Параллели с СССР. Провал технократов

Казахстан начала двухтысячных годов ХХ века и Советский союз начала пятидесятых  - что объединяет два политических кризиса в двух государствах? Попробуем ответить на этот вопрос, обратившись к истории и проанализировав процессы того времени.

Напомним, что в материале-исследовании  Параллели с СССР. Клановая вертикаль мы рассказали о формировании  системы государственной власти в Советском Союзе во времена Иосифа Сталина - территориальной и клановой. В частности про так называемый «ленинградский клан».

В этой статье продолжаем тему.

ОТ РЕДАКЦИИ

Очень похоже, что в Казахстане следует ожидать повторения внутриполитических процессов, имевших место в СССР в последние годы жизни автократов Иосифа Сталина и Леонида Брежнева. Пиком первых стали массовые репрессии начала 50-х гг., включая «Ленинградское дело» и дела военных, вторых — резонансные уголовные дела Щелокова, Медунова, «Хлопковое дело» и т. д. Независимо от того, кем были выдвинуты обвинения и насколько эти обвинения являлись обоснованными, они помогли тем, кто в итоге захватил верховную власть в СССР, разгромить своих оппонентов и отодвинуть конкурентов.

В этой серии публикаций мы не станем проводить параллели между событиями конца 40-х — начала 50-х годов  ХХ века в Советском Союзе и тогдашними политическими кланами в Кремле, и тем, что происходит в последние  годы в Казахстане, и кланами в Акорде. Просто хотим привлечь внимание к тому, что человеческая природа не меняется, поэтому, понимая прошлое, можно лучше предсказать то, чего следует ожидать в будущем.

ВПК. Советская модель

Обычно политические кланы формируются по территориальному признаку. Таким образом легче выстраивать систему независимых коммуникаций, обеспечивать вознаграждение за лояльность и, соответственно, наказывать за отступничество. Эти законы верны как для демократической, так и для авторитарной политической систем. С тем лишь различием, что в демократической системе существует понятный механизм смены власти, а в авторитарной кланы вынуждены встраиваться в уже существующую пирамиду, выталкивая конкурентов и делая ставку на смерть лидера.

Но территория - не единственная платформа для создания клана. В централизованных административных системах кланы могут создаваться и по производственному признаку - при условии, что повышение и понижение по службе может быть гарантировано для «своих».

Проще всего реализовать такую модель в бизнесе, который не слишком зависит от рыночных индикаторов эффективности. Идеальная площадкав этом смысле - военно-промышленный комплекс, где с издержками не считаются, а проверка эффективности возможна лишь на войне (с использованием оружия массового поражения).

Родиной ВПК  как экономического и политического явления считаются США, в которых после Второй мировой войны был создан мощный научно-промышленный комплекс, сумевший сохранить свое влияние благодаря росту военных расходов из федерального бюджета благодаря Холодной войне. Закрытость и влиятельность этой системы настолько поразила президента Эйзенхауэра, что в своем прощальном обращении к нации, произнесённом по телевидению 17 января 1961 (накануне отставки), он предупредил народ о возможном приобретении «военно-промышленным комплексом» «необоснованного влияния» в «правительственных кругах».

После этого выступления термин «военно-промышленный комплекс» (military-industrial complex) был введён в политический лексикон и стал использоваться в англоязычной литературе. 

ГКО-ГКЧП

В советское время этот термин использовался исключительно для характеристики «их нравов», но, как выяснилось, в СССР существовал не просто ВПК, а целый военно-промышленный клан, который оформился в политическую силу уже к началу 50-х годов.

Основные предпосылки для формирования этой группы интересов стала (как и в США) Великая Отечественная война. Оказавшийся в полном замешательстве, Иосиф Сталин на несколько дней утратил всю полноту власти в стране. Этих дней хватило для того, чтобы два человека из ближайшего окружения вождя перехватили политическую власть в стране. Звали этих двух людей - Георгий Маленков и Лаврентий Берия. Удалось же им это при создании Государственного комитета по обороне (ГКО), который стал центром принятия всех решений.

ГКО был образован утром 30 июня 1941 года в момент, когда страна оказалась на грани полного коллапса - военного и политического. Несмотря на чрезвычайные обстоятельства, это был звездный час для Маленкова и Берии, вошедших в состав ГКО и взявших на себя львиную долю ответственности.

1945-1952. Слева направо: Анастас Микоян, Никита Хрущев, Иосиф Сталин, Георгий Маленков, Лаврентий Берия, Вячеслав Молотов

Лаврентий Берия к этому времени занимал пост заместителя председателя Совета народных комиссаров СССР и курировал работу не только непосредственно силовых ведомств - НКВД, НКГБ, но и связанных с ними (хотя формально и вполне «мирных») наркоматов - лесной и нефтяной промышленности, цветных металлов, речного флота.

Георгий Маленков еще до войны лично курировал авиацию и реактивную тематику, а также занимался подбором военных кадров на ключевые посты.

Оба вошли в состав ГКО. Совещание по этому вопросу проходило в Кремле без Сталина (вождь скрывался в загородной резиденции). Руководил заседанием Молотов. Он и был назначен заместителем председателя ГКО. В состав ГКО вошел также Климент Ворошилов. Но фактическими отцами этой организации стали именно Маленков и Берия.

Во второй половине дня участники совещания направились на Ближнюю дачу, где они поставили главу Совнаркома (настоящего правительства СССР) Иосифа Сталина перед фактом создания нового органа власти с чрезвычайными полномочиями.

Спустя полвека аналогичный сценарий попробуют реализовать создатели ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям), которые отправились в Крым (где на даче находился Горбачев) с требованием поддержать их инициативу и возглавить новый орган власти с чрезвычайными полномочиями. Но если Горбачев отказался, то Сталин согласился. Он возглавил ГКО (сохранив пост главы СНК) и вошел в историю Великой Отечественной войны. Однако все могло обернуться и совершенно иначе. В 1953 году, уже будучи арестованным, Берия написал письмо, в котором намекал на обстоятельства создания ГКО, после чего был оперативно расстрелян.

По сути, это был государственный переворот, который сконцентрировал в руках Лаврентия Берии (на фото справа) и Георгия Маленкова (на фото слева) чрезвычайные полномочия.

О том, какими полномочиями в тот момент обладал Берия, говорит тот факт, что он поручил Павлу Судоплатову проверить возможность заключения сепаратного мира с Германией. Все это происходило в конце июня - в момент создания ГКО. С начала 1942 года Берия отвечал в ГКО за производство самолётов, моторов, вооружения и миномётов, а также за всю деятельность ВВС.

Функции Маленкова в годы войны до сих пор находятся под покровом гостайны. Известно, что он возглавлял экспертные группы, состоящие из высших генералов, с которыми выезжал на критические участки фронта, из-за чего они получили название «маленковских комиссий ГКО».

Из всех материалов этих комиссий рассекречен лишь последний доклад, датированный уже 1944 годом. Его содержание позволяет оценить причину засекреченности. Даже в конце войны он фиксирует огромное количество ошибок, допущенных военачальниками при планировании и реализации боевых операций. Можно лишь предполагать, сколько ошибок там фиксировалось в первые годы войны. В то же время, эти материалы позволяют оценить влияние самого Маленкова, который командовал такой командой военных генералов-инспекторов.

В 1943 году Маленков возглавляет созданный при ГКО Совет по радиолокации - один из трех ключевых спецкомитетов, определивших новый профиль вооруженных сил. Два других - по атомной проблематике и по управляемым ракетам возглавляли, соответственно, Берия и... также Маленков (но уже, правда, после окончания войны).

Другими словами, именно эти два человека руководили созданием современного военно-промышленного комплекса, который правильнее называть научно-промышленным-военным комплексом, так как наука и НИОКР становятся интегральной частью индустрии вооружений.

Номенклатура Маленкова

Основной управленческого аппарата советского ВПК клана стали выпускники МВТУ имени Баумана - бывшее Императорское Московское техническое училище, еще до революции заложившего основу фундаментального технического образования в стране. Именно в стенах этого учреждения еще в годы первой мировой войны были сформулированы принципы стратегического планирования российской экономики, которые затем были заимствованы, «творчески переработаны» и выданы за собственное изобретение большевиками.

Из стен МВТУ вышла и основа будущего ГОЭЛРО - план послевоенной реконструкции российской экономики, разработанный ректором МВТУ профессором Гриневицким, также безбожно присвоенный большевиками и выданный за «коммунистическую идею». 

В МВТУ на электротехническом факультете начала 1920-х годов учился и Маленков, который совмещал  учебу с партийной карьерой. По сути, он был единственным из большевиков, получивших полноценное техническое образование. И именно «бауманка» стала кузницей кадров для маленковского клана.

Через это училище прошли руководители советского оборонного комплекса (известные как «сталинские наркомы») Борис Ванников, Вячеслав Малышев, Дмитрий Устинов, а также Максим Сабуров. Все они стали первыми «технократами»- чиновниками, подобранными на свои посты по уровню образования и своим деловым качествам. А выдвинувший их Маленков получил известность как архитектор системы такого подбора, получившей название «номенклатура».

По сути дела, это была бумажная база данных, где находились миллионы личных дел руководителей разного уровня. Размещалась она в ЦК КПСС и успешно пережила самого Маленкова, а затем была взята на вооружение администрацией президента РФ. Только теперь на место бумажных носителей пришли электронные, а место партийной учебы заняли корпоративные тренинги.

Крах технократов

Быстрый рост военно-промышленной элиты не мог не встревожить Андрея Жданова. Второй человек в партии увидел в ней угрозу для своего "ленинградского клана", который он рассчитывал привести к власти после намеченного на 1947 год съезд партии. Но и большой проблемы в том, чтобы справиться группой технократов, он не видел. По его мнению, для этого было достаточно  убрать подальше от Сталина самого Маленкова с его картотекой.

С этой целью была инициирована интрига, которая получила название «Авиационное дело». Руководство авиапромышленности было обвинено в систематических поставках бракованных самолетов на фронт. Ответственность за авиацию нес Маленков, и ему пришлось расстаться с политическими должностями секретаря Центрального комитета и начальника управления кадров ЦК.

Но, в отличие от ситуации конца 30-х годов, репрессировать Маленкова и его окружение было невозможно - слишком серьезные проекты они вели. На кону стояла безопасность Советского Союза. Кроме того, у Маленкова было серьезное силовое прикрытие в лице всемогущего куратора спецслужб и атомного проекта - Лаврентия Берия, на которого была завязана вся система внешней разведки.

Считается, что именно  на внешнем фронте был нанесен первый серьезный удар по авторитету Жданова (на фото внизу). В июне 1948 года началась блокада Западного Берлина. Результатом этой блокады стал старт Холодной войны - гонки ядерного и ракетного вооружения. Для Жданова это был удар по его планам послевоенного урегулирования в Европе. В то же время уже вовсю разворачивался конфликт с руководством Югославии. За это направление также отвечал Жданов. Есть все основания предполагать, что разведка под руководством Берии играла в тот момент против линии Жданова.

Конечно, выглядит эта история несколько фантастично - получается, что происхождение Холодной войны объясняется политической войной советских кланов в борьбе за власть. Но зато она полностью встраивается в логику конфликта в жесткой административной системе. Шансов на политическую победу нет и быть не может, поэтому можно использовать все средства в борьбе аппаратной.

Вполне вписывается эта история и в логику предупреждений Эйзенхауэра о том, что «военно-промышленный комплекс превратился в самостоятельную политическую силу». Это признание не говорит о том, что существовал особый заговор «всемирного ВПК», просто в обоих государствах протекали схожие процессы  формирования таких комплексов. Обострение внешнеполитической ситуации для них было очень выгодным для усиления своей собственной власти.

Наличие силовой поддержки, судя по всему,  сыграло решающую роль в конфликте двух кланов. Жданов умер при невыясненных обстоятельствах. Маленков вернулся к власти и церемониться с клиентелой Жданова  не стал. Но затем он совершил роковую ошибку: принял участие в устранении Лаврентия Берия и...  лишил себя силовой поддержки. После этого удержаться у власти ему уже не удалось. В 1955 году он отправился в ссылку в Казахстан. Сначала экс-куратор ВПК всего СССР занял пост директора Усть-Каменогорской ГЭС, а затем через несколько лет он возглавил Экибастузскую ТЭЦ, где  проработал десять лет под надзором КГБ. 

Таким образом, в конце 1940-х годов технократы из клана Маленкова смогли удержаться у власти благодаря силовой поддержке группы силовиков из клана Берии. Как только эта поддержка рухнула (в 1950-е гг.),  группа была растворена в общей политической системе или выдавлена на ее обочину. А к власти пришел новый территориальный клан - днепропетровский.

Казахстанский сценарий

Спустя полвека уже в независимом Казахстане также оформилась группа молодых технократов с желанием получить власть. Лидерами этой группы стали выпускники советской технической школы - все той же «Бауманки» (Галымжан Жакиянов - на фото в центре) и МИФИ (Мухтар Аблязов - на фото слева). Но на этот раз они даже не пытались заручиться поддержкой у силовиков. Более того, они с самого начала оказались частью баланса, выстроенного против мятежных силовиков Акордой, и  в итоге были вытеснены на обочину политической (и не только) жизни.

Сейчас в России тоже наблюдается новая волна увлечения технократией. Ставка на образованных и профессионально подготовленных чиновников, которые даже в условиях жесткой вертикали власти могут демонстрировать чудеса эффективности. Однако, как показывает практика, любая попытка убрать силовую поддержку неизбежно ведет к краху.  В "битве под ковром" легко побеждают местные элиты, объединенные по территориальному и (или) родовому признаку. 

4 комментария

  1. Султанбек

    Новое исследование для дальнейшего анализа, почему победили демагоги, приведшие к расцвету брежневизма в ХХI (пофигизм, "после нас хоть потоп") веке, что связывает ПетраI и Хрущева, кого нужно было победить Китаю, чтобы встать в полный рост и какой в этом урок для Евразии https://www.youtube.com/watch?v=8Q96YVmjWq4

  2. Ботагоз

    какое было светлое время, вспоминаю ту чистую Алма-Ату, горные реки и культурный народ. ни харчков, ни диких приезжих, приятные русские лица. Мы жили в мире с русскими, уйгурами, татарами, корейцами, узбеками. теперь весь город засрали харчками, оплеванными остановками, повсюуду грабеж и насилие. в центре города мамбеты убивают олимпийского чемпиона, разве такого можно было представить при союзе.

  3. Мурат

    Казахстан сравнивать с СССР - глупо, на это претендует только Россия, а объяснять слишком долго - здесь наука

  4. Султанбек

    Верно, зачем сравнивать. Была система. Потом ее части получили независимость, но прошлое частей было в ней.
    Руководители этих частей постоянно встречаются - есть контакт (настоящее).
    Простой анализ системы, среди прочего, включает определение того, что было на входе, для того, чтобы понять, чего ожидать на выходе (будущее). Никакой пропаганды. Только причины и следствия. Так дети вырастают из семьи, потом покидают родителей, но помнят о них и своем детстве... По-моему, пример понятный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *