Eni, Shell и пропавший миллиард

В итальянском Милане начинается суд против нидерландско-британской Shell и итальянской Eni.  Нефтяные корпорации обвиняются в подкупе должностных лиц в Нигерии. С учетом того, что обе они прямо завязаны с Казахстаном, интересно проследить развитие истории.

Shell и Eni подозреваются в том, что они в 2011 году давали взятки нигерийским властям, чтобы получить возможность приобрести права на бурение на шельфовом нефтяном месторождении у берегов Нигерии. Сумма сделки составила $1,1 млрд, и, по данным следствия, большая часть этих денег пошла на взятки  –   прокуратура считает, что часть этих средств получил тогдашний президент Нигерии Гудлак Джонатан.

Перед судом предстанут 13 топ-менеджеров.

В том числе генеральный директор Eni Клаудио Дискальци (Claudio Descalzi).

А также бывший топ-менеджер Shell Малкольм Бриндед (Malcolm Brinded).

Напомним, что это не первый коррупционный скандал, связанный с итальянским нефтяным гигантом. В 2012 году прокуратура Милана заподозрила Eni в даче крупной взятки во время заключения контракта по казахстанскому месторождению Кашаган. Сообщалось, что взятка в размере 20 млн долларов США была выплачена зятю президента Казахстана Тимуру Кулибаеву еще на первом этапе разработки проекта, но это расследование тогда не дошло до конца.

В ситуации же с Нигерией, похоже, коррупционеров удастся схватить за руку. Подробно о ключевых моментах  дела рассказали в преддверии начала судебных слушаний в Милане в своей статье в Bloomberg Чиара Албанезе, Сержио ди Паскуале, Келли Гилблом.

Мы предлагаем читателям наш перевод этой статьи.

Исчезнувший миллиард. Краткая сводка процесса над Shell и Eni

Вскоре в Италии состоится суд над Royal Dutch Shell и Eni по обвинению во взятках, имеющих отношение к нефтяному месторождению в Нигерии. В этом деле привлекают внимание две вещи. Во-первых, сам по себе размер суммы, о которой идет речь, – $1,1 млрд. Во-вторых, тот факт, что в список обвиняемых входят генеральный директор Eni Клаудио Дескалци, бывший генеральный директор компании и бывший топ-менеджер Shell. Суд начнется в понедельник в Милане.

1. Зачем понадобились эти деньги?

$1,1 млрд компании заплатили в 2011 году нигерийскому правительству за лицензию на право осуществлять глубоководное бурение рядом с нигерийским побережьем. Суета вокруг лицензии продолжалась многие годы. Первоначально, в 1998 году, нигерийский военный диктатор Сани Абача выдал лицензию компании Malabu Oil and Gas Ltd, расположенной в Лагосе и аффилированной с тогдашним министром нефти Даном Этете. При смене власти в стране лицензия была аннулирована и выдана компании Shell, после чего она снова перешла в руки Malabu перед сделкой 2011 года. Shell и Eni также заплатили правительству около $200 млн в качестве подписного бонуса – единовременной пошлины, взимаемой некоторыми странами-нефтепроизводителями. Или, другими словами, единовременного авансового платежа, который должен был доказать серьезность намерений международных инвесторов.

2. Было ли это незаконно?

По формальным признакам – нет. По словам прокуратуры, проблема возникла, когда стало ясно, что большая часть суммы, выплаченной Shell и Eni, в конечном итоге, утекла с банковских счетов нигерийского правительства.

3. Куда делись деньги?

По утверждению миланской прокуратуры, Shell и Eni перевели почти $1,1 млрд (все, кроме $200-миллионного подписного бонуса) на счет-эскроу нигерийского правительства, откуда около $800 млн были позднее переведены на счет Malabu, где их и распределили на «откаты». Согласно материалам суда, почти полмиллиарда долларов было переведено в пункты обмена валют в нигерийской столице для конвертации в наличные, которые потом распределялись среди чиновников, включая тогдашнего президента Гудлака Джонатана (отрицающего, что противоправные действия имели место быть). Прокуратура утверждает, что в сумму входят более $50 млн, изъятые одним из местных бизнесменов, а также $50 млн, которые были доставлены в нигерийскую резиденцию менеджера Eni Роберто Казулы. Пресс-секретарь Eni на прошлой неделе заявил, что Казула не будет комментировать ситуацию.

4. Что говорит Shell?

В течение многих лет компания уверяла, что не знала о том, что деньги были переведены Malabu. В прошлом году она радикально сменила позицию после появления серии репортажей о подробностях внутрикорпоративной переписки, в которой обсуждалась сделка. Компания признала, что была информирована о том, что Нигерия «выплатит компенсацию Malabu, чтобы урегулировать ее претензии на право разработки месторождения» и что «единственным способом выйти из тупиковой ситуации с помощью согласованной сделки было вовлечение Этете и Malabu, хотели мы этого или нет». Shell заявила на прошлой неделе, что, по мнению компании, итальянские судьи придут к выводу, что у прокуратуры нет аргументов против нее или ее бывших сотрудников. «В нашей компании нет места взяточничеству или коррупции», – заявила Shell.

5. А что Eni?

Eni также заявила, что не нарушала никаких законов и рассказала о внутрикорпоративном расследовании, которое не обнаружило в действиях компании ничего неправомерного. «Eni выражает полную уверенность в процессуальных действиях и в том, что суд подтвердит правильность и честность поведения компании», – говорится в корпоративном заявлении, сделанном на прошлой неделе.

6. Кому лично грозит наказание?

Под прицелом итальянской прокуратуры 13 человек и компаний. Конкретно речь идет о пяти менеджерах Eni, среди которых Дескалци и Паоло Скарони, бывший генеральный директор компании, ныне заместитель председателя совета директоров NM Rothschild & Sons. Также в список вошли четыре сотрудника Shell, включая бывшего руководителя департамента разведки и добычи Малколма Бриндеда, нигерийские чиновники, включая Этете, и другие лица, действовавшие в качестве посредников. В прошлом году акционеры Eni переизбрали Дескалци в качестве генерального директора. Адвокат Скарони от комментариев отказался. Пресс-секретарь Бриндеда в очередной раз заявил, что «тот не совершил ничего противозаконного и уверен, что это прояснится в ходе суда». Адвокат Этете Антонио Секки сказал: «Мы уверены, что бизнес Malabu является законным и прозрачным».

7. Что теперь?

Суд начнется в понедельник. Предполагается, что первый день будет, в основном, посвящен организационным вопросам. Суд, скорее всего, определит общий график процесса, который может продлиться в течение многих месяцев. Заседания будут проходить раз в неделю. Вместо жюри аргументы будут выслушивать судьи, которые и вынесут финальное решение. Обвиняемым не обязательно присутствовать на заседаниях и, если они решат дать показания, они не будут приносить клятву говорить только правду, как это делают свидетели. Обе стороны будут иметь возможность подать апелляцию.

8.Что поставлено на карту?

Участок, покрываемый и, большой, предположительно на 9 миллиардов баррелей нефти. Он может стоить $540 млрд при цене на нефть $60 за баррель. Хотя какая-то часть уйдет нигерийскому правительству, компании все же смогут заработать очень много. Если они будут признаны виновными, им грозят штрафы и аннулирование лицензии на ведение бизнеса. Дескалци, Бриндед и другие могут отправиться в тюрьму. Также будет нанесен удар по корпоративной репутации. Shell Foundation вложила миллионы в создание имиджа честного сотрудника (корпоративного гражданина), с ответственностью относящегося к своей работе в развивающихся странах, в которых компания ведет бизнес. Нарушение «антикоррупционного и антиотмывочного законодательства может нанести ущерб нашей репутации и отрицательно повлиять на наши прибыли, приток денежных средств и финансовое состояние», – заявила Shell в последнем годовом отчете.

Читайте в тему Похищение “КазМунайГаза”.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *