Транзит власти в Бразилии. Путь к демократии

Политическая история Бразилии  удивительна и многообразна. Монархия,  корпоративное государство, олигархия, военная диктатура и республика парламентского типа – эту страну можно назвать испытательным полигоном для разных форм политического управления.

За  довольно короткую историю в этом государстве, бывшей колонии Португалии, получившей независимость в 1822 году,  а сегодня крупнейшем по площади и населению в Южной Америке, сменилось несколько самых разных систем организации власти. Но все они имели одно удивительное свойство – независимо от режима, руководители Бразилии менялись довольно часто.

 Корпоративное государство. Бразильская сборка

Бразилия до начала второй мировой войны представляла собой классическую (по тем временам) страну – с республиканской формой правления, но авторитарную по своей сути.  Республикой Бразилия стала в результате военного переворота в 1889 году. После чего, пришедшая к власти хунта уничтожила все  гражданские права, но потом постепенно уступила власть гражданской администрации. Собственно тогда и сформировался “треугольник сценариев”, по которым крутилась жизнь страны на протяжении большей части ХХ века – вплоть до середины 1980-х годов – популистский авторитаризм, военная диктатура и олигархическая республика.

Другое измерение политической системы Бразилии связано с размерами территории страны и разными по своей социально-эконмической структуре  макрорегионами. Огромное количество мигрантов как вольных (из Европы), так и невольных (из Африки) добавляли в региональную специфику этническую компоненту.

Самый известный политический деятель страны – Жетулиу Варгас.

По бразильским меркам он был настоящим политическим долгожителем: Варгас возглавлял Бразилию на протяжении двух десятков лет, которые делятся на две неравные части.  С 1930 по 1945 года и с 1950 по 1954 годы (как известно, авторитарные режимы умеют возвращаться).

Справка Википедии:

Жетулиу Варгас родился 19 апреля 1882 года. В юности окончил школу права и затем получил докторскую степень по юриспруденции. В 1922 году был избран в законодательное собрание штата Риу-Гранди-ду-Сул. Некоторое время был министром финансов при президенте Вашингтоне Луисе, но ушел в отставку, чтобы участвовать в губернаторских выборах в родном штате. После своего избрания губернатором Риу-Гранди-ду-Сул в 1928 году он стал ведущей фигурой оппозиции.

В 1930 году Варгас создал между новой городской буржуазией и землевладельцами, враждебно настроенными к правительству, Либеральный альянс и выдвинулся от Альянса кандидатом в президенты. Но тогда выборы он проиграл. Не смирившись с поражением, он обвинил правительство в фальсификации результатов голосования и начал приготовления к вооружённому противостоянию.

10 октября 1930 года Жетулиу Варгас во главе своих сторонников выехал поездом в столицу – Рио-де-Жанейро. Пытаясь остановить его, правительственные войска перекрыли дороги, в результате чего 12-13 октября в Кватигви, на границе штатов Сан-Паулу и Парана, произошли вооруженные столкновения с революционными войсками. Большое сражение могло произойти в Итараре, но его предотвратило фактическое падение правительства 24 октября 1930 года. Власть временно оказалась в руках хунты.

Через неделю после смены власти Варгас прибыл в столицу, и 3 ноября 1930 года, в 3 часа дня, хунта официально передала ему власть. Он стал править Бразилией в качестве временного президента. Так закончился период Старой Республики.

Историки считают, что «настоящий авторитаризм» Варгаса следует датировать периодом с 1937 по 1945 годы. В это время в стране функционировали институты нового государства («Эстадо Ново») – корпоративистского государства, модель которого была в целом заимствована Варгасом у Португалии – бывшей метрополии.

Сценарий того, как «задержаться» у власти, Варгас тоже заимствовал в Старом Свете – у нацистов. Окружение президента разоблачило «коммунистический заговор» – дорожную карту прихода к власти коммунистов. Это была очевидная фальшивка, но для Варгаса она сыграла такую же роль, как поджог рейхстага для нацистов.

 Справка Википедии. 27 февраля 1933 года в 22 часа берлинские пожарные получили сообщение, что здание Рейхстага горит. Только в 23:30 пожар был потушен, в нем нашли и задержали Маринуса ван дер Люббе – бывшего коммуниста. Гитлер заявил, что поджог рейхстага совершили коммунисты и опубликовал чрезвычайный указ рейхспрезидента «О защите народа и государства», отменявший свободу личности, собраний, союзов, слова, печати и ограничивавший тайну переписки и неприкосновенность частной собственности. Была запрещена Коммунистическая партия Германии. В течение нескольких дней были арестованы около четырёх тысяч коммунистов и множество лидеров либеральных и социал-демократических группировок, в том числе депутаты Рейхстага.

 После того, как в Бразилии был разоблачен «План Коэна», в стране было введено чрезвычайное положение, и Варгас превратился в диктатора.

 Справка Википедии:

Корпоративистская диктатура Варгаса «Эстадо Ново» окончательно материализовалась в 1937 году. Предполагалось, что Варгас оставит пост президента в январе 1938 года, как это требовала конституция 1934 года, но 29 сентября 1937 года генерал Дутра представил так называемый «План Коэна», описывавший детальный план коммунистической революции.

«План Коэна» был фальсификацией, но Варгас использовал его, чтобы объявить в стране режим чрезвычайного положения. 10 ноября Варгас в радиообращении к народу заявил о принятии на себя диктаторских полномочий, которые закреплялись новой конституцией.

Варгас приостановил президентские выборы, распустил Национальный конгресс, отменил оппозиционные политические партии, ввёл жёсткую цензуру, организовал централизованную полицию и наполнил тюрьмы политическими диссидентами, пропагандируя национализм и установив полный контроль над государственной политикой.

«Авторитаризм» Варгаса имел двоякое назначение. Он позволял диктатору выступать в роли отца народов – привычной роли для многих руководителей государства того времени. Одновременно фасад «народного лидера» позволял президенту сбалансировать интересы двух макрорегионов страны. Дело в том, что Варгас пришел к власти на руинах старой политической системы, которая представляла по форме обычную республику, а по сути закулисное соглашение, заключенное богатыми семьями двух крупнейших регионов Юга страны – штата Сан-Паулу и штата Минас-Жерайс.

Впоследствии эту систему стали называть «кофе с молоком» (café com leite) из-за того, что Сан-Паулу был центром производства кофе, а Минас-Жерайс – центром молочной промышленности. Название прижилось, несмотря на его некоторую условность  – у производителей молока никогда не было сильных политических рычагов власти.

По сути это был олигархический режим, который держался на патронажной социальной системе. Ее смысл очень хорошо передан в романе «Крестный отец» и показан в его знаменитой экранизации. К «отцу семейства» приходят родственники, соседи и просто знакомые за помощью и готовы за нее оказывать ему самые разные услуги.

В Бразилии главы таких региональных кланов назывались «полковниками».  Они решали все проблемы, и они же давали указания, как следует голосовать на выборах.  Таким образом, политическая конкуренция в республике сводилась к стратегической игре «полковников», которые играли самостоятельно, а политики, чиновники и предприниматели были в ней пешками или расходным материалом (в зависимости от условий игры).

В экономике, основанной на сельском хозяйстве, такая система достаточно устойчива. По сути это обычный феодальный режим, который, как известно, мог без изменений существовать столетиями. Но в современных условиях, когда основные факторы производства (труд и капитал) стали мобильными, быстро реагируя на изменения внешних условий, устойчивость такого режима теряется. И бразильское равновесие тоже рухнуло, став жертвой геополитики.

Первая Мировая война и последовавшая за ней Великая Депрессия до основания разрушили мировой рынок кофе.  Столкнувшись с ликвидацией экономической базы своего существования, аристократия Сан-Паулу начала спешно изымать капиталы из сельского хозяйства и вкладывать их в развитие промышленности. Старая система политической консолидации, основанной на феодальной системе патронажа, была разрушена, но необходимость в политическом контроле со стороны элиты сохранилась. Варгас должен был гарантировать новое политическое равновесие и обеспечить нормальное функционирование единой национальной экономики. Однако, как это часто бывает в истории, гарант постепенно превратился в диктатора.

Сан-Паулу, кстати, проиграло в этой битве региональных элит, но в конечном итоге именно этому штату удалось стать центром новой экономической политики и превратиться в важнейший промышленный центр Бразилии. Таким он остается и сегодня. Это обстоятельство впоследствии еще сыграет свою роль в политической истории страны.

 Либерализация Варгаса

Первый транзит к демократии в Бразилии произошел сразу после Второй мировой войны. Он был коротким, но с крайне негативными последствиями. На либерализацию режима решился сам Варгас, который весной 1945 объявил амнистию для политических заключенных и разрешил деятельность политических партий.

На самом деле Варгас хотел просто «легализоваться», используя огромную популярность в народе. Для этого он даже создал собственную политическую партию. Но уже спустя несколько месяцев сам оказался жертвой заговора военных. Власть забрала хунта из представителей командования вооруженных сил.

 Справка Википедии. 29 октября 1945 года наиболее правые члены правительства Варгаса, генералы Педру Монтейру и Эурику Гаспар Дутра, свергли его с поста президента и назначили временным президентом главу Верховного суда Бразилии Жозе Линьяриса. Вскоре в стране состоялись президентские выборы, на которых победил маршал Дутра. Варгас поддержал его политику, из-за чего и не был выслан из страны. В 1946 году Варгас был избран сенатором от штата Риу-Гранди-ду-Сул и заседал в сенате до 1950 года. Однако он не принимал активного участия в заседаниях сената и был единственным парламентарием, не подписавшим в 1946 году новую Конституцию.

Военные оказались удивительными либералами. Они сохранили жизнь Варгасу и даже дали возможность заниматься политикой на региональном уровне. Но очень скоро пожалели об этом. Объявив о намерении провести свободные тайные выборы, они снова столкнулись с Варгасом. Бывший диктатор выдвинул свою кандидатуру и легко победил –  на этот раз абсолютно честным способом.

 Справка Википедии. Варгас вернулся в большую политику в 1950 году, когда принял участие в президентских выборах на основе свободного и тайного голосования. Набрав большинство голосов, он вновь пришёл к власти, но уже в качестве всенародно избранного президента. Залогом успеха Варгаса стала его огромная популярность в народе.

 В политике Варгас следовал прежним курсом: расширил нефтедобывающую и металлургическую отрасли промышленности, разработал национальную систему обеспечения страны электроэнергией, основал Национальный банк экономического развития. Такая политика только укрепляла авторитет президента. Но в 1954 году ситуация в Бразилии резко обострилась: повысился уровень инфляции, вследствие чего начались забастовки рабочих, требовавших увеличения заработной платы.

С подачи политических оппонентов Варгаса в стране начался кризис, кульминацией которого стало столкновение 5 августа на улице Тонелеру, во время которого был убит майор Рубенс Вас, покушавшийся на жизнь главного соперника Варгаса — Карлуса Ласерды. В организации этого покушения был обвинен лейтенант Грегориу Фортунату, начальник личной охраны Варгаса. Это спровоцировало недовольство среди военных, и генералы потребовали отставки Варгаса.

Варгас сопротивлялся до конца и назначил на вечер 24 августа экстренное совещание кабинета министров, но получил известие, что офицеры на уступки не пойдут. И тогда он решил уйти, но не просто из политики, а из жизни: выстрелил себе в грудь из револьвера во дворце Катете. Из его предсмертного письма широко известна последняя фраза: «Я спокойно делаю свой первый шаг по дороге в вечность и расстаюсь с жизнью, чтобы войти в историю».

В истории режима Варгаса его смерть действительно поставила точку. Но для демократической Бразилии все только начиналось.

 Победа демократии

Первым демократическим президентом Бразилии в 1955 году был избран Жуселину Кубичек.  Уроженец штата Минас-Жерайс стал по-настоящему популярным лидером.

Справка  Википедии. Кубичек получил медицинское образование. Его политическая карьера началась в 1934 году, когда он стал депутатом законодательного собрания Минас-Жерайса. С 31 января 1950 года по 31 марта 1955 года Кубичек был губернатором своего штата. Несмотря на то, что как политик Кубичек сформировался в эпоху Варгаса, он имел леволиберальные убеждения и выступал против тоталитарной формы правления.

Кубичек действовал строго по законам местного «политикума» – он раздавал многочисленные обещания и продвигал программу «быстрого скачка» –  активных реформ в экономике, образовании, инфраструктуре. Самой известной инициативой нового лидера стало строительство новой столицы страны — города Бразилиа, который должен был стать символом новой жизни. Столица была перенесена из Рио-де-Жанейро в Бразилиа 21 апреля 1960 года, а Кубичек вошел в историю страны как популярный, эффективный и демократический лидер.

 Война с коммунизмом

Впрочем, так считали далеко не все. Рассекреченные аналитические материалы ЦРУ говорят о том, что аналитиков этого ведомства волновала в тот момент перспектива прихода к власти в Бразилии коммунистов. Эти опасения превратились в настоящую паранойю для американцев, которая похоронила немало демократических режимов в регионе.  Более того, она превратилась в сбывшийся прогноз на Кубе, где типичный региональный лидер в результате страхов американцев действительно превратился в клиента СССР, хотя изначально ничего не говорило в пользу такого сценария.

Жертвой такого подхода стала и Бразилия. Опасения мифического «коммунистического реванша» появляются в аналитических отчетах ЦРУ еще во времена Варгаса. Бдительные эксперты из разведывательного ведомства заметили в окружении диктатора коммунистов. Попытки диктатора дистанцироваться от олигархических интересов и опереться на поддержку профсоюзов рассматривались в ведомстве как уход к коммунистам, которые контролировали эти организации.

Несмотря на то, что в 1947 году Коммунистическая партия Бразилии была запрещена военной хунтой, это решение, по мнению авторов National Intelligence Estimate, опубликованного в 1955 году, не привело к искоренению коммунистов из различных сфер общественной жизни страны. Упомянутый доклад был опубликован в марте 1955 года – накануне прихода к власти Кубичека, в отношении которого у аналитиков было уже вполне сформированное мнение как о  «левом кандидате, находящемся под сильным влиянием коммунистов».

Численность Коммунистической партии Бразилии, действовавшей в подполье, в ЦРУ оценивали в 100-120 тысяч человек, но ее влияние, по мнению авторов NIE, было гораздо сильнее, так как идеи «социального равенства» активно распространялись среди самых разных социальных групп.

Даже вполне успешное и демократическое президентство Кубичека не изменило шаблон идеологической матрицы ЦРУ 1950-х годов, согласно которому следы коммунистического заговора «обнаруживались» в каждом уличном событии, и  предполагалось, что «левый поворот» неизбежно уведет Бразилию с орбиты американских интересов в сферу интересов СССР. Этот штамп был известен как «теория домино». То есть любое политическое противостояние в странах третьего мира рассматривалось как элемент глобального конфликта СССР и США, способный стать переломным моментом в этом противостоянии.

Применительно к Бразилии критическим моментом в этой теории стало восстановление дипломатических отношений с СССР. После 1917 года они были разорваны из-за революции в России, затем восстановлены в 1945 году, но в 1947 году были снова прекращены.

В 1961-м очередную попытку предпринял новый президент страны – Жаниу Куадрус. Он пришел к власти в результате первого в Бразилии действительно демократического транзита.

Куадрусу удалось   мобилизовать левые силы на платформе народного лидера – простого парня и победить на президентских выборах 1960-го года, буквально разгромив оппозицию – Христианско-Демократическую партию.

Справка Википедии. Куадрус получил юридическое образование. Политическую карьеру начал в 1950 году, став членом муниципалитета города Сан-Паулу. В 1953-54 годах был мэром этого города. К 1954 году он дослужился до губернатора одноимённого штата и оставался на этом посту до 1958 года. В должность президента Бразилии Куадрус вступил 31 января 1961 года.

Решение установить отношения с СССР (и вдобавок ко всему с Кубой) дорого обошлось Куадрусу – президент мгновенно лишился политической поддержки в парламенте, а его полномочия стали сжиматься. 25 августа 1961 года, спустя восемь месяцев после занятия поста президента, Куадрас написал заявление об отставке.

Это был очень странный документ. Президент Бразилии обосновал свой уход влиянием иностранных и неких «кошмарных оккультных» сил. И если с первыми все было понятно, то роль вторых в истории падения бразильской демократии так и осталась  нераскрыта.

Справка Википедии. Политика президента Куадруса не понравилась ни США, ни финансовой элите, ни военной верхушке Бразилии. В стране начался очередной политический кризис. 24 августа 1961 года по национальному телевидению страны выступил Карлус Ласерда, губернатор штата Гуанабара, который заявил, что в Бразилии готовится государственный переворот, а президент уже не имеет реальной власти. На следующий день было обнародовано письмо Куадруса, адресованное парламенту, в котором он снял с себя полномочия президента.

Случайно или нет, но в момент отставки Куадруса вице-президент страны Жуан Гуларт находился с визитом в Китае, поэтому не смог занять президентское кресло. Вакуум власти оперативно заполнил глава Палаты депутатов Раньери Мадзилли, который занял президентский пост на пару недель. Этого времени, впрочем, оказалось достаточно, чтобы принять поправки к Конституции, которые существенно ограничили права президента.

Занявший в сентябре 1961 года пост президента Гуларт обнаружил, что страна превратилась в парламентскую республику, главную политическую роль в которой играет не президент, а премьер-министр. Парламент праздновал победу, даже не подозревая, что таким образом похоронил не президентскую республику, а демократию.

 Культурная контрреволюция

Жуан Гуларт ожидаемо начал кампанию по восстановлению былых президентских полномочий.

Он добился вынесения этого вопроса на референдум и, пользуясь широкой народной поддержкой, легко победил – 80% населения в январе 1963 года проголосовало за сильную президентскую власть.

Справка Википедии. Жуан Гуларт в 1939 году окончил университет, получив степень доктора юридических и социальных наук. Политическую деятельность начал как сторонник президента Жетулиу Варгаса. С июля 1953 по февраль 1954 года занимал пост министра труда, промышленности и торговли. В 1955—1961 годах был вице-президентом Бразилии, сначала при Жуселину Кубичеке, затем при Жаниу Куадрусе.

Став президентом, Гуларт  приступил к радикальным реформам в экономике и социальной сфере. В результате преобразований в сельском хозяйстве все неиспользуемые земельные наделы, площадь которых превышала 600 гектаров, подлежали реквизиции, а затем перераспределению в пользу безземельного населения. В то время численность сельских жителей в Бразилии превышала городское население, поэтому эта реформа гарантировала Гуларту не только успех среди безземельных крестьян, но и большинство на любых выборах. А еще президент провел электоральную реформу, предоставив избирательное право неграмотным людям и военным офицерам низшего звена.

Огромную популярность снискало решение направлять на образование 15% всех госдоходов. Таким образом предполагалось в кратчайшие сроки победить неграмотность.

Рост доходной базы государства должна была обеспечить налоговая реформа, которая существенно ограничивала возможности вывода прибылей из страны транснациональными корпорациями. Одновременно были пересмотрены концессии на разработку и добычу природных ресурсов страны.

Все эти мероприятия вызвали предсказуемое недовольство в рядах «серьезных людей» как внутри страны, так и в США, которые по-прежнему рассматривали Бразилию как сферу своих особых интересов. В 1963 году один из секретных меморандумов, подготовленных аналитиками ЦРУ для высшего руководства, содержал прогноз о неизбежной трансформации Гуларта в диктатора-популиста, который передаст рычаги правления в стране коалиции из коммунистов и ультранационалистов.

Несмотря на то, что в Бразилии коммунистическая партия оставалась запрещенной организацией с 1947 года, авторы доклада тем не менее считали, что этот запрет носит исключительно формальный характер, а коммунисты имеют большой вес в стране.  Самого же Гуларта эксперты считали человеком некомпетентным как в политике, так и в экономике, и не исключали, что очень скоро Гуларту придется столкнуться с серьезной оппозицией, центром которой может стать главная политическая сила латиноамериканских государств – армия.

Аналитики оказались весьма прозорливы. В марте 1964 года в стране начались демонстрации и марши, участники которых выступали против реформ Гуларта под лозунгом «За Семью, Бога и Свободу».  Мятеж принял открытые формы. Гуларт вынужден был покинуть страну, а к власти пришли военные, которые сохранили свою власть до середины 80-х годов.

 Охота на демократов

Один из лидеров военного переворота 1964 года – глава бразильского Генштаба Кастелу Бранку – стал президентом страны с чрезвычайными полномочиями. Генерал не собирался надолго задерживаться у власти и готовился к передаче полномочий гражданским лицам. Условия такой передачи так и остались невыясненными. А 18 июля 1967 года Кастелу Бранку погиб в авиакатастрофе, и его полномочия перешли к другому военному – Артуру да Коста-и-Силве.

Больше попыток передачи власти гражданским не предпринималось. Более того, военные на всякий случай лишили возможностей занимать политические посты многих политических деятелей демократического периода. А некоторых, судя по всему, лишили и жизни. Так, 22 августа 1976 года автомобиль решившего вернуться в Бразилию экс-президента Жуселину Кубичека столкнулся с автобусом, а в декабре 1976 года в Аргентине умер Жуан Гуларт.

Бразильские военные не нашли ничего необычного в этих смертях. И только существенно позже стало известно, что скорее всего оба экс-президента страны стали жертвами «операции Кондор». Под этим названием в историю вошла серия «мероприятий», которые совместными усилиями проводили спецслужбы латиноамериканских диктатур. Целью этих операций было устранение политических оппонентов. Методы для этого избирались самые разные, в том числе и террористические. И проводились они на территориях самых разных государств, включая США.

Сейчас вполне доказанным считается факт, что военный переворот 1964 года в Бразилии, который уничтожил завоевания демократического транзита в этой стране и отложил новую попытку еще на двадцать лет, состоялся благодаря скрытой, но ощутимой поддержке США, которая оказывалась на политическом и военном уровнях. Позже выяснилось, что американские спецслужбы были осведомлены и об операции «Кондор», но пресекать убийства лидеров оппозиции не стали, видимо, руководствуясь высшими политическими интересами того времени.

Впрочем, «роман» с военными диктаторами у властей США был стратегическим и закончился, как только исчезла коммунистическая угроза. И следующий транзит от авторитаризма к демократии проходил в Бразилии уже совсем по другому сценарию.

Продолжение читайте в статье Транзит в Бразилии. Попытка номер два

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *