Теневая экономика: треть или больше?

Примерно третья часть экономики Казахстана находится в тени. По этому показателю страна занимает 107-е место из 158 государств в списке,  опубликованном недавно на сайте МВФ. При этом в “теневую” часть не включены сектора “обычной” криминальной экономики и работа внутри домашних хозяйств. Включение может запросто увеличить долю в два раза.   

Теневая экономика известна под множеством разных наименований – серая экономика, скрытая экономика, “наличная экономика”. Все понимают, что эта экономика измеряется триллионами долларов, но для начала было бы неплохо оценить ее экономическую составляющую.

Авторы опубликованной на сайте МВФ статьи Shadow Economies Around the World: What Did We Learn Over the Last 20 Years?   Леандро Медина и Фридрих Шнейдер (Leandro Medina and Friedrich Schneider) попробовали отделить “агнцев” от “козлищ».

Это научная статья, но поскольку она была опубликована на сайте МВФ, сейчас на нее ссылаются как на расчеты этой организации. Что, в общем-то, не меняет сути дела: это не экономическая, а статистическая публикация. Авторы с помощью целой серии статистических упражнений попробовали исключить из своих расчетов доходы от “настоящей” криминальной сферы деятельности и от деятельности домашних хозяйств. И первый, и второй сектора живут по своим собственным законам и правилам и лишь косвенно соприкасаются с внешним миром, однако любые общепринятые расчеты теневой экономики, основанные на потреблении ресурсов и национальных счетов, неизбежно их захватывают, в итоге не проясняя, а закрывая настоящую картину мира еще одной шторой.

В понятие интересующей исследователей теневой экономики входят те виды экономической активности, которые уходят в тень от официальных властей по финансовым, регулятивным или институциональным причинам. Первая группа причин сводится к уклонению от уплаты налогов, а также выплат взносов в систему социального страхования. Регулятивная группа – к попыткам избежать давления со стороны бюрократии и регуляторов. Институциональная включает коррупционные факторы, а также качество политических институтов и слабость законодательного поля.

Экономический анализ основан на том, что они делают это сознательно, отдавая себе отчет в своих действиях и принимая решения после взвешивания всех “за” и “против».  Такой подход позволяет установить систему причинно-следственных вероятностных связей.  Нарушение закона имеет отрицательную связь  – с вероятностью раскрытия преступления и масштабом наказания и положительную – с альтернативными издержками, если оставаться в “белом” поле. Против возможностей работы “в тени” играет также фактор эффективности правоохранительной системы.

В целом за период с начала 90-х по 2015 год (за этот период собраны данные авторами) тренд на очищение экономики вполне очевиден. С 34,8% доля серой экономики сократилась до 28%. Но этот тренд всякий раз прерывается во моменты кризисов. Очевидно, они становятся для бизнесменов поводом для пересмотра   своего договора как с государством, так и с обществом в целом.

Доля теневого сектора экономики Казахстана превышает   средний показатель по всему списку 158 стран, данные по которым собраны в публикации. (Кстати, на первых местах в этом списке предсказуемо расположились Швейцария, США, Германия и Голландия, а на последних -Зимбабве, Гаити и (неожиданно) Грузия). Но если в 90-е годы этот разрыв казался непреодолимым, достигнув в 1996 году 13% (между Казахстаном и средним показателем), то затем ситуация изменилась: разрыв стал сокращаться, достигнув критического минимума (2,62 %) в 2014 году.

Сокращение теневого сектора в Казахстане происходило одновременно с средним показателем по миру, но опережающими темпами. По данным авторов доклада, доля теневой экономики в структуре ВВП Казахстана сократилась за все время наблюдений более чем на треть. Но в 2015 году разрыв снова стал увеличиваться. Это говорит о том, что размеры теневой экономики не меняются, а ее доля сокращается лишь в результате роста всей экономики. Соответственно, это же говорит о большей устойчивости теневой экономики: в моменты общеэкономического спада она сохраняет свои размеры, становясь боле значимым фактором всей национальной экономической системы.

В 1991 году, по расчетам исследователей, Казахстан замыкал пятерку лидеров бывших республик СССР   по размерам теневой экономики. Абсолютным лидером в этом списке была Грузия, за ней (со значительным отрывом следовали две другие закавказские республики – Азербайджан и Армения). В целом это соответствовало расстановке экономических сил в этих республиках еще в советские времена. Куда более неожиданным было присутствие в пятерке Беларуси и Казахстана.

В последующие десятилетия доля теневой экономики в обеих странах сокращалась опережающими темпами. В результате, по данным на 2015 год, оба государства покинули группу лидеров по размерам теневой экономики, оказавшись (по данным исследования) в числе наиболее “прозрачных” экономик стран бывшего СССР. Не исключено, что в Казахстане это очищение стало результатом экономической трансформации страны – роста сырьевых секторов в связи с заходом в них крупных транснациональных корпораций. Даже если эти корпорации что-то и скрывают, то делают они это  профессионально, и вряд ли их теневые операции можно отследить по данным нацстатистики.

Настоящий “серый” сектор экономики Казахстана составляют домашние хозяйства. О его размерах позволяет судить число “самозанятых». По каким законам живет эта экономика, можно только догадываться: публикаций на эту тему от западных ученых нет, а заниматься такими исследованиями в самом Казахстане никто не рискует.

В целом динамика всей группы страны бывшего Советского Союза, хоть и на разных уровнях, но воспроизводит общую тенденцию – повышается в первой половине 90-х годов, а затем сокращается – с “перерывом” на кризис 2008-09 годов.

Такого рода тенденция характерна для мировой экономики в целом. Исключение составляет лишь Украина, доля теневой экономики которой в 2015 году (последний год для расчетов) выросла.  Очевидно, что этот рост объясняется последствиями кризиса 2014 года.

Рейтинги стран бывшего СССР по размерам теневой экономики

Рэнкинг, 1991   Рэнкинг 2015   Изменение  
Country1991 Country2015 Country2015-1991
Latvia20,07 Latvia16,62 Belarus-63%
Lithuania21,15 Estonia18,49 Kazakhstan-33%
Estonia23,54 Lithuania18,65 Armenia-30%
Av. over countries34,51 Av. over countries27,78 Estonia-27%
Tajikistan35,42 Kyrgyz Republic30,78 Azerbaijan-25%
Kyrgyz Republic35,75 Belarus32,37 Av. over countries-24%
Moldova38,89 Kazakhstan32,82 Latvia-21%
Ukraine38,96 Russian Federation33,72 Russian Federation-18%
Russian Federation39,73 Armenia35,96 Kyrgyz Republic-16%
Kazakhstan43,62 Tajikistan37,73 Georgia-16%
Armenia46,65 Moldova39,68 Lithuania-13%
Belarus52,78 Ukraine42,9 Moldova2%
Azerbaijan54,69 Azerbaijan43,66 Tajikistan6%
Georgia61,47 Georgia53,07 Ukraine9%

Источник: расчеты авторов статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *