2. Самат Абиш

    у елбасы в фаворе только его племянники, больше никто. кайрат шарипбаев существует пока ему это позволяет делать сатыпалды. на хоргосе контроль под братьями сатыпалды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *