Кашаган в игре

Казахстан может осенью этого года скорректировать свои обязательства по сокращению нефтедобычи  из-за планируемого роста добычи на месторождении Кашаган, сообщил мировому сообществу министр энергетики страны Канат Бозумбаев. Заявление он предпочел сделать не в Вене на встрече ОПЕК, а дома – на телеканале “Астана”.

Министр сослался на то, что предупредил Россию и Саудовскую Аравию – основных архитекторов “большого картеля” о возможном сокращении нефтедобычи. “Потому что у нас есть Кашаган”, – так объяснил сложившуюся ситуацию Бозумбаев.

Это прекрасное объяснение. Но есть одно “но”. Как писал уже портал KazakhSTAN 2.0, никакого  Кашагана  у Казахстана нет, он есть у консорциума инвесторов, которыми руководит в настоящее время компания ExxonMobil. Та самая, которой руководил Рекс Тиллерсон еще до того, как занять пост государственного секретаря США (на фото с президентом России  в бытность председателем совета директоров ExxonMobil).

Теперь, уже на новом посту, Рекс Тиллерсон открыто выступает против ОПЕК и ее практики, а добытчики нефти с шельфа и сланцевой нефти поддерживают эти выступления, наращивая темпы добычи. Теперь к ним присоединяется Кашаган. Такое вот совпадение.

На самом деле бесполезно искать в ложившейся ситуации какой-то заговор. Каспийская нефть в целом и Кашаган в частности с самого начала рассматривались в нефтяном бизнесе как регулятор мирового рынка, способный влиять на ОПЕК. Достаточно открыть любую публикацию 90-х годов, чтобы это увидеть. Но реализовать эту стратегию удается лишь сейчас, когда за дело взялась американская ExxonMobil.

Казахстан в этой ситуации представляет собой площадку для новой большой игры. Примерно такую же, какую регион играл в начале ХХ века. Только нефти как стратегического ресурса еще не было, а было исключительно открытое столкновение империй и имперских амбиций. И Китай не участвовал в той игре. Сейчас (из-за числа участников и количества ставок) концерт стал более сложным, а, следовательно, менее предсказуемым.

С большей долей уверенности можно описать следующий сценарий. Если “большое соглашение» развалится, это приведет к падению цен на нефть, те, в свою очередь, обрушат валютный курс рубля, и Казахстану придется “ронять” тенге, дабы не лишиться остатков национального производства. Не говоря уже о доходах уже утвержденного бюджета.

Остальные сценарии остаются на усмотрение ExxonMobil.

Читайте по теме: Грандиозный «распил» Кашагана.

 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *