Каспийский транзит   

На фоне войны санкций между США и Россией попытка американцев наладить транзит грузов в Афганистан через Азербайджан, Каспийское море и Казахстан выглядит вынужденным, хотя и недешёвым шагом. Тем более что за 16 с лишним лет военного присутствия США так и не удалось кардинальным образом изменить ситуацию в Афганистане, остающемся настоящей головной болью для  них самих и их союзников по коалиции.

Еще в июле 2010 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон о ратификации соглашения по железнодорожному транзиту американских специальных грузов через свою территорию. Речь шла об американской бронетехнике «на колёсах без оружия». Подписанный закон назывался «О ратификации соглашения между правительствами Казахстана и США об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию Казахстана в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан».

Заключенное соглашение позволяло Казахстану, хоть и не в полном, но достаточном объеме решать вопросы таможенного досмотра и пограничного контроля, а также устанавливать разрешительную (не уведомительную) систему транзита и возмещения возможного ущерба. Другое дело, что на практике это далеко не всегда выполнялось, что вполне объяснимо «азиатской спецификой». Как бы то ни было, но со слов Романа Скляра, казахстанского вице-премьера по инвестициям и развитию, за время действия соглашения было перевезено около 700 контейнеров (около 13 тысяч тонн грузов), на чем перевозчики Казахстана получили порядка  621 тысяч долларов дохода.

Примерно год назад американская сторона попросила Казахстан включить порты Курык и Актау в транзитный маршрут. И 7 марта 2018 года депутаты мажилиса приняли закон о ратификации Протокола о внесении изменения в вышеуказанное Соглашение.

Со слов министра иностранных дел Кайрата Абдрахимова, который и внес законопроект в нижнюю палату законодательного собрания Казахстана, содержание протокола не меняет сути соглашения, а лишь дополняет перечень пунктов пропуска портами Актау и Курык. Таким образом, специальный груз через Каспийское море будет поступать из Азербайджана в указанные порты, и далее следовать железнодорожным транспортом через станции «Сарыагаш», «Келес» или «Бейнеу» в Узбекистан (через Каракалпакию) и далее в Афганистан.

Ранее грузы по данному соглашению поступали с территории РФ, теперь же, получив доступ к портам Актау и Курык, грузопоток спецперевозок пойдёт в обход России. Как будет решаться вопрос таможенного и пограничного контроля специального американского груза, пребывающего из Азербайджана через Каспийское море в Казахстан, по всей видимости, будет предметом отдельного обсуждения. По крайней мере, министр иностранных дел Казахстана в ходе встречи с журналистами заявил, что с российской стороной были проведены интенсивные консультации по поводу внесения изменений в ранее заключенное соглашение.

Кроме того, необходимо напомнить, что с ноября 2010 года   также действует Соглашение между правительствами Казахстана и США о воздушном транзите груза и персонала через территорию РК «в связи с участием Соединенных Штатов Америки в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан».

Еще ранее, но в том же 2010 году Казахстаном было заключено соглашение с правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о транзите военного имущества и персонала. Документ определял порядок осуществления беспосадочного воздушного транзита военного имущества и персонала британской стороны через РК, за что ежегодно Казахстан должен был получать от Великобритании до  400 тысяч долларов. При этом британские воздушные судна не могли производить дозаправку в воздушном пространстве, совершать технические посадки на территории республики за исключением аварийных посадок, а казахстанская сторона могла отказать в выдаче разрешений, аннулировать или приостановить их действие. Аналогичные соглашения Казахстан имеет и с другими государствами-членами коалиции, воющей в Афганистане.

В сентябре 2014 года было также ратифицировано соглашение с Великобританией о порядке осуществления транзита железнодорожным и морским путем грузов и спецгрузов британской стороны через территорию Казахстана. При этом железнодорожный транзит проходил в обратную сторону – из Афганистана через Узбекистан и Кыргызстан с одной стороны и через Россию – с другой. Через порт Актау провозились грузы, декларируемые, как невоенного характера.

Внесенные изменения в ранее заключенное соглашение между Казахстаном и США видятся логичными на фоне спада американо-пакистанских отношений. Как известно, Пакистан предоставлял США более простой вариант транзита в Афганистан, но в зависимости от уровня политического и военного взаимодействия всегда использовал данный вопрос в качестве рычага влияния, периодически приостанавливая сухопутные американские военные транзитные поставки на несколько месяцев (как, например, было в 2011-2012 годах). В текущем году Вашингтон отказал Исламабаду в ежегодной финансовой помощи в размере около  1,3 млрд долларов. Поэтому стабильность «южного коридора» находится под большим вопросом.

Кроме того, на фоне войны санкций между США и Россией попытка США наладить транзит грузов в Афганистан через Азербайджан, Каспийское море и Казахстан  выглядит вынужденным, хоть и недешёвым шагом.

Необходимо подчеркнуть, что на официальном уровне казахстанская сторона заявляет, что заключенные соглашения предусматривают право казахстанской стороны отказать в транзите в случае, если появятся сомнения, что провоз груза не будет соответствовать условиям соглашения или возникнет угроза национальной безопасности. Но насколько наличие права расходится с его правоприменением – вопрос риторический. Вспомним, к примеру, процесс и сроки вывода американских военных из бишкекского аэропорта. С другой стороны, есть опыт Узбекистана, когда в 2005 году резко обострились американо-узбекские отношения.

Таким образом, в самом этом информационном поводе в общем-то нет никакой сенсации. Тем более что с первых дней независимости «запертый» со всех сторон сушей Казахстан любыми способами пытается активно разнообразить свои внешнеполитические и внешнеэкономические отношения.

При этом объективно в массовом сознании Казахстана отсутствуют устойчивые антиамериканские настроения, в связи с чем население   не склонно воспринимать США как значительную угрозу своей независимости и безопасности. Подтверждением этому является вступление Казахстана в 1994 году в программу «Партнерство во имя мира», которую была инициирована США с целью создания условий для военного сотрудничества со странами постсоветского пространства.

Начиная с 2001 года отношения между Казахстаном и США стали развиваться по нарастающей динамике. Это было обусловлено активной поддержкой казахстанской стороной военного вхождения США в Афганистан. Однако дополнительный импульс они получили после резкого ухудшения отношений США и Узбекистана из-за событий, произошедших в мае 2005 года в Андижане. После этого Казахстан стал наиболее удобным партнером США для расширения своих позиций в Центральной Азии. Наиболее наглядной демонстрацией этого явился официальный визит Госсекретаря США Кондолизы Райс в Астану, который состоялся в октябре 2005 года. После чего в ходе шестого официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Вашингтон в сентябре 2006 года состоялось признание последним Стратегии Казахстана по вхождению в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран. То есть, Казахстан реально стал выгоден Вашингтону.

Амбиции США и их интересы, распространяемые практически на все уголки мира, хорошо известны, как и методы поощрения верных союзников, которые с ними соглашаются, и «демократизации» тех, кто противится их поддержке и продвижению, а также тех, кто по разным причинам уже не рассматриваются, как выгодные.

И тогда, и до сих пор нефть и иные энергоносители, в силу их стратегического значения, продолжают возбуждать желание сильных мира сего завладеть ими, если не даром, то недорогой силой. И, несмотря на то, что звучавшие ранее оценки о значении углеводородных запасов Каспийского региона, по всей видимости, были изначально завышены по геополитическим мотивам (по крайней мере, долгое время никто не говорил о себестоимости их добычи), до сих пор считается, что только на каспийском шельфе находится 20 нефтяных и газовых месторождений, а также более 250 нефтеносных участков.

Залежи нефти в этом регионе могут составлять от 6 до 10% общемировых запасов. И их наличие привлекло на Каспий ведущие нефтегазовые компании мира в лице «Exxon/Mobil», «ConocoPhillips», «Sell», «Total», «Eni» и другие. При этом правительство США оказывает поддержку «своим» энергетическим компаниям в их доступе к ресурсам, их приобретении и получении выгодных условий для возможных инвестиций в той или иной стране. Или же транснациональные компании используют правительство США в своих целях, что не меняет сути для государств-объектов, особенно, обладателей этих самых ресурсов.

Стоит напомнить, что уже в апреле 1997 года администрация США закончила разработку стратегии глобального преобразования и освоения природных ресурсов прикаспийского бассейна, получившую название «Стратегия Шелкового пути». В ее основу положена перестройка энергетического сектора региональных государств и борьба «за свободу экспорта углеводородов». С этого момента, поддерживая поли­тические инициативы лидеров бывших советских среднеазиатских и закавказских республик, направленные на выход из-под влияния России, США настоятельно рекомендовали им снижать уровень российского присутствия в глобальных энергетических проектах, одновременно привлекая все большее количество американских корпора­ций к их реализации. В этой связи объяснимо, почему углеводородный подтекст присутствует и в «пятидневной войне» августа 2008 года, когда Михаил Саакашвили попытался вторгнуться в Южную Осетию.

Однако не только нефтью и газом определяется интерес США к региону, но и его геостратегическим положением с точки зрения сдерживания Китая, Ирана и России. То есть для Вашингтона регион важен не только и не столько в качестве достижения экономических потребностей американского правительства, сколько собственных военно-политических амбиций.По всей видимости, давний замысел рейхсканцлера Бернгард Г. К.  Мартина фон Бюлова оттеснить Россию от Черного и Каспийского морей не давал спать стратегам и в начале ХХ, и в начале ХХI веков.

В этом же ключе, в том числе и через призму привлекательности запасов нефти и газа и необходимости разработки системы маршрутов их экспорта, мыслил и известный американский политолог Збигнев Бжезинский, объединивший Азербайджан, Армению, Грузию, Казахстан, Кыргызстан Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Афганистан  в единое целое и назвав их «Евразийскими Балканами». Как бы то ни было, но Каспий правомерно назвать спорным водоемом между двумя конфликтогенными регионами: Центральной Азией и Кавказом.

Таким образом, внесенные изменения в соглашения о транзите, хотим, мы того или нет, за пределами Казахстана будет рассматриваться через тезис о том, что США любой ценой стремятся закрепиться в регионе, и с этой точки зрения Каспий играет значительную роль в их геополитике. В этом плане ставка на Азербайджан и Казахстан видится также логичной. Втянув их и остальные страны региона в военно-техническое сотрудничество, США получают возможность расширять влияние на их политику.

Казахстанско-американские отношения всегда будут находиться под призмой внимания тех государств, для которых их укрепление вызывает недоверие. Иначе быть не может. Тем более что объективных поводов для этого предостаточно. Например, планы подготовки на базе разведывательно-диверсионного центра ВМС Азербайджана личного состава морского спецназа Казахстана.

Напомним, что обострения отношений США с Россией и Китаем, связанные с бомбардировками Югославии, ещё тогда, но уже не впервые, поставили Казахстан в сложное положение – не допустить ухудшения отношений с Россией и Китаем, и при этом озвучить свои национальные интересы, связанные с развитием казахстанско-американских отношений. Насколько Казахстану удастся и далее соблюдать этот баланс, сказать сложно, но можно заключить, что чем более открытым будет содержание казахстанско-американских отношений, тем меньше будет по отношению к ним подозрений со стороны государств-соседей.

ОТ РЕДАКЦИИ:  в статье изложена точка зрения российского политолога.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *