Как спасти Европу

Кризис беженцев, политика жесткой экономии, препятствующая экономическому развитию Европы, и территориальная дезинтеграция, примером чего является Brexit. Такие три основные проблемы ЕС видит миллиардер и филантроп Джордж Сорос.   

В своей статье на сайте Project-syndicate Сорос предлагает европейским политикам план действий, который помжет справиться с этими проблемами.  По его мнению, предложенные им меры лучше, чем трата значительных средств на грязные сделки с диктаторами.

Предлагаем читателям перевод этой статьи на русский язык в сокращенном варианте.

Европейский Союз втянулся в экзистенциальный кризис. За последнее десятилетие все, что могло пойти не так, пошло не так. Как случилось, что политический проект, на котором держались послевоенный мир и процветание Европы, пришел к такому?

Когда я был молод, небольшая группа визионеров под руководством Жана Монне превратила Европейское сообщество угля и стали сначала на Европейский общий рынок, а затем - в Европейский Союз. Люди моего поколения с энтузиазмом поддержали этот процесс. 

Лично я считал Европейский Союз воплощением идеи открытого общества. Это было добровольное объединение равных государств, которые пожертвовали частью своего суверенитета ради общего блага.  Идея Европы как открытого общества до сих пор меня вдохновляет.

Но со времени финансового кризиса 2008 года ЕС, похоже, сошел с пути. Он принял программу фискальных ограничений, которая привела к кризису евро и превратила еврозону в сообщество кредиторов и должников. Это создало отношения, которые не были ни добровольными, ни равными, что прямо противоречит принципам, на которых базировался ЕС.

Как следствие, сегодня многие молодые люди считают ЕС врагом, лишившим их рабочих мест и надежного, перспективного будущего. Политики-популисты использовали это недовольство и сформировали антиевропейские партии и движения.

Затем, в 2015 году, произошел наплыв беженцев. Сначала большинство европейцев сочувствовали бедственному положению людей, бежавших от политических репрессий или гражданской войны, но одновременно - не хотели, чтобы их повседневную жизнь поднимался из-за ухудшения социальных услуг. И вскоре наступило разочарование из-за неспособности властей справиться с кризисом. 

Когда это произошло, в ФРГ быстро приобрела популярность правая "Альтернатива для Германии", став крупнейшей оппозиционной партией страны. Недавно подобный опыт приобрела Италия. Недобросовестные лидеры прибегли к эксплуатации кризиса даже в странах, которые почти не принимали беженцев. В Венгрии премьер-министр Виктор Орбан построил свою парламентскую кампанию на лживых обвинениях меня в якобы плане заполонить Европу, включая Венгрию, мусульманскими беженцами. Орбан сейчас выдает себя за защитника своей версии христианской Европы, которая бросает вызов тем ценностям, которые положены в основу ЕС. 

Со своей стороны  США усилили проблемы Европы. Односторонний отказ Трампа от иранской ядерной сделки  фактически разрушила трансатлантический альянс. Это создало дополнительное давление на Европу, которая и без того была в осаде.

Когда я говорю, что Европа сейчас в экзистенциальной опасности, то это не образное выражение, а суровая реальность. Что с этим можно сделать?

Перед ЕС стоят три основных проблемы: кризис беженцев, политика жесткой экономии, которая препятствует экономическому развитию Европы, и  территориальная дезинтеграция, примером чего является Brexit. 

Возможно, лучше будет начать с преодоления кризиса беженцев. Я всегда выступал за то, чтобы распределение беженцев по Европе было добровольным. Государства-члены не должны принудительно принимать беженцев, которых они не хотят, а беженцев не следует заставлять оседать в странах, куда они не хотят. Этот фундаментальный принцип должен быть указателем для европейской миграционной политики.  В то же время Европа должна срочно реформировать Дублинскую конвенцию, которая возложила несправедливый бремя на Италию и другие средиземноморские страны - с катастрофическими политическими последствиями для них.

ЕС должен защищать свои внешние границы, но оставлять их открытыми для законных мигрантов. Государства-члены, в свою очередь, не должны закрывать свои внутренние границы. Идея Европы-крепости, закрытой для политических беженцев и экономических мигрантов, не только нарушает европейское и международное право, но и также абсолютно нереалистична.

Европа стремится подать руку помощи Африке и другим частям развивающегося мира, предлагая существенную помощь демократически настроенным правительствам. Это правильный подход, поскольку он позволит этим правительствам обеспечить образование и занятость своим гражданам, которые, таким образом, будут менее склонны к совершению часто опасного путешествия в Европу. Такой "План Маршалла для Африки"  также поможет сократить количество политических беженцев. 

Однако нынешние реалии существенно отличаются от этого идеала.

Во-первых, и самое главное, ЕС все еще нет единой миграционной политики. Каждое государство-член имеет свою собственную политику, которая часто противоречит интересам других государств.

Во-вторых, главной целью большинства европейских стран  является не содействие демократическому развитию в Африке или где-нибудь, а сдерживание потоков мигрантов. Это отвлекает значительную часть имеющихся средств на грязные сделки с диктаторами, подкуп их для создания барьеров для мигрантов или использования репрессивных методов предотвращения эмиграции их граждан. И в долгосрочной перспективе это  даст еще больше политических беженцев. 

В-третьих, сохраняется неприятный недостаток финансовых ресурсов. Действенный "План Маршалла" для Африки ежегодно нуждался бы по меньшей мере в  30 миллиардах евро в течение нескольких лет. Государства-члены могут внести лишь небольшую часть этой суммы. Откуда можно их взять?

Важно признать, что кризис беженцев является европейской проблемой, требующей европейского решения. Европейский Союз имеет высокий кредитный рейтинг, и его возможности получать займы в значительной мере не используются. Когда же еще использовать эту способность, как не во время экзистенциального кризиса?  

Исторически национальный долг всегда рос во время войны. Предположим, что рост государственного долга противоречит существующему традиционному подходу жесткой экономии. Но жесткая экономия сама по себе является одной из причин кризиса, в котором оказалась Европа. До недавнего времени можно было утверждать, что жесткая экономия работает: европейская экономика постепенно растет, и Европа должна просто настойчиво двигаться вперед. Но коллапс иранской ядерной сделки и разрушения трансатлантического альянса, не может не иметь отрицательного влияния на ее экономику и не вызывать другие негативные изменения.

Укрепление доллара уже вызывает бегство от валют развивающихся рынков. Мы, возможно, стоим на пороге очередного финансового кризиса. Самое время для появления экономического стимула, каким бы стал "Плана Маршалла" для Африки и других   развивающихся стран. Именно это побуждает меня выдвинуть нестандартное предложение относительно его финансирования.

Не углубляясь в детали,  хочу отметить, что это предложение позволит ЕС выйти на финансовые рынки с очень выгодной ставкой, не беря прямых обязательств на себя или на государства-члены. Оно также предлагает значительные финансовые выгоды. Более того, хотя это инновационная идея, она уже успешно использовалась в других ситуациях. Так, для привлечения средств на борьбу с инфекционными заболеваниями в США были использованы доходные муниципальные облигации.  

Европа должна сделать что-то радикальное, чтобы пережить свою экзистенциальный кризис и заново изобрести себя. Обычные люди чувствуют себя исключенными из процесса. Сегодня нам нужны совместные усилия, которые объединят в себе подход европейских институтов  "сверху вниз"  с инициативами "снизу", необходимыми для привлечения избирателей. 

Из трех насущных проблем Европы я рассмотрел две. Осталась территориальная дезинтеграция, которую олицетворяет Brexit. Это очень разрушительный процесс, вредный для обеих сторон. Но проигрышную ситуацию можно превратить в выигрыш для всех. 

Развод будет длительным процессом и, вероятно, займёт более пяти лет, что в политике выглядит вечностью, особенно в такие революционные времена, как сейчас. В конечном итоге это дело британского народа - решать, чего именно он хочет, но было бы лучше, если бы он принял это решение пораньше. Именно такова цель инициативы под названием «Лучшее для Британии», которую я поддерживаю. Данное движение боролось и помогло добиться, чтобы до завершения Брексита было проведено ключевое парламентское голосование по вопросу, который предусматривает и опцию отмены выхода из ЕС. Британия окажет Европе большую услугу, отменив Брексит и отказавшись создавать в европейском бюджете дыру, которую будет трудно закрыть. Однако её граждане должны выразить поддержку этого решения убедительным большинством.

Существует сильная экономическая мотивация остаться членом ЕС, но это стало понятно только в течение последних нескольких месяцев, и на то, чтобы это стало очевидным, нужно время. За это время ЕС превратится в организацию, членами которой захотят быть такие страны, как Великобритания.

Такая Европа будет отличаться от нынешней в двух ключевых аспектах. Во-первых, ЕС будет четко отличаться от еврозоны. Во-вторых, будет признано, что евро имеет много нерешенных проблем, которым нельзя позволить уничтожать европейский проект.

Сейчас Еврозона регулируется устаревшими договорами, в которых утверждается, что все страны-члены ЕС должны принять евро, если и когда они будут квалифицированы. Это создало абсурдную ситуацию, когда такие страны, как Швеция, Польша и Чешская Республика, которые ясно дали понять, что они не собираются присоединиться, но до сих пор рассматриваются как «предварительные». 

Существующая структура превратила ЕС в организацию, в которой еврозона представляет собой внутреннее ядро, а остальные члены отнесены к более низкому положению. Здесь есть скрытое предположение, а именно, что, хотя различные государства-члены могут перемещаться с разной скоростью, все они направляются в одно и то же место назначения.  От этой цели следует отказаться. Вместо Европы разных скоростей целью должна стать «Европа разных путей», в которой странам ЕС предоставляется более широкий выбор действий.  

Сейчас отношение к сотрудничеству в Европе негативно: страны ЕС хотят восстанавливать свой суверенитет, а не сокращать его ещё сильней. Но если сотрудничество начнёт приносить позитивные результаты, отношение может измениться в лучшую сторону, при этом для выполнения некоторых задач, например оборонных, которые сейчас лучше выполняются коалициями добровольцев, можно будет привлечь к участию все страны.

Суровая реальность может заставить страны ЕС отложить в сторону их национальные интересы ради заинтересованности в сохранении ЕС. Именно к этому президент Франции Эммануэль Макрон призывал в речи, с которой он выступил в Ахене, получая премию Карла Великого. Его предложение было осторожно поддержано канцлером Германии Ангелой Меркель, которая  понимает, с какой оппозицией ей придётся иметь дело на родине.

Если Макрон и Меркель, несмотря на все препятствия, добьются успеха, они пойдут по стопам Монне и его небольшой группы визионеров. Но сегодня на смену подобной узкой группе должны прийти массовые проевропейские инициативы снизу. Я и моя сеть фондов «Открытое общество» будем делать всё, что в наших силах, чтобы помогать этим инициативам. 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *