Турецкий транзит: от диктатуры к демократии. Ч.II

Первую часть статьи о транзите власти в Турции мы закончили на том, как Демпартия начала победное восхождение на политический Олимп. Уже на первых послевоенных выборах в 1946 году она получила в парламенте 63 места из 465. А уже в 1950-м году пришла к власти в стране.

Лидером «демократов» стал Аднан Мендерес, который и занял пост премьер-министра.

Мендересу удалось создать обширную коалицию народной поддержки, которая включала широкие слои рабочих, крестьян и малообеспеченную часть среднего класса. А на следующих выборах в 1954 году его партия получила 471 место, обеспечив себе конституционное большинство в парламенте.

Из Википедии известно, что Мендерес был юристом. В 1945 году его изгнали из правящей кемалистской партии, поскольку он требовал демократизации. Тогда он возглавил оппозиционную Демократическую партию, выигравшую выборы 1950 года и закрепившую успех на выборах 1954 и 1957 годов. Его премьерство было ознаменовано не только значительным оздоровлением экономики Турции, но и усилением авторитарных тенденций.

Популистская политика Мендереса сопровождалась националистической риторикой. Одним из знаковых событий эпохи его правления стал Стамбульский погром 1955 года.

Из Википедии: Стамбульский погром произошел 6–7 сентября 1955 года и был направлен против греческого меньшинства Стамбула. После погрома 2,5-тысячелетняя история греческого (шире — немусульманского, поскольку в погромах также пострадали и евреи) присутствия на территории современной Турции подходит к концу. В ходе беспорядков, по турецким данным, погибли от 13 до 16 греков (включая двух священников) и разрушены многие церкви, сожжены здания, повреждена инфраструктура города.

У Мендереса был еще один источник политической силы – план Маршалла, который оказал серьезную поддержку национальной экономике. Он стал настоящим экономическим двигателем страны. Темпы роста ВВП Турции в это время превышали 5% в год. Мендерес умело манипулировал фондами и распределял финансовую поддержку среди широких слоев населения.

Правительство «демократов» также ввело практику гарантированных цен на сельскохозяйственную продукцию. В стране, где большую часть электората составляло крестьянство, эта инициатива обеспечивала победу на выборах. Активно строились дороги, что также способствовало экономическому развитию удаленных территорий.

Википедия о плане Маршалла: «Это программа помощи Европе после Второй мировой войны. Выдвинута в 1947 году американским государственным секретарем Джорджем К. Маршаллом и вступила в действие в апреле 1948 года. В осуществлении плана участвовали 17 европейских стран, включая Западную Германию. План Маршалла содействовал установлению послевоенного мира в Западной Европе. Заявленной США целью реализации плана было восстановление разрушенной войной экономики Европы, устранение торговых барьеров, модернизация промышленности европейских стран, вытеснение коммунистов из властных структур и развитие Европы в целом. Общая сумма ассигнований по плану Маршалла (с 4 апреля 1948 по декабрь 1951) составила около 13 млрд долларов».

Низкий уровень политической культуры и узкая прослойка активного городского политикума позволила Мендересу, как считали авторы доклада ЦРУ 1956 года, установить авторитарный контроль в стране при наличии не фасадных, а вполне действующих политических институтов. В частности, под ударом оказалась НРП, которая породила оппозицию. Масштаб этих репрессий был далек от практик управления времен Ататюрка, который строил светское будущее железными руками. Тем не менее, действия Мендереса стали катализатором для военных, решивших спасать страну.

В Турции, согласно Википедии, с 1954 года действовал ряд ограничительных законов в сфере масс-медиа, который предполагал юридическую ответственность за любые сообщения антиправительственного характера. По этому закону в 1959 году были осуждены 64 журналиста. Также в конце июня 1956 года правительством Турции был наложен запрет на любые закрытые или открытые общественные собрания, демонстрации и манифестации протеста (так называемый Закон о демонстрациях и собраниях). В сентябре 1957 года в рамках предстоящих парламентских выборов ДП приняла закон, запрещавший кандидатам от оппозиционных партий выступать единым списком. Путём принятия недемократических законов ДП укрепляла свою власть и боролась с оппозиционными политическими силами, в том числе, с Народной республиканской партией. Неспособность ДП и НРП договориться о совместном принятии решения фактически заблокировала законодательную деятельность меджлиса с 1958 года, когда депутаты начали открыто конфликтовать друг с другом, а на улицах Стамбула и других крупных городов начались массовые демонстрации сторонников НРП, перераставшие в столкновения с полицией.

Демократия с переворотом

К концу 1950-х годов фонды, предоставленные по американским программам Трумана и плана Маршалла, стали заканчиваться. Но, в отличие от европейских стран, Турции так и не удалось запустить самостоятельную машину экономического роста. По мнению аналитиков ЦРУ, главной причиной замедления, проявившегося уже во второй половине 1950-х годов, стала неэффективная инвестиционная модель.

Огромные деньги вкладывались в государственные предприятия, которые должны были стать национальными лидерами, но неэффективная система управления делала их фактическими банкротами. Почти половина созданных мощностей не использовалась, а спасение «бегемотов» требовало новых финансовых вложений. На макроэкономическом уровне эти меры вели к инфляции.

Столкнувшись с реальной угрозой национального экономического кризиса, правительство Турции обратилось за экстренной финансовой поддержкой в МВФ, получило ее, но опять же неэффективно ею распорядилось. После этого у руководства страны остался лишь один шанс – обратиться за поддержкой к СССР. Стало известно о том, что премьер-министр Аднан Мендерес стал готовиться к визиту в Москву для того, чтобы просить о помощи советское руководство.

Даже если премьер специально организовал эту утечку с целью использовать ее для давления на американцев, это был запредельно рискованный шаг, так как он нарушал главное табу всей послевоенной внутриполитической системы: не торговать геополитическим положением Турции.

И вот тогда, 27 мая 1960 года, 27 офицеров организовали военный переворот, свергнув правительство Мендереса. Он сам и его окружение были арестованы по обвинению в коррупции и злоупотреблении служебным положением. По решению трибунала премьер, министр иностранных дел и министр финансов были казнены.  Министр здравоохранения умер во время суда.

Согласно Википедии, государственный переворот в Турции (1960) – первый в истории немонархической Турции военный переворот, называемый в турецкой историографии переворотом 27 мая, осуществленный группой из 27 офицеров. Руководство переворотом осуществляли полковник Алпарслан Тюркеш, исповедовавший праворадикальную идеологию и генерал Джемаль Гюрсель, впоследствии узурпировавший должность президента.

С самого начала турецкое общество, в котором Мендерес был (и остается) популярным политиком, подозревало, что за переворотом 1960 года стояли американцы. Основанием для подозрений стало появление в Анкаре незадолго до переворота «мастера темных дел» – Рузи Назара.

Рузи, будучи выходцем из Ферганской долины, прошел длинный и  извилистый политический путь – от бойца Красной Армии до оперативника ЦРУ с промежуточными остановками на службе в войсках Вермахта. Он поддерживал тесные отношения с одним из организаторов военного путча полковником Алпарсланом Тюркешом, с которым подружился еще в середине 50-х, когда тот был представителем Турции в НАТО.

Как сообщает Википедия, Алпарслан Тюркеш был ультраправым националистом, пантюркистом, антикоммунистом, основателем Партии националистического движения и её молодёжной боевой организации «Серые волки».

В Турции Назар задержался на целое десятилетие, работая под прикрытием в посольстве США в Анкаре.

В аналитических материалах ЦРУ нет даже косвенных намеков на участие Штатов в подготовке военного путча, несмотря на то, что эти доклады содержали гриф секретности и предназначались для высшего политического руководства США. Обоснованием краха демократической власти считались исключительно проблемы управления страной и проявление авторитарных тенденций у демократических правителей, которые не устроили военных.

Сам Рузи Назар категорически отрицал свое участие в перевороте, который уничтожил (в буквальном смысле этого слова) демократически избранное правительство Турции. Он умер в апреле 2015 года, оставив в качестве воспоминаний книгу, написанную дальним родственником, турецким бизнесменом Энвером Алтайлы (оператором многих важных сделок в Узбекистане в 1990-е годы).

В этом году книга «Трудный путь к свободе. Рузи Назар: от Красной армии до ЦРУ» была издана на русском языке в Киеве.  В ней (со слов самого Рузи) довольно подробно излагаются события, предшествовавшие путчу. По мнению оперативника, «большинство консервативных народных масс поддерживали Демпартию, в то время как военная и гражданская бюрократия, а также подавляющее большинство образованных людей поддерживали НРП».

Рузи считал, что «демократы» подстрекали народный протест, срывая студенческие демонстрации, которые организовывала профессура университетов, выступавшая за НРП. Он также упоминает об усилении цензуры и арестах среди журналистов.

В книге приводится цитата из выступления с трибуны Парламента Турции лидера НРП Исмета Инёню: «Мы говорили, что должен быть демократический режим, и он был установлен. Очень опасно отклонять этот демократический режим от его курса и превращать его в систему притеснения. Если вы продолжите идти по этой дороге, то даже я не смогу спасти вас. Когда условия назрели, революция – это законное право для наций».

Тем не менее, как утверждает Рузи, отношения между правительством Мендереса и администрацией США были самыми теплыми. А беспокойство у американцев вызывали левые группы в НРП, но не ДП. Соответственно, никаких причин для провоцирования турецких военных на государственный переворот у американцев не было.  По мнению Энвера Алтайлы, лидеры переворота 27 мая 1960 осуществили его по своей собственной инициативе и не были в контакте с какой-либо иностранной державой. В изложении Рузи политическая динамика в Турции в 1950-е годы была куда более сложной, а попытки совершить военный переворот предпринимались регулярно, просто они были неудачными и не предавались гласности.

Ситуация в Турции синхронизировалась с общей политической динамикой на Ближнем Востоке (территорией бывшей Османской империи). Насер и его команда захватили власть в Египте путем переворота, точно таким же методом пришел к власти генерал Касим в Ираке. И это была не просто смена власти. Новые лидеры спешно начинали выстраивать стратегические отношения с Москвой.

По мнению Рузи, все заговоры, организованные в турецких вооруженных силах, были результатом инициатив младших офицеров. Таким образом, логично предположить, что именно страх такого «непредсказуемого» переворота мог заставить США принимать срочные контрмеры. Сценарий повторения Суэцкого кризиса в Черноморских проливах не мог не тревожить американских военных.

Из Википедии: Суэцкий кризис – международный конфликт, происходивший с октября 1956 года по март 1957 года, связанный с определением статуса Администрации Суэцкого канала. Ситуация обострилась с началом военных действий Великобритании, Франции и Израиля против Египта. Конфликт закончился без каких-либо территориальных изменений у противодействовавших сторон.

По мнению самого Рузи, военный переворот в Турции 1960 года стал результатом совокупности очень сложных факторов и сводить его к деятельности спецслужб (ЦРУ или КГБ) бессмысленно. Рузи признает, что 14 офицеров, вошедших в состав Комитета национального спасения, образованного после путча, были предположительно проамериканскими. Но именно эти люди были впоследствии арестованы другими членами Комитета и высланы из страны «на дипломатическую работу». А руководитель Комитета генерал Джемаль Маданоглу, в свою очередь, спустя некоторое время сам оказался вовлечен в неудавшуюся попытку просоветского переворота. В просоветских намерениях и сочувствию идеям «левой революции» Рузи обвинял даже Исмета Инёню, а заодно и университетскую профессуру, которая, по его мнению, открыто призывала к революции.

Рузи был уверен, что «если бы турецкие политики продемонстрировали больше здравого смысла до мая 1960 года и смогли бы понизить высокую политическую температуру в стране, в Турции не начался бы «период путчей».  Но именно это случилось. Майские события 1960-го стали началом традиции регулярного вмешательства турецких военных в политическую жизнь страны.

После 1960-го года военные «переворачивали» власть в Турции каждые десять лет. Масштаб этих событий менялся, но результат оставался неизменным – властная матрица перезагружалась.

Пантюркизм и уличная демократия

Руководили переворотом в 1960-м году  полковник Алпарслан Тюркеш и генерал Джемаль Гюрсель.

Гюрсель впоследствии стал президентом страны, существенно расширив круг своих полномочий на этом посту (фактически превратив Турцию из парламентской в президентскую республику).

Смена власти не изменила основной принцип геостратегии Турции, который состоял в умении сбалансировать интересы США, СССР, Западной Европы и Ближнего Востока.

О том, перед каким выбором стояло руководство страны, можно судить по рассказам все того же Рузи Назара. По его данным, сразу после переворота 27 мая 1960 года Советский Союз сделал Турции предложение, в котором выражал готовность убрать все военные подразделения на 250-километровой границе с Турцией на Кавказе и представлять ежегодно 500 миллионов долларов в качестве безвозмездной помощи. Все, что требовалось взамен, – выйти из НАТО.

Беседу с послом СССР в Турции вел приятель Рузи Алпарслан Тюркеш.  В тот момент он находился на вершине свой карьеры, имел американскую поддержку и вполне предсказуемо отказался от предложения. Но уже в ноябре 1960 года Тюркеш был отстранен от власти и фактически выслан из страны. В 1963 году он вернулся обратно в Турцию и с этого момента вошел в историю в качестве архитектора пантюркизма – идеологии,  предполагавшей объединение всех тюркских народов.

Пантюркизм отличался от кемализма глобальным характером идеи, а от исламизма – безусловной ставкой на Турцию как центра тюркского этноса. Но главным его преимуществом была возможность ее использования для мобилизации и вывода на улицу народных масс, что бросало вызов как исламизму, так и набиравшему силу подпольному коммунистическому движению.

Совершенно очевидно, что идеологическое образование Тюркеш получил от Рузи, который успел сформироваться в традициях российского дореволюционного пантюркизма – современника и аналога панславизма и пангерманизма. Ататюрку эта идеология и, тем более, уличная политика были не нужны. Он был военным, и это была его главная социальная сила. Но в 1960-е годы «улица» стала главным местом действия турецкой публичной политики.

Тюркеш стал вождем Партии националистического движения, которую он отформатировал под себя. После чего он создал молодежную организацию – специально для уличных битв. У нее было несколько ярких и романтических названий – «Корпус идеалистов», «Идеалистические очаги», но известной она стала под именем «Серые волки». Вышедшие из этой организации террористы “прославили” ее на весь мир, а сами «волки» стали обязательным элементом уличной политики Турции на десятилетия вперед.

Активную уличную деятельность развернули также левые организации и группы курдских националистов. Это был настоящий хаос, который привел к радикальному снижению темпов экономического развития и притока иностранных инвестиций в страну.

В 1971 году в стране произошел новый переворот. По мнению аналитиков ЦРУ, его причиной стала неэффективная политика премьер-министра Демиреля. Назар считал, что военные сыграли на опережение, предотвратив переворот, готовившийся левыми организациями. Захватив власть, турецкие военные на этот раз просто не решились взять на себя тяготы государственного управления. В результате через некоторое время политика вернулась на улицы. В 1970-е годы улицы турецких городов стали полем настоящих схваток с большим количеством жертв.

Последний путч

Настоящей перезагрузкой политической системы стал следующий переворот, произошедший уже в 1980 году. К этому моменту экономика страны оказалась в свободном падении, долговое бремя – непосильным, а уличные схватки между правыми и левыми, а также между курдами и полицией – повседневностью (по выражению агентов ЦРУ).

Тем не менее, эксперты по Турции, авторы очередного странового доклада ЦРУ не слишком волновались. Они считали, что если в Европе подобный ход событий привел бы к полному коллапсу, то в Турции все было по-другому из-за невысокого уровня ожиданий населения и относительно небольшой доли городских жителей, которые оказались в эпицентре уличных войн.

Неизвестно, как развивалась бы ситуация, если бы не события в соседнем Иране. Исламская революция, накрывшая страну в начале 1979 года, стала шоком для Пентагона, который как раз начал разрабатывать концепцию сил быстрого реагирования и подыскивал подходящие места для их размещения. Неожиданно выяснилось, что одна из важнейших локаций в регионе утрачена, вместе с самым надежным союзником – иранским шахом. А второй стратегический союзник пребывает в состоянии то ли перманентной революции, то ли вялотекущей гражданской войны (сейчас такие войны принято называть конфликтами низкой интенсивности).

Уже осенью 1979 года военные Турции начали всерьез готовиться к путчу.  Выступление несколько раз откладывалось, и в итоге состоялось в сентябре 1980-го года, как раз в момент, когда на территории Турции проводились военные учения американского контингента (на всякий случай).

Военный переворот возглавил начальник Генштаба Кенан Эврен, военные взяли на себя всю полноту власти и ответственность за происходящее. А происходило в этот момент очень многое: был распущен парламент и запрещены все партии, депутатов лишили неприкосновенности, а политическим лидерам военные запретили заниматься политикой в течение десяти лет.

Но это было только начало. Продолжение было более суровым. Через суд прошли сотни (!) тысяч человек, 250 тысяч из них оказалось за решеткой, а сотни людей официально казнили. О том, сколько людей подверглось пыткам и пропало без вести, споры ведутся до сих пор. Это происходило в 1980 году в стране, входившей в НАТО и связанной с Европой  политическими и экономическими связями.

Под маховик политических репрессий попали и левые, и правые. Жестокий удар был нанесен по «Серым волкам», обвиненных в торговле наркотиками, средства от которой шли на финансирование закупок оружия и содержание военизированных подразделений. А пантюркиста Тюркеша, который приветствовал военный переворот, тем не менее, не пустили в новый мир. Его обвинили в создании незаконной вооружённой организации и подготовке государственного переворота. В результате Тюркеш оказался за решеткой, где провел четыре с половиной года.

Вся эта вакханалия продолжалась три года. Сначала была разработана и принята на референдуме (в июне 1982 года) новая конституция страны, которая усилила полномочия президента, сохранив его избрание в парламенте. Новым президентом страны стал  Кенан Эврен. Он оставался на этом посту до 1989 года. Никакой серьезной оппозиции у него не было.

Википедия сообщает, что военный переворот в 1980-м году и начало правления Эврена сопровождались массовыми политическими репрессиями: 178 тысяч человек были арестованы, 64 тысяч отправлены в тюрьмы, 30 тысяч — лишены гражданства, 450 человек погибли под пытками, 50  были казнены, тысячи числятся без вести пропавшими.

В памяти Турции Эврен остался как жестокий диктатор. В 2014 году уголовный суд Анкары признал его виновным в совершении «преступления против государственной власти». Генерал был  приговорен к пожизненному заключению, а в мае 2015 года умер.

Пост премьер-министра с 1983 года занимал Тургут Озал, которого в стране, наоборот, сравнивают с Аднаном Мендересом, казненным после первого турецкого военного переворота.

Это сравнение объясняется повторением десятилетия успешного роста. После переворота Турция продемонстрировала впечатляющие экономические успехи.

Википедия сообщает, что 20 мая 1983 года Тургут Озал основал «Партию Отечества». Характеризуя свою партию, он говорил: «Мы консерваторы в вопросах морали, либералы в экономике и прогрессисты в том, что касается социальной справедливости». На парламентских выборах 1983 года его партия получила 211 мест из 400 возможных. И Озал стал сорок пятым премьер-министром Турции. На выборах 1987 года его партия получила 292 депутатских места и Озал вновь занял пост премьер-министра.

Несмотря на успехи экономической политики правительства, раны, нанесенные во время трех лет диктатуры военных, остались. Они нашли отражение в художественных произведениях и кинофильмах.

Тургут Озал умер в 1993 году, будучи уже на посту президента, который он занял в 1989 году. Его сразил инфаркт, но проведенный через десять лет анализ останков Озала указал на наличие в них букета ядов и отравляющих веществ. Ясного ответа на вопрос, кто и зачем его отравил, нет.

Следующая попытка военного переворота в Турции случилась совсем недавно – летом 2016 года. Она провалилась с огромными человеческими и репутационными потерями для армии. Тогда президенту Эрдогану удалось, наконец, реализовать мечту нескольких поколений «народных политиков» и упразднить военный надзор. Заодно были уничтожены и многие либеральные принципы турецкого политикума, основанного на очень хрупком равновесии интересов городских элит и народа.

Судя по всему, эпоха переворотов, начавшаяся в 1960 году, завершилась именно в 1980-м. Но, как   пророчит большинство экспертов, с нею  завершилась и эпоха демократии в Турции. Однако это тема уже для другой публикации. 

…Про опыт Испании, Португалии и Бразилии, а также первую часть статьи про опыт Турции читайте  в статьях: О транзите власти и важности дискуссии, Как испанцы избавились от диктатуры Франко, Последняя революция на Западе, Транзит власти в Бразилии. Путь к демократии, Транзит в Бразилии. Попытка номер два,  Турецкий транзит: от диктатуры к демократии.Ч.I.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *