Война за наследие «Казкоммерцбанка»

Операция по поиску активов, приобретенных старой командой «Казкоммерцбанка» с использованием возможностей этого финансового учреждения, обещает стать глобальной. И, по оценке kz.expert, не только с точки зрения географии.

В конце июля 2018 года был подписан «Передаточный Акт» — документ, который сделал «Халык банк» ("Народный банк Казахстана") владельцем всего имущества, прав, а также обязательств банка Qazkom (более известного под своим старым названием «Казкоммерцбанк»).

Казалось бы, в истории одного из форпостов казахстанской финансовой системы была поставлена точка. Но, как выясняется, это был лишь первый акт национального «марлезонского балета», за которым неизбежно следует второй, где интрига приобретает новый, еще более закрученный характер. Ее суть — поиск и экспроприация активов, приобретенных в свое время старой командой «Казкоммерцбанка», которая использовала возможности финансового учреждения для шоппинга.  

Напомним, что  в 2009 году владельцы «Казкоммерцбанка», в отличии от собственника «БТА Банка», решили не сопротивляться и спокойно пустили в свой бизнес государственные деньги и «чужих» акционеров.  Похоже, рано или поздно им придется ответить не только за старые «грехи» времен самостоятельности, но и за недавние, которые теперь подпадают уже под «самодеятельность». Речь идет, ни много ни мало, о выводе из банка государственных средств, поступивших туда в рамках программы государственной поддержки.

Председатель правления «Народного банка Казахстана» Умут Шаяхметова уже сделала откровенные признания о том, что «была удивлена, насколько высок уровень проблемных кредитов».

Следующий (и неизбежный) этап — признание этих плохих кредитов «выводом средств из банка». А это уже прямой путь к уголовному преследованию со всеми вытекающими последствиями.

О том, что операция против старой команды «Казкоммерцбанка»  стратовала,  говорит наличие уже сформированной доказательной базы. В западных изданиях появились материалы, в которых довольно подробно описывается, кто и куда вкладывал средства с акцентом на их банковское происхождение. Точность фактической базы обеспечили характер публикаций, а также использованные в них источники. Они позволили доказать наличие связей между «Казкомом» и аффилированными с ним юридическими и физическим лицами.

Глобальный Meridian

В ноябре 2017 года  в результате публикации, сделанной на основе конфиденциальных документов из архивов бермудской юридической фирмы Appleby, выяснилось, что даже после фактической национализации банка его стратегию формировали партнеры фонда частных прямых инвестиций Meridian — офшорной структуры, состав которой сильно пересекался с создателями «Казкома».

Авторы расследования, опубликованного на сайте Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), утверждают, что "Казкоммерцбанк" использовался для выдачи «легких» кредитов, превративших Meridian в империю, которая простирается от США до Европы, Африки, Азии и даже Австралии.

Главный вывод авторов расследования — бенефициары связки Meridian и «Казкоммерцбанка», воспользовавшись средствами банка, сумели получить от государства несколько раундов финансовой помощи. В 2010 сумма господдержки составила 1,4 миллиарда долларов. А затем, уже после изменений в составе владельцев, еще 7,5 миллиарда долларов. Звучит как готовая фабула будущего приговора.

По большому счету наличие личных связей между Meridian и «Казкоммерцбанком» никогда не было секретом. Но на фоне поглощения банка эта связка заиграла новыми красками. Теперь все инвестиции Meridian, по нашей оценке, будут априори рассматриваться как вывод средств из банка.

Фонд Meridian Capital появился на свет в начале 2000-х годов на Бермудских островах. Его учредителями стали бывшие топ-менеджеры крупнейшего по размеру активов казахстанского банка — «Казкоммерцбанка». Помимо Аскара Алшинбаева (около 48%), среди его крупных акционеров — Евгений Фельд и Сауат Мынбаев, также работавшие в «Казкоммерцбанке». Еще один акционер —   неизвестный широкой публике Йан Коннор.

Главным героем публикации OCCRP стал Сауат Мынбаев. Согласно регистрационным данным, он с 2002 года контролировал около 20% акций компании Meridian Capital Ltd. По мнению авторов исследования, участие Мынбаева стало одним из драйверов роста всей группы, так как совпало с его продвижением в государственных структурах, управляющих нефтегазовой промышленностью страны.

Союз молока, нефти и российской недвижимости

 Основные сделки партнеров Meridian Capital за пределами Казахстана, о которых стало известно из публикаций в западных СМИ, можно разделить на три основные группы:

  • операции с недвижимостью в России (в Москве и Санкт-Петербурге),
  • бизнес по созданию российского оператора региональных аэропортов,
  • вложения в недвижимость в Нью-Йорке.

Но это не просто три группы. Первые две можно рассматривать как промежуточную стадию — деньги из Казахстана вкладывались в российские проекты, а затем уже уходили на Запад.

Первую известность Meridian Capital получил в связи инвестициями на российском рынке. Но для широкой публики это стало понятным уже после того, как фонд стал выходить из российских проектов, что произошло уже после смены контроля над «Казкомом» и поступления туда госредств.

Именно этот фонд стоял за продажей торгового центра «Галерея» в Санкт Петербурге в 2012 году за 1,1 миллиарда  долларов США. Это была крупнейшая сделка на российском рынке недвижимости, совершенная с объектом, который буквально вошел в историю Санкт-Петербурга.

Котлован на площади Восстания в центре города был вырыт еще в 1997 году. Он предназначался для строительства скоростной железной дороги. Однако проект с треском провалился, после чего яма несколько раз переходила из рук в руки. К Meridian Capital она попала в 2006 году.

В январе 2009 года — на пике кризиса — объект посетила тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко. После чего строители получили кредит на сумму 338 миллионов долларов США.  Глава Сбербанка Герман Греф лично пришел на открытие «Галереи» в ноябре 2010 года. А все деловое сообщество в России гадало, как никому неизвестной тогда фирме удалось получить и реализовать (с помощью крупнейшего российского госбанка) такой масштабный проект.

Тогда же наблюдатели обратили внимание на «союз молока и нефти» — двух отраслей, в которых засветились официальные собственники Meridian Capital. Речь шла о двух компаниях — казахстанской Nelson Resources и российской «Юнимилк». Тогда же было сделано предположение о том, что фонд, скорее всего, связан с основным бенефициаром казахстанской нефтянки Тимуром Кулибаевым, но доказательств этому предположению приведено не было.

Между тем, связь молочного бизнеса, Кулибаева и Nelson отрицать сложно. И, кстати, молочные связи Meridian сохранились и в наше время. Правда теперь они заходят в отрасль через западные юрисдикции, которые имеют лишь историческую связь с Россией. Примером такой инвестиции стали вложения в европейскую молочную переработку и группу мороженого Food Union.

Группа компаний Food Union объединяет лидеров по производству мороженого нескольких стран: крупнейших производителей молочных продуктов и мороженого в Латвии — Rīgas piena kombināts, Valmieras piens и Rīgas Piensaimnieks, крупнейшего производителя мороженого в Эстонии — Premia, а также крупнейшего производителя мороженого в Дании — Premier Is, норвежского производителя мороженого - Isbjorn Is, румынского производителя мороженого  - Alpin57Lux и производителя мороженого в Беларуси - Ingman Ice Cream.

Инвестиции в Food Union

Увлечение молочной индустрией часто дополняло интересы владельцев Meridian к недвижимости. Особенно если приобретаемый молокозавод находился на выгодной территории, которую можно было пусть под строительство жилья и офисов.

Именно по такому сценарию разворачивалась история с молокозаводом «Петмол», который занимал территорию на углу Московского проспекта и набережной Обводного канала в Санкт Петербурге. В 2008-м предприятие вошло в состав ОАО «Компания «Юнимилк», совладельцем которого был Meridian Capital. «Петмол» после покупки переехал в промзону «Парнас», а территория, которую он занимал, оказалась в собственности у фонда Meridian Capital CIS Fund. На ней предполагалось построить два комплекса — офисный (внутри каре скотопригонного двора) и жилой комлекс (на углу Варшавской улицы и улицы Красуцкого).

В феврале 2012 года начался снос промышленных построек, но строительство затянулось. Зато в начале 2017 года в проекте появился новый участник — казахстанская девелоперская группа BI Group Айдына Рахимбаева. Представители группы утверждали, что Meridian остается собственником земли, а BI Group станет инвестором и подрядчиком проекта.

Российские «Ведомости» не увидели в этом заявлении никакого подвоха. Более того, они уверенно сообщили о том, что BI Group готовится к созданию совместного предприятия с Meridian для реализации в России совместных проектов на сумму до 500 миллионов долларов США. Доли партнеров в предприятии должны были быть равными.

Правда обещания по этому поводу делали люди Рахимбаева. Представители Meridian от комментариев отказывались. И, видимо, имели для этого основания. В итоге проект так и не состоялся. А в конце июня нынешнего 2018 года стало известно о том, что права на этот проект приобрел российский холдинг Legenda Intelligent Development. Причина развала, которая была озвучена в российских средствах массовой информации, - ссора партнеров Meridian с BI Group.

Отметим, что «развод» происходил на фоне поглощения самого «Казкоммерцбанка» при самом активном участии Кенеса Ракишева. Хотя, по нашей информации, бизнес-интересы Ракишева и владельца BI Group Айдына Рахимбаева не пересекаются. Зато Кенес активно участвует в «АНА ҮЙІ» — благотворительном проекте, организованном Рахимбаевым в феврале 2016 года с целью закрыть все детские дома в Казахстане. Оба предпринимателя также состоят в организации с весьма громким названием — YPO Kazakhstan (Young President’s Organization).

Выход на Манхэттен 

Выход казахстанских партнеров с деньгами на американский рынок недвижимости привлек внимание профессиональных обозревателей недвижимости потому, что компания оказалась вовлечена в самые сложные с регулятивной точки зрения проекты.

Речь в частности идет о реновации жилого фонда в Нью-Йорке на Манхэттене. Инвестиции осуществлялись опосредованно — через корпорацию Extell. По данным издания The Real Deal, фонд Meridian вложил в эти проекты около 200 миллионов долларов США. 

Первая сделка состоялась еще в 2011 году — уже после того, как «Казкоммерцбанк» получил государственные деньги. Тогда аффилированная с Meridian компания Bremsten Finance выкупила ипотечную ссуду на здание по адресу 16-18 West 57th Street, приобретенное ранее Extell.

Затем были куплены долги по проектам строительства на 3 West 46th Street и 570 Fifth Avenue.

А в 2017 году гонконгское подразделение Meridian приобрело долю в проекте Extell по строительству кондоминиумов в башне по адресу 50 West 66th Street.

Все эти сделки, предполагает TRD, сделали Meridian крупнейшим пайщиком корпорации и самым крупным казахстанским инвестором Нью-Йорка. Из числа известных. Все приведенные адреса, заметим в скобках, находятся на Манхэттене.

Стоит отметить, что речь идет о проектах Гарри Бэрнетта (Gary Barnett) — владельца Extell, который буквально за несколько лет вырвался в топ девелоперов американской деловой столицы. Особенности биографии и карьеры Барнетта изложены в очерке с весьма символическим названием «Анти Трамп», опубликованном в журнале New York в октябре 2010 года. 

Впрочем, название статьи не имело никакого политического подтекста. Речь шла о бизнес-стратегии нью-йоркского девелопера Барнета, который, в отличие от будущего президента США, сторонился публичной славы, предпочитая договариваться «тихой сапой».

Когда-то Гарри носил другое имя и фамилию. Названный при рождении Гершоном Святицким,  он провел свое детство в ортодоксальной еврейской семье в нижнем Ист-Сайде, историческом центре мелкой торговли и финансовых спекулянтов. Соответственно, образование Гарри получил не в Гарварде и Колумбии, а в местных колледжах. Все в жизни Святицкого изменилось после того, как он познакомился во Флориде с Эвелин Мюллер — наследницей семейного состояния торговцев бриллиантами из Антверпена. Туда — в Бельгию — переместился вскоре и Барнет. США же стали новым рынком сбыта бриллиантов для семьи из Антверпена.

В начале 90-х годов прошлого века бельгийские торговцы бриллиантами задумались о диверсификации бизнеса. Барнет оказался очень кстати и вскоре начал скупать для них офисные здания и торговые центры. Тогда эти покупки делались в городах Среднего Запада США, и они не вызывали особого внимания у публики. Но в середине 90-х Барнет повышает ставки. Он начинает продвигать проекты в Нью-Йорке — очень сложном для девелопмента городе.

Дело в том, что, несмотря на статус мировой столицы чистогана, рынок аренды недвижимости в Нью-Йорке жестко зарегулирован. Квартиры сдаются в аренду на условиях фиксированной платы — повышать ставки здесь можно лишь в очень ограниченном диапазоне и на очень незначительную величину. Соответственно, старые договоры аренды действуют десятилетиями и отражают ценовые реалии «старого Нью-Йорка». Новые проекты неизбежно отменяют обязательства по таким договорам и, как правило, ведут к конфликтам с арендаторами, которые категорически не желают ничего менять.

Готовность работать с такими ситуациями стало фирменным знаком девелопера. Именно поэтому очень скоро он стал яркой звездой на этом сложном рынке: он  умел демонстрировать инвесторам не просто красивые рендеры, но реализованные проекты. Помимо готовности работать в условиях сложного и запутанного регулирования (были случаи, когда Бэрнет проигрывал в судах и лишался собственности по искам муниципальной власти) у девелопера была способность находить деньги и выпутываться из самых сложных финансовых ситуаций. Именно это качество является главным конкурентным преимуществом на рынке крупной столичной недвижимости, где миллиардеры очень быстро могут превратиться в банкротов даже при наличии отличных проектов.

По мнению экспертного сообщества, именно связи с инвесторами позволили Бэрнету относительно легко пережить кризис 2009 года. Вложения неизвестных европейских партнеров ослабили давление кредиторов и позволили сохранить недвижимость без особых потерь. Особенно успешным это выживание выглядело на фоне коллапса, который похоронил многих конкурентов девелопера.

Интересно отметить, что и в России, и в Соединенных Штатах проекты Meridian оказались устойчивы к последствиям кризиса. Но если в России на помощь пришел Сбербанк, то в США помощь пришла из Казахстана. Причем ловкость финансовых действий не может не поражать.

Расходы из большого кармана

По данным инсайдеров, к 2014 году в результате покупки "БТА Банка" группа бенефициаров «Казкома» получила в общем итоге около миллиарда долларов, которые можно определить как «отступные».Но инвестициями в крупные проекты партнеры Meridian не ограничивались. Покупались яхты, отели, виллы, которые лишь очень условно могут считаться инвестициями.

С макроэкономической точки зрения создание таких бизнесов представляет собой экспорт капитала из Казахстана и (уже) из России. Причина такого экспорта связана с простым желанием сохранить средства в безопасных юрисдикциях. В эпоху, когда создавался и развивался «Казкоммерцбанк», сама идея такого вывода выглядела бы абсурдом.

«Казкоммерцбанк» был создан в начале 90-х годов прошлого века молодыми людьми, которые не без основания претендовали на то, чтобы играть серьезную роль в строительстве будущего Казахстана. Банк был обязательным условием на этом пути. Он позволял относительно цивилизованно (с поправкой на эпоху) решить вопрос первоначального накопления капитала. Это были кредиты, на которые приобретались активы. Инфляция нацвалюты обесценивала кредиты, но преумножала стоимость основных фондов. Соответственно, национальная элита должна была вернуть обществу и государству те средства в виде новых проектов и большого количества рабочих мест. Однако эту попытку можно считать проваленной. И дело не только в усилиях по вывозу капитала из страны.

В нынешних экономических реалиях в Казахстане уже не существует реально действующей кредитной системы. Банки являются элементом контролируемой государством финансовой системы, которая занимается распределением бюджетных и «околобюджетных» ресурсов. По своей экономической сути это советская финансовая система.

К этому состоянию казахстанская финансовая система пришла в результате эволюции национальной кредитной системы, которая оказалась подавлена государством, переключившим фондирование банков на госбюджет. На государство также были переключены риски, которые многократно усилились в результате появления нерыночных источников финансирования. В том смысле, что на протяжении нескольких лет банки оставались под частным контролем, но с государственным карманом.

Известный факт, что государство не умеет эффективно контролировать, но зато оно умеет наказывать и может заниматься эти бесконечно долго — до полного уничтожения. По сути, сложившаяся система не оставляет самостоятельным финансистам пространства для выбора, что ведет к эскалации конфликта и потерям государства — на этот раз на уровне человеческого капитала.

Схема коммерческих проектов Meridian 

3 комментария

  1. Информированный

    В Казкоме огромная дыра, которую Народный банк пытается закрыть. Аудиторы Народного просто в шоке. А между тем компании Нуржана вкладывают еще 400 миллионов в недвижимость Нью-Йорка.

  2. Marlen

    По ссылке вилла Нуржана Субханбердина во Франции. Неплохо устроился, хотя фото не дает полного впечатления.
    .https://virtualglobetrotting.com/map/nurzhan-subkhanberdins-house/view/google/

  3. Самат Абиш

    Дырка в 7,5 биликов бакинских образовалась при правлении кенеса и его старшего партнера, это они слямзили эти бюджетные средства. Нуржик здесь ни причем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *