О зарплатах белых, серых, черных

Не так давно депутат мажилиса парламента Казахстана Гульжана Карагусова сделала запрос на имя премьер-министра, в котором напомнила, что в 2016 году в стране была введена новая система оплаты труда бюджетников и согласно ей зарплаты медиков должны были вырасти на 28%, а работников образования и науки – на 29%. Однако обещанного роста не произошло.

По словам Гульжаны Карагусовой, в 2016 году реальный доход учителей увеличился только на 6,4% по сравнению с 2015 годом, а в 2017 году – сократился на 4,4%. У медиков ситуация ещё хуже: в 2016 увеличение случилось только на 0,7%, а в 2017 произошло уменьшение на 4,3%. Социальные работники получают всего 26000-40000 тенге, – возмущалась депутат, которая, кстати, в 2001-2007 была министром труда и соцзащиты Казахстана.

Эти печальные цифры Карагусова взяла из зарплатных ведомостей астанинского центра социального обслуживания «Нұрлы жүрек». Санитарка там получает на руки 30924 тенге, помощник воспитателя – 28247 тенге, кухрабочие – 27390 тенге. «Жить на такие деньги невозможно!» – уверена депутат и экс-министр. И она права – этих денег хватит в лучшем случае только или на оплату коммунальных услуг, или на два похода в магазин за продуктами.

Так что же происходит в реальности с оплатой труда в Казахстане? Чтобы разобраться в этом вопросе, мы решили проанализировать зарплаты разных категорий работников.

Зарплата белая – слезы черные

Итак, средняя зарплата в Казахстане в декабре 2017 года составила 168220 тенге, а установленная на 2018 год минимальная заработная плата – 28284 тенге (шестикратная разница между ними).

Для примера, в Англии в прошлом году минимальная зарплата была 1300 фунтов, а средняя – 2310 фунтов, разница – 1,7 раза. В Австралии – 2128 долларов США «минималка», 4170 – средняя, разница – 1,9.

Теперь рассмотрим вполне реальные зарплаты в алматинском профессионально-техническом колледже (бывшее ПТУ). По данным бухгалтерии, преподавателю с 25-летним стажем начисляется в месяц 132600 тенге, из них вычитается ИПН (индивидуальный подоходный налог) 8200 тг, пенсионные взносы 13200 тг, профсоюзные взносы 1300 тг, партийные взносы в «Нур Отан» – 245 тг (значительная часть бюджетников стала членами правящей партии автоматически). На руки выдаётся 109000 тенге. Раньше была еще доплата за категорию, но потом преподавателям колледжей её отменили, а выплаченные «незаконно» деньги постепенно вычли из зарплат.

Примерно такие же цифры будут фигурировать в ведомости завуча колледжа и даже директора: у него оклад 110000 тенге, часов (то есть преподавать) он может взять только на полставки – больше нельзя, и в итоге его официальная зарплата составит 130000 тенге. У преподавателя с пятилетним стажем работы и второй категорией ставка 93000 тенге, плюс 9900 надбавки за проверку тетрадей и классное руководство, минус налоги (16% = 10% – пенсионный, 6% – подоходный) получается около 90000 тенге на руки. Только пришедший после вуза учитель будет получать около 70000 тенге.

Такие же примерно цифры назвал учитель средней школы из областного центра. Оклад директора – около 100000 тенге,  а молодой педагог приходит на зарплату 60000: ставка 40000 тг, полторы ставки – 60000 плюс надбавки за классное руководство (5300 тг), проверку тетрадей (3000), за оформление  кабинета (5000 тг) и минус налоги. Ставка учителя с высшей категорией и 18-летним стажем – 80000 тенге, полторы ставки – 120000, плюс кабинет, тетради, класс, минус налоги – на руки 112000.

По сведениям учителей, больше всех зарабатывают их коллеги в центрах педагогического мастерства – «двигателях» обновлённой системы обучения, там зарплата доходит до 300000 тенге.

Может ли учитель подработать «на стороне»? Да, но опять же с оговорками. Репетиторство доступно только опытным предметникам, в основном специалистам по математике, физике, иностранному языку, подготовке к школе. Дополнительные занятия, скажем, по биологии или, тем паче, физкультуре или технологии (бывший труд) никому не нужны. Чтобы добыть совсем не лишнюю копейку, учителя (как и врачи) часто ввязываются в сетевой маркетинг типа «Орифлейма», начинают варить мыло на продажу, вязать или шить.

Официальные данные по зарплатам в принципе соответствуют фактическим: на начало года среднемесячная заработная плата работника образования составляла 99 тысяч тенге. Зарплата учителя в школе – 108 тысяч тенге, преподавателя вуза – 113 тысяч.

Все оттенки чиновничьих зарплат

Еще меньше возможностей подработать у чиновников (если не считать возможных коррупционных доходов). А зарплаты у низового звена госслужащих небольшие.

Вообще система оплаты труда у них довольно сложная.  Зарплата состоит из должностного оклада, повышающего коэффициента, доплат и надбавок, пособия на оздоровление, компенсаций и т.д. Размер этих составляющих зависит от места госслужащего в многоуровневой классификации.

В Казахстане все чиновники делятся на корпуса, группы категорий, категории и т.д. Например, эксперт администрации президента – это категория А-3, помощник депутата парламента – В-5, начальник отдела филиала Национального банка – С-О-4, а категория E-R-3 присваивается заведующему сектором районного акимата.

Пример вакансии с сайта Министерства финансов: требуется руководитель управления методологии внутреннего контроля департамента методологии бухгалтерского учета и аудита, категория С-3, оклад от 154071,85 до 208205,20 тенге. У категории С-4 оклады меньше: от 138 248,25 до 186 551,86 тенге.

Если спуститься на уровень сельского акимата, то цифры окладов тоже существенно опустятся: у ведущего специалиста категории Е-5 от 69124 до 93276 тг. У рядового специалист оклад 52000.

Но надо понимать, что это только оклад, к которому идут различные доплаты. То есть названные цифры нельзя считать зарплатами, это отправная точка, на которую «накручиваются» надбавки. Например, коэффициенты на оздоровление составляют от 0,95 до 4,14 от оклада, то есть ежегодная прибавка может составлять 4 оклада. А ежемесячно зарплату обычно «подправляют» с помощью коэффициента – двойного, тройного и т.д. Например, кандидату на вакансию ведущего специалиста в ЕНПФ предлагалась такая схема: на испытательный срок – «голый» оклад 100 тысяч тенге, потом применяется повышающий коэффициент 2 плюс премии в размере оклада ко всем праздникам.

Кстати, именно мизерный базовый оклад депутат Гульжана Карагусова считает причиной маленьких зарплат у учителей. Его размер не менялся уже 7 лет и составляет 17 697 тенге, что ниже не то что минимальной зарплаты, но даже  установленного в Казахстане прожиточного уровня (28284 тг) почти на 40%.

Оттенки серого и черного

Перейдём теперь от «белых» заплат» к «серым», «в конвертах». Возьмём для примера средних размеров СТО, работающее в центре города и рассчитанное на клиентов «среднего класса». Работники там получают 50% от стоимости заказа после вычета стоимости затраченных материалов и запчастей. Рядовой автомеханик зарабатывает 200-250 тысяч тенге в месяц в зависимости от сезона. Маляры, у которых 30 тысяч стоит покраска 1 детали, «поднимают» около 300000.

По расчётам сотрудников, владелец СТО имеет от миллиона до полутора ежемесячно. Обычно подобный бизнес для уменьшения налогов оформляется как ИП (индивидуальный предприниматель) с парой работников на минимальной зарплате.

Другой пример – крупный салон красоты, расположенный на бойком месте. Средний чек – 5000 тенге. В смену выходят на работу больше 30 человек: парикмахеры, мастера маникюра, косметологи. Условия такие: окладов нет, собственник салона и работающие в нем люди делят доходы от клиентов 50 на 50, но по факту работнику остаётся гораздо меньше, так как орудия труда (ножницы, пилочки, расчёски и т.д.) он покупает сам и обязан ежедневно платить 500 тенге за уборку рабочего места и общей кухни.

Стоимость многих расходных материалов (лаки, краски, гели) вычитается из денег работника. Поэтому, как правило, больше всех удается заработать парикмахерам: расходных материалов меньше, а стрижка и покраска волос – дело всесезонное. В итоге в месяц они могут заработать около 200000 тенге. Остальные гораздо меньше – 90000-100000 тг.

Салон функционирует как ИП с максимально допустимым количеством работников – 24, естественно, на минимальной зарплате. Как работают остальные сотрудники, догадаться нетрудно.

Самым высокооплачиваемым работником в Казахстане, скорее всего, является футболист Андрей Аршавин с его зарплатой в 120 000 долларов США в месяц, или 38,4 млн тенге по курсу 320 тенге за доллар.

Вообще не секрет, что в Казахстане позволить себе принимать на работу «по-белому» могут, кроме бюджетных учреждений, только очень богатые частные компании, ведь на каждую зарплату компании нужно выплатить государству примерно такую же сумму в виде налогов. Большие «белые» зарплаты – от 300 тысяч тенге до 3,3 млн – в Казахстане получают в иностранных или совместных предприятиях, нефтяных компаниях, банках и т.п.

Безработица: белая, серая, черная

Какой вывод напрашивается из приведенных выше примеров? Похоже,  официальная средняя номинальная заработная плата в размере 150 тысяч тенге не так уж далека от реальности. Просто непонятно, как её вычисляют, если четверть трудоспособного населения даже по официальной статистике – самозанятые с неизвестными доходами.

«По данным Комитета статистики МНЭ РК, сегодня в стране 9 млн человек из 13 млн взрослого населения – трудоспособны. Из них – 70% наемные работники, 24,5% самозанятые, а 5,5% составляют безработные».

А по данным палаты предпринимателей «Атамекен» картина выглядит несколько иначе.

«Мы провели пилотный проект по скринингу населения и субъектов МСБ районных центров Сарыагашского (г. Сарыагаш), Мактааральского районов (г. Жетысай). Результаты показали пятикратную разницу в количестве безработных людей между официальной статистикой и результатами скрининга. 89% безработных получают теневой доход, еще 2156 – не зарегистрированные предприниматели. В целом предприниматели обеспечивают работой в 4 раза больше работников, чем показывают в статистике», – сообщил заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Эльдар Жумагазиев, выступая на расширенной коллегии Министерства труда и социальной защиты населения.

Эта пятикратная разница может объяснить парадокс  между официальной статистикой и реальной жизнью, когда при зарплатах в 250-300 долларов казахстанцы позволяют себе покупать последние модели “айфонов” (пусть и в кредит), золотые украшения (пусть и «базарные»), машины (пусть и не новые) и проводить многолюдные тои (праздники).

Именно в эти «радости жизни» упорно тычут комментаторы в соцсетях, когда речь заходит о бедности в Казахстане. И никому нет дела, что эти же «транжиры», по сути, не имеют возможности оплатить самые обычные для западной страны вещи: образование детей, отдых за границей, здоровое питание, занятия спортом, не говоря уже о покупке собственного жилья. Может, они “айфоны” покупают в кредит – чтобы хотя бы так почувствовать себя ближе к благополучной жизни.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *