О современной стратегии холодной войны  

Логика современного международного конфликта действительно соответствует логике  Холодной войны. Но это не шпионский триллер, а стратегическое противостояние, целью которого является создание новой, более выгодной для России системы коллективной безопасности в Европе. Больше похожей на Венскую, чем на Хельсинки. 

Термин  "холодная война" не просто вернулся из исторических исследований на страницы новостных изданий, он стал определяющей рамкой для оценки событий, происходящих сегодня.  Но сама эта рамка оказалась любительской копией шаблонов, которые использовались при написании шпионских романов и сценариев соответствующих фильмов.

В 50-60-е годы серьезная аудитория понимала всю условность этих шаблонов (в результате чего на свет и появилась франшиза Джеймса Бонда). Сейчас именно такое видение стало определяющим. Не исключено,  это произошло потому, что большинство активных западных политиков знают о холодной войне исключительно по художественным произведениям. Тем более важно восстановить первоначальную ее логику, чтобы затем использовать для оценки нынешнего конфликта.

Рациональное безумие

Прежде всего, отметим, что любая война – холодная или горячая — это стратегическое противостояние, а это означает, что его логика  прежде всего определяется динамикой взаимоотношений, а не характерами его участников. Именно поэтому теория игр, которая была создана для анализа и ведения «холодной войны», исходит из того, что все участники конфликта – рациональные игроки, которые преследуют рациональные цели. Роли в это игре определяются позиционированием и возможностями, а не наличием злой воли. Неважно, кто сидит за шахматной доской – игроки играют не только по правилам, но и по готовым сценариям – стратегическим комбинациям, хорошо изученным и описанным в литературе.

Прошлое

На первом этапе глобального противостояния, который чаще всего и называют  холодной войной  (продолжался со второй половины 1940-х до второй половины 1960-х годов), целью США – игрока, располагавшего большими возможностями, ресурсами и преимуществами позиций, стало сохранение своих преимуществ. Это достигалось методом сдерживания – ограничения возможностей другого более слабого игрока, роль которого играл СССР.

В этот период Советский Союз не обладал возможностями глобального вызова США по целому ряду причин.  Но главной из них была невозможность гарантированного уничтожения США. Вопреки распространенным (точнее сказать, сознательно распространяемым) стереотипам СССР не мог «закидать ракетами и бомбами» США – огромную страну, находившуюся на другом конце света с высоким уровнем децентрализации власти. Тем более, СССР не мог компенсировать этот дефицит средствами обычной войны, а пытаться оккупировать эти территории было бы полным безумием.

На практике такой расклад сил лишал Советский Союз стратегической инициативы. К примеру, любое наступление на главном фронте холодной войны – Западноевропейском, означало бы для США возможность по большому счету безнаказанных масштабных бомбардировок российских городов с использованием ядерного оружия. Попытка поиграть на территории, близкой к США, путем размещения ракет на Кубе, как известно, закончилась провалом. Сухим остатком Карибского кризиса стал вывоз ракет с территории этой страны.

Именно поэтому для СССР важнейшей целью было создание возможностей по гарантированному нанесению массированного ядерного удара по США и (что особенно важно) сохранению таких возможностей – после такого удара со стороны Соединенных Штатов. Таким образом, у СССР развязывались руки по отношению к Западной Европе. Возможность гарантированного и масштабного ответа делало идею ядерной атаки со стороны США в ответ на (предполагаемую) оккупацию ФРГ нерациональной. Все понимали, что американские власти не пойдут на тотальную войну, а попробуют смириться с новой ситуацией. А лучше всех эту реальность осознавали сами европейские страны.

Именно создание стратегического паритета вынудило США и их европейских союзников пойти на диалог с Советским Союзом, логическим завершением которого стало признание послевоенного устройства мира – с точки зрения границ и политического устройства.  В юридических формах это устройство было закреплено решениями Хельсинской конференции, результатом которой и стало создание  Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

В итоге  холодная война велась по большей части в лабораториях и на предприятиях ВПК (военно-промышленного комплекса), а вовсе не где-то в джунглях Африки или Юго-Восточной Азии, где новые государства, сражаясь за государственную независимость, пытались выбрать себе покровителя на этом сложном пути. Непонимание этого стоило США поражения во Вьетнаме и роста внутреннего напряжения в стране, риск которого усиливался из-за появления большого количества молодых людей, способных применять оружие (в США тогда еще была призывная армия). В результате фактором холодной войны стал не локальный конфликт, а его последствия, которые привели к напряжению внутриполитической обстановки в США. И этот фактор объективно сыграл на усиление позиции Советского Союза.

Настоящее

Есть все основания считать, что актуальная конфликтная ситуация развивается по всем канонам исторической. Не потому, что «история имеет свойство повторяться», а просто потому, что проигрывается аналогичная стратегическая комбинация. Россия пытается восстановить военный баланс сил в отношениях с США и готова к неминуемой реакции. Для США главная задача – сдержать эти попытки любым способом.

Какова цель современной России? С моей (сугубо теоретической) точки зрения, эта цель состоит в создании основания для нового масштабного урегулирования в Европе и проведения новой общеевропейской конференции.

Эта идея не выглядит фантастикой. На протяжении всей истории Старого Света порядок вещей в нем определялся именно такими мероприятиями (Вестфальский мир, Венский конгресс, Версальский мир, Хельсинская конференция). Самым удачным из них считается Венский конгресс, который определил рамки мирного сосуществования в Европе на протяжении столетия, вплоть до 1914 года.

Спустя столетие один из архитекторов Хельсинского процесса  Генри Киссинджер написал огромный том с говорящим названием «Мировой порядок». В нем гуру мировой политики более чем прозрачно намекал на необходимость создания новой системы безопасности, основанной в большей степени на Венской системе, чем на последующих, куда менее эффективных системах коллективной безопасности. Книга была издана в сентябре 2014 года, когда смерть Хельсинской системы стала очевидной даже для самых очевидных скептиков. И тем не менее число политиков, готовых идти на обострение, пока не сокращается, несмотря на то, любые попытки идти против тренда выглядят все более нелепыми с каждым новым шагом.

Прошлое против настоящего

Вряд ли американские стратеги узнали о новых типах вооружения, разрабатываемых в России, из предвыборной презентации российского президента.  Как вполне убедительно демонстрируют рассекреченные материалы ЦРУ, главной целью борьбы с поставками советского газа на запад, импортом технологий и изменением условий торговли на сырьевых рынках было сдерживание роста военной мощи Советского Союза.  И та стратегия оказалась весьма успешной.

Однако сейчас ее можно считать проваленной. Об этом весьма убедительно пишут аналитики рейтингового агентства Standard & Poor’s, объясняя свое решение «вернуть» России инвестиционный кредитный рейтинг, который агентство снизило до спекулятивного в январе 2015 года.  Тогда аналитики агентства категорически не верили в то, что стране удастся выскочить из «двойной ловушки» – одновременного давления санкций и снижения цен на нефть.

На самом деле тогда в это мало кто верил в принципе. Прежде всего потому, что все обращали внимание на схожесть с ситуацией в середине 1980-х годов, когда СССР все-таки вынужден был признать поражение в  холодной войне. Обещания Хельсинской конференции о незыблемости границ оказались пустыми обещаниями, что, конечно, стало отправной точкой для выбора жесткой стратегии и тактики в нынешних попытках восстановления стратегического паритета. Но, странным образом, ни стратеги, ни политики не увидели, насколько радикально отличалась РФ 2014 года от СССР в 1985 -м.

СССР был типичной «лоскутной империей», которая пыталась удержать единое пространство от Эстонии до Туркмении советской идеологией и партийной вертикалью. Обе этих «скрепы» представляли собой почти виртуальную конструкцию, о чем (судя опять же по рассекреченным материалам) спецслужбам США было хорошо известно. Экономика страны сводилась к высасыванию ресурсной ренты: в лучшем случае  за счет обмена сырья на внешних рынках на потребительские товары, а в худшем -за счет организации неэффективного производства на экспортную выручку.

В 2014 году все было организовано совершенно иначе, и стратегия импортозамещения сработала из-за наличия предпринимательской инициативы и более эффективной системы государственного управления, основанной на более интегрированной экономической системе. Более того, сейчас Россия не должна поддерживать слабых союзников, а может, наоборот, опираться на благожелательное отношение Китая и Ирана. Напомним, что  в большую часть послевоенного периода отношения с этими государствами у СССР были в лучшем случае прохладными, а, как правило, враждебными.

Таким образом, нынешняя Россия гораздо больше готова к эскалации отношений с Западом по сравнению с Советским Союзом. Это означает, согласно выдвигаемой теории, что она будет идти на любые обострения, так как это повышает ставки и создает больше возможностей для переговорной позиции на будущей конференции по безопасности в Европе.

Если, конечно, мир не сорвется в настоящую войну.

…Данная статья написана на основании самостоятельных исследований материалов по истории холодной войны, в том числе рассекреченных аналитических документов ЦРУ и интервью с экспертами т.н. “пятерки” –  прообраза Совета по национальной безопасности, созданного в СССР в начале 1970-х годов после встречи Брежнева и Форда во Владивостоке. Именно тогда тема  коллективной безопасности встала в политическую повестку дня как системная проблема, решение которой должно быть обеспечено независимо от идеологической позиции сторон.  Все выводы применительно к современной ситуации представляют собой самостоятельные и личные выводы автора.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *