Не так страшен народ, как его малюют власти

Откуда «растут ноги» демофобии и почему власти стран постсоветского пространства зачастую рисуют народ как опасную темную массу? Ответы на эти вопросы дает российский политолог Екатерина Шульман в своей лекции, посвященной зомби-идеям, популярным в авторитарных государствах.

В рамках проекта InLiberty  Екатерина Шульман развенчала  распространенный и часто навязываемый провластной пропагандой миф о государстве, как единственном носителе разумного, доброго и вечного, и народе, как темной массе, от которой постоянно исходит опасность. Ее аргументация и примеры наглядно объясняют, почему реформаторские проекты правителей постсоветского пространства, как правило, оказываются несостоятельными.

Про первое представление о благе, исходящем от государства,  мы рассказали в статье Про добрых царей и «успехе» модернизаций. А в этой статье речь об опасности, исходящей от народа, так называемой демофобии.

В чем выражаются идеи демофобии? Наверняка многие из вас неоднократно слышали утверждение госпропаганды: «Гитлер пришел к власти демократическим путем». Обычно после этой фразы обязательно делается многозначительная и зловещая пауза и дальше: «Вот она, ваша демократия!» Или: «Да если дать людям свободу выбора, они фашистов выберут на следующий же день и всех нас тут перевешают». Это тот набор идей, который у националистически настроенной части политического спектра называется мемом «народ-Гитлер».

Относительно таких идей госпропаганда обычно далее говорит о целом ряде исторических фактов, которые подтверждают мысль о том, что есть некое кровожадное чудовище (народ), которое может держать в узде только недемократическое государство. Почему? Да потому что нельзя вот этим «кровожадным олигофренам» давать в руки демократические инструменты, ибо они обязательно выберут очередного гитлера.

Есть еще подвид такого рода рассуждений. Например, был некий ближневосточный диктатор, да, он растворял своих политических соперников в серной кислоте, скармливал их собакам, его свергли и что, лучше стало? Кто пришел ему на смену? ИГИЛ – такой коллективный гитлер. «Вот она, ваша демократия!»

Почему такого рода сценарии проигрываются постоянно? Как это происходит?

Это хорошо изученный политологией процесс — радикализация. Вот диктатор, ограждающий нас всех от ярости народной. Он подавляет всякую политическую активность на подведомственной ему территории. Он запрещает партии, закрывает средства массовой информации, сажает или выгоняет своих политических оппонентов.

Что происходит на практике в таких странах? Люди, которые могли бы стать участниками легального политического процесса, — они либо уезжают, либо их сажают, либо они затыкаются, поскольку цена их деятельности становится чрезмерно высока.

 

В политическом процессе остаются те, кто могут или сами хотят уйти в подполье. Поскольку легального политического процесса не существует, а недовольные есть, то появляется запрос на выражение их позиции. Это будут делать организации, действующие на нелегальном положении. Вот с ними и происходит процесс радикализации. Он довольно хорошо изучен. Это малоприятное зрелище.

Что происходит с теми, кто вне закона? Первое: они перестают для себя считать закон обязательным к исполнению, потому что он написан в интересах их оппонентов. Дальше образуется ячейка с вождем и максимально верными ему соратниками, которые рискуют больше всех. Остальные отпадают, потому что не все готовы стать партизанами-подпольщиками. Остаются только самые непримиримые. Они начинают действовать нелегально и часто насильственно. У них образуется история горестей, появляется свой пантеон мучеников. Дальше они сидят и ждут, когда этот режим развалится

Когда нам говорят, что, мол, зачем свалили Каддафи (в Ливии), посмотрите, во что страна превратилась, то из этого посыла следует, что он мог сидеть вечно. Но это не так. Такого рода режимы концентрируются вокруг фигуры вождя, поэтому его смерть или экономические причины или внешние факторы приводят (обычно это происходит всегда внезапно, это свойство авторитарных моделей, стоящих на вершине пирамиды) к тому, что режим разваливается. Власть дефрагментируется.

Кто остался на заасфальтированном пространстве? Те, кто был в подполье. Они выходят из подвалов, у них есть структура, люди, опыт и желание действовать быстро и решительно. Это уже экстремисты, которые при демократическом режиме, действуя в условиях легального политического процесса, могли быть мирными левыми, правыми, националистами. Они захватывают власть просто потому, что больше некому: общество атомизировано, фейковые политические партии, организованные начальством, разбежались: нет начальства – нет партии. А наблюдатели говорят: «Вот, смотрите, не любили вы Хусейна. А вот, смотрите, как без него-то стало намного хуже!»

Почему стало хуже без него? Потому что он готовил этот исход. То, что происходит после смерти такого рода руководителя – это и есть его наследие. Это не значит, что при нем был порядок, а после него его не стало. Нет, вот это и есть результат его деятельности. В том смысле, в каком Иван Грозный подготовил нам смуту, вот в этом же смысле диктаторы Ближнего Востока и Северной и Центральной Африки готовят то, что происходит и произойдет после их ухода.

А что происходит в здоровой политической системе? Она занимается кооптацией – вовлечением. Многие часто слышали фразу, что во власти левые правеют, а правые – левеют. Обычно ее толкуют в том смысле, что люди, придя к власти, становятся циничными, предают свои убеждения. Но это не так.

Действительно, попав в пространство власти, человек попадает в пространство бесконечно компромисса, где от него самого, его воли, желания и эмоциональной яркости не так много зависит, где он вынужден бесконечно договариваться с другими игроками, что неизбежно сдвигает его ближе к центру. Тем успешнее работает этот механизм кооптации, чем больше заложено демократических сдержек и противовесов в политический механизм.

Базовая подмена понятий в духе демофобии обычно звучит так: нельзя давать власть народу. Но о какой власти идет речь? Речь идет об избирательных правах. То есть перед нами выкладывают как равные совершенно неравные понятия – всю полноту власти, которой обладает авторитарный лидер, и довольно небольшое участие в этом властном механизме, которым обладает избиратель.

Когда нам говорят «дать власть народу», то мы представляем картинку из «Трех толстяков»: гвардейцы перешли на сторону народа и вот толпа бежит захватывать дворец. То есть мы представляем себе хаос. Но в реальности весь этот пропагандистский дискрус используется только для ограничения избирательных прав граждан, чтобы не пустить их на участки для голосования. Истинное лекарство от захвата власти условным гитлером состоит в том, чтобы эту власть распределить, чтобы она не лежала вся в одном месте, чтобы никто не смог ее захватить одним движением руки. Чем больше сдержек и противовесов в политической системе, тем безопаснее ситуация.

Говоря о кооптации, как об основной функции политической системы, нужно помнить о том, что основные каналы обратной связи между обществом и властью, по которым передается информация об общественных настроениях, являются одновременно и индикаторами этих настроений, и модераторами.

Основных таких канала три: выборы (разноуровневые и регулярные), разнозависимые медиа, свободная деятельность общественных организаций – НКО.

Почему они так важны?

Выборы – это не только инструмент ротации власти, но еще и эффективный вид соцопроса. Если люди приходят голосовать и имеют возможность выбирать из большой палитры предложений, они тем самым демонстрируют, какого рода проблемы их волнуют. И если выборы проходят на региональном уровне, то вы о проблемах узнаете достаточно рано. Не тогда, когда народ с вилами придет к президентскому дворцу, а на дальних подступах. Если люди голосуют за антимигрантские партии, правых лидеров, популистов – значит эта проблема для них  важна.

С медиа тоже самое: если они не принадлежат государству или связанным с ним олигархам, то вынуждены ориентироваться на спрос и его удовлетворять. Поэтому если заметно, что в каком-то городе наибольшую популярность имеет газета «Веселый погромщик» или телеканал «Пьем вместе», то это повод задуматься о том, что на этой территории что-то неблагополучно и хорошо бы обратить на это внимание.

То же самое с деятельность некоммерческих гражданских организаций, поскольку там люди собираются для решения каких-то вполне конкретных проблем, помощи кому-то или противостояния кому-то. То есть, если есть люди, готовые инвестировать свое время и ресурсы в решение неких проблем, значит на это нужно обратить внимание.

Почему эти каналы обратной связи являются не только индикаторами, но и модераторами? Потому что, указывая на проблему, они одновременно предлагают пути ее решения. Если общественное недовольство имеет шанс выразиться достаточно быстро и рано в голосовании за ту или иную партию или кандидата, то эта партия или кандидат получают сразу не «корону чингисхана с мечом», а всего лишь место в муниципальном собрании, где они могут проявлять свои идеи. Это абсорбирует общественную энергию, делает представителей народного недовольства членами легального политического механизма, а не сидящими в подполье будущими головорезами. Таким образом, реальные выборы не только указывают на проблему, но сразу начинают ее решать.

То же самое со СМИ – публичное обсуждение очень часто снижает градус накала проблемы. То же самое и с НКО, которые тоже являются великим абсорбентом.

Вот так работает развитый демократический механизм, который и есть механизм обеспечения общественной безопасности.

Идеи «давайте бояться страшного народа и не давать ему волю, давайте концентрировать власть в одних руках, потому что «криминал рвется во власть» или «националисты рвутся во власть» приводят к реализации того сценария, которого власти пытаются избежать. Это один из парадоксов авторитаризма: он больше всего говорит о стабильности, устойчивости и безопасности и при этом подтачивает их основы. А истинная стабильность общественной жизни, мирный переход от одной фазы развития к другой, пространство компромисса и договоренностей обеспечивается только демократиями.

…Полностью  лекцию Екатерины Шульман на эту тему можно посмотреть  на Youtube.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *