О "затягивании" Казахстана в орбиту Китая

Китайская угроза – одна из самых громких тем в Казахстане, однако ее обсуждение носит, как правило,  эмоциональный характер и неизбежно конвертируется в страхи, что соседнее государство вот-вот захватит республику или, как минимум, поработит ее экономически. 

В последние годы росту панических настроений сильно поспособствовали превращение Китая во вторую по размерам экономику мира, преследования казахов в Синьцзян-Уйгурском районе, рост китайских инвестиций в казахстанскую экономику и негативные публикации в прессе о том, к чему приводит китайская экспансия в развивающихся государства Африки, Азии и Латинской Америки.

По нашему мнению, Пекин отнюдь не собирается захватывать Центральную Азию, равно как Сибирь и Дальний Восток. Хотя бы потому, что это слишком сложно и опасно, не говоря уже о гигантских потерях в результате военных действий с неизбежным задействованием ракетно-ядерного оружия.

Китайское руководство практично и всегда старается достичь максимального эффекта при минимальных расходах. Тем более что  в условиях глобализации и интернационализации, которую не способна повернуть вспять даже агрессивная протекционистская политика США, проводимая нынешним президентом Дональдом Трампом, нет никакой необходимости устанавливать прямой контроль над территорией, чтобы получить доступ к ее природным богатствам или задействовать ее экономический потенциал в своих интересах.

Другое дело, что поскольку Казахстан непосредственно граничит с Китаем, а численность населения и размеры экономики республики микроскопичны по отношению к китайским, она обречена на втягивание в зону влияния КНР. И, по нашей оценке, сейчас идет четвертый этап этого процесса.

Первый начался с развалом СССР.  Образование на его территории 15 суверенных и независимых государств, сопровождавшееся открытием границ и сломом прежнего механизма внешнеэкономического сотрудничества, привели к тому, что Китай стал одним из важнейших экономических партнеров Казахстана и крупным покупателем сырья и полупродуктов.

На втором этапе, который развивался с небольшим опозданием параллельно первому, Республика Казахстан была завалена китайскими товарами народного потребления, и теперь без них удовлетворить внутренний спрос в принципе невозможно.

На третьем этапе Китай получил прямой доступ к ряду казахстанских месторождений нефти и возможность экспортировать углеводороды на свою территорию.

Сейчас идет четвертый этап – инвестиционный, когда республика берет в долг миллиарды долларов, покупает на них китайские технологии, оборудование и услуги, рассчитывая расплатиться с кредиторами поставками продукции с новых производств.

При этом, в отличие от США, Японии, ЕС и  в меньшей степени России, Казахстан крайне уязвим к китайскому фактору еще и в силу неспособности противостоять китайской экспансии ни политически, ни экономически.  Главные причины этого кроются не столько в  Китае, сколько в системной слабости самого казахстанского государства и его национальной экономики, а также отечественного бизнеса и населения как трудового ресурса.

Более того, в условиях коренного изменения мироустройства, когда однополярная система с доминированием США на наших глазах превращается в многополярную, Казахстан из зоны, до которой руки не доходили у всех мировых игроков, включая ту же Россию, США, Европейский союз и КНР, превращается в точку скрытого противостояния между Россией и Китаем.

И это противостояние будет неизбежно нарастать по мере превращения Китая в первое государство мира по размерам экономики, что, похоже, произойдет не поздней конца первой половины XXI века.  Россия же будет серьезно отставать по темпам развития экономики и росту численности населения.

В этих условиях нарастания разницы потенциала между двумя ближайшими соседями Казахстана, с севера и юга, единственным способом сохранить суверенитет не только на бумаге, но и на деле, является повышение конкурентоспособности нацэкономики и усиление собственно государства.  

Стоит заметить, что, в отличие от России, Казахстан не имеет ракетно-ядерного оружия, способного уравновесить военно-политическое и экономическое преимущество Китая. А авторитарная политическая система, обеспечивая внутриполитическую стабильность в стране в краткосрочном плане и давая возможность правящей элите перераспределять в свою пользу ренту от сырьевого сектора, одновременно разделяет власть и народ, препятствует формированию гражданского общества, то есть системно ослабляет государство как таковое. Ну и к этому добавляются коррупция, всеобщие маргинализация и депрофессионализация, голосование бегством из страны и многое другое.

Поэтому после завершения четвертого этапа китайской экспансии в Казахстан, характеризующегося крупными инвестициями в горнодобывающую промышленность республики, неизбежен пятый.

Дело в том, что стратегический курс нынешнего китайского руководства в том числе предполагает существенное повышение уровня и качества жизни китайских граждан, а значит в Казахстан будут массово приходить китайские инвесторы и инвестировать в сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность, в том числе в производство товаров народного потребления, чтобы удовлетворить растущий потребительский спрос у себя на родине. Более того, это уже происходит.

Данному процессу будет способствовать рост стоимости рабочей силы в самом Китае, в связи с чем там начался процесс выноса производства  в третьи страны развивающегося мира. Казахстан с этой точки зрения оптимален – он рядом, и нет необходимости пересекать территорию третьих государств. Плюс обширная территория и много пустующих площадей для развития интенсивного сельского хозяйства, продукция которого будет востребована в Китае, где налицо острый дефицит посевных площадей и наблюдается их сильная загрязненность.  

Ну а за пятым этапом неизбежен шестой, когда вслед за массой инвесторов в Казахстан начнут переселяться китайцы. Хотя бы потому, что в стране явный дефицит подготовленных кадров, и решить эту проблему за счет переподготовки и обучения граждан вряд ли удастся, а завоз мигрантов по российскому варианту хотя и возможен, но вызовет такое же сопротивление, что и приезд китайцев.  

Кстати, этот процесс уже происходит, поскольку значительная часть нынешних оралманов – выходцы из КНР. Если до последнего времени они руководствовались больше зовом крови и желанием обрести новую жизнь на исторической родине, то скоро начнут делать это по экономическим соображениям. Ну а когда к ним массово начнут присоединяться ханьцы, то процесс примет необратимый характер.

Противопоставлять этому пустые крики бесполезно. Посмотрите, как громко и массово в России протестуют против иммигрантов из Средней Азии, и все равно последние заполонили Москву и многие регионы – настолько остра нужда российской экономики в дешевой рабочей силе.

Конечно, если бы Казахстану удалось бы стать крупнейшим поставщиком продуктов питания в регионе и занять соответствующую нишу на внутреннем рынке Китая, при этом ограничившись прибытием в страну относительно незначительного контингента китайских граждан, скажем, несколько сот тысяч человек, это было бы вполне разумно. Плюс если бы  удалось уйти от прямой зависимости от конъюнктуры цен и спроса на мировом рынке на нашу нефть и газ, например, за счет развития нефтепереработки на высочайшем технологическом уровне, то экономическая необходимость в наличии авторитарного политической системы исчезла бы.

Тогда, возможно, будущая включенность Казахстана в китайскую экономику, равно как и в российскую, а также превращение в транспортный коридор между Китаем и Европой  обеспечили бы стране то будущее, которое она заслуживает. Но не факт, что обретет. Особенно в условиях жесткого обострения геополитического противостояния между США, Китаем, Россией и Европейским Союзом. 

4 комментария

  1. Серик

    Китай уже здесь. Китай среди нас. Набрали кредитов на 5 поколений вперед. Но так просто казахов не взять. Появятся новые батыры. За ними пойдет народ и сметет и ханьцев и их прислужников из Акорды!

  2. Нострадамус

    Китаю нет смысла прибирать Казахстан, тем самым они рискуют втянуться в противостояние с исламским миром на уровне мусульманских государств, за спиной которых будет маячить БД.
    Скорее китайцам выгодно иметь в лице Казахстана предсказуемый форпост в грядущей схватке с радикальными организациями наподобие ИГ.
    Гораздо опаснее для РК падающие рейтинги Кремля, которому выгодно начало войн по российскому периметру для укрепления вертикали власти.
    В т.ч. вторжение ИГ в ЦА против КНР очень на руку Москве. Для усиления своих позиций вплоть до присоединения ЦА и ослабления Китая.

  3. Нострадамус

    Правда вместе с боевиками нарисуется Международная Коалиция, которая назначит своей зоной ответственности Каспий, в т.ч. Карачаганак, Тенгиз и Кашаган. В кремлевскую зону наверняка войдут все предприятия т.н. Евразийской Группы, контролирующей почти половину горнодобывающей отрасли РК.
    Как будут нарезаны остальные части пирога неясно. Ясно одно, что все трубопроводы, идущие из ЦА в Китай, будут являться первоочередной целью как боевиков, так и Коалиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *