Куда Китай вложил миллиарды

350 миллиардов американских долларов выделил Китай на пять основных регионов мира за четырнадцать лет  – с 2000  года по 2014 год. Из них 6,7 миллиардов пришлись на Казахстан и 36,6 миллиардов долларов – на Россию. До недавнего времени все цифры «внешней помощи» в КНР рассматривались как государственная тайна.

О финансировании Пекином проектов в 138 странах и «территориях» мира,  рассказано в исследовании  «Aid, China, and Growth: Evidence from a New Global Development Finance Dataset», опубликованном  исследовательской лабораторией AidData  при Университете Вильгельма и Марии в США.

Представляя результаты этого исследования, исполнительный директор AidData Брэд Паркс отметил, что команде из почти ста учёных и ассистентов со всего мира потребовалось пять лет, чтобы собрать данные, обобщив 15000 различных источников информации, охвативших 4300 проектов почти в 138 разных странах и «территориях». По его мнению, это исследование  дает подлинную картину глобального влияния Китая, бросающего вызов даже крупнейшим странам-донорам.

В исследовании отмечается, что китайская помощь, как правило, мотивируется двумя интересами: уровнем потребности страны-реципиента и широкими внешнеполитическими задачами Китая, а львиная доля в глобальных донорских расходах на самом деле не является официальной помощью, а распределяется через «другие официальные потоки» (классификация OOF), в том числе сделки.

«ODA и OOF действительно следует рассматривать раздельно», — говорит Брэд Паркс. Если страна богата природными ресурсами, если она много продаёт Китаю и если она кредитоспособна, то она, как правило, получает много OOF».

«Китай позиционирует себя как ведущий мировой финансист «аппаратного обеспечения» экономического развития. Масштабы его деятельности в области международной инфраструктуры сейчас конкурируют или превышают масштабы других крупных доноров и кредиторов. Его флагманская инициатива «Один пояс – один путь» – пояс автомобильных, железнодорожных, портовых и трубопроводных проектов, которые создают инфраструктурный коридор из Китая в Центральную Азию и Европу, и «Морской шелковый путь», который связывает Китай, Южную и Юго-Восточную Азию, Ближний Восток и Африку через ряд глубоководных портов вдоль прибрежных районов Индийского океана – не имеет прецедентов в современной истории, обещая более $1 трлн вложений в инфраструктуру и охватывая более 60 стран», – говорится в исследовании.

Ученые пишут о том, что в период с 2000 по 2014 год китайское правительство  вложило более  350 миллиардов долларов в 140 стран и территорий в Африке, Азии и Тихоокеанском регионе, Латинской Америке и Карибском бассейне, на Ближнем Востоке и в Центральной и Восточной Европе. Это близко к сумме, потраченной за тот же период Соединенными Штатами –  394,6 миллиардов долларов.

В иных странах деятельность КНР и США смахивала на конкурирующую, и Китай иногда даже превосходил Штаты, становясь главнейшим финансовым донором.

«Акцент Китая на экономической и социальной инфраструктуре контрастирует с западными поставщиками инвестиций, которые сократили свое участие в инфраструктурном секторе. Между тем инфраструктурные инвестиции могут снять основные ограничения для экономического роста и ускорить его. Поэтому вполне вероятно, что китайская помощь может иметь более сильные экономические последствия, чем помощь других доноров», – пишут авторы исследования.

«Тем не менее, существуют также значительные различия в типах «помощи», которые Китай и его западные партнеры предоставляют развивающимся странам, и эти различия могут усилить или уменьшить эффект для экономического роста от любой финансовой поддержки, которая предоставляется. Китай, как мы документируем в этом исследовании, оказывает относительно небольшую помощь в строгом смысле этого слова (проекты развития с элементом гранта 25% или выше). Значительная часть финансовой поддержки, которую Китай предоставляет другим странам, поступает в виде экспортных кредитов и займов на рынке или на уровне рынка. А западные доноры и кредиторы в целом обеспечивают финансирование развития на очень льготных условиях и имеют менее агрессивные программы экспортных кредитов», – говорится в исследовании.

С другой стороны,  китайская «помощь» может ослабить перспективы роста стран-получателей и заемщиков. «Во-первых, если Китай финансирует непроизводительные инвестиционные проекты со слабой финансовой и экономической отдачей, то правительствам таких стран может быть сложно обслуживать свои долги и покрывать текущие расходы. Во-вторых, если правительство принимающей страны берет чрезмерную сумму долга через китайские кредиты, это может сдерживать другие иностранные инвестиции. В-третьих, правительство принимающей страны, взявшее на себя высокий уровень китайского долга, может столкнуться с нехваткой иностранной валюты, что может привести к дефициту импорта и ограничить рост экспорта. В-четвертых, неустойчивый уровень задолженности может привести к ожиданиям инфляции и обесценивания обменного курса. Любой или все эти факторы могут снизить экономический рост», – говорится в исследовании.

Однако, несмотря на все возрастающую роль, которую играет финансирование из Китая, нет исследований, которые бы тщательно анализировали эффективность китайской «помощи». Причина этому – отсутствие исчерпывающих данных. Правительство Китая считает свою международную программу инвестиций «государственной тайной». Он не раскрывает исчерпывающей или подробной информации о заграничных проектах, которые финансирует. И не публикует двустороннюю разбивку своей международной финансовой деятельности в области развития.

Исследователи из AidData этот информационный пробел решили путем внедрения нового набора данных об официальном финансировании, включая иностранную помощь и другие формы льготного и неконцессионного государственного финансирования, – из Китая в пять основных регионов мира (Африка, Ближний Восток, Азия и Тихий океан, Латинская Америка и страны Карибского бассейна, а также Центральной и Восточной Европы) в период 2000-2014 годов.

Этот набор данных был построен с использованием методологии отслеживания заниженных финансовых потоков (TUFF), разработанной Strange et al, который транслирует информацию из четырех типов источников – английских, китайских и местных СМИ; официальных заявлений китайских министерств, посольств и офисов коммерческих консультантов; системы управления информацией о помощи и задолженности министерств финансов и планирования в странах-партнерах; и тематических исследований и полевых исследований, проводимых учеными и НПО, с целью сведения к минимуму воздействия неполной или неточной информации.

Были исследованы 4304 проекта, финансируемых Китаем в 138 странах и «территориях» по всему миру. Затем ученые использовали этот набор данных для оценки влияния «китайской помощи» на экономический рост стран-получателей и на эффективность финансовой поддержки со стороны более развитых доноров и кредиторов.

«Наши результаты показывают, что китайская помощь повышает краткосрочный экономический рост в странах-получателях. Сравнивая китайскую помощь с потоками помощи из Соединенных Штатов, ОЭСР и Всемирного банка, мы не находим доказательств того, что китайская помощь уступает донорам. Наши результаты также не дают никаких доказательств того, что китайская помощь подрывает эффект экономического роста от западных доноров», – говорится в исследовании.

Таким образом, «количество китайских инвестиций по типу OOF положительно коррелирует с экономическим ростом в странах-получателях на пятипроцентном уровне значимости. А китайские инвестиции, отвечающие критериям ODA, дают положительную корреляцию лишь немного слабее и остаются на уровне пяти процентов с незначительной статистической погрешностью».

В главе исследования, в которой описываются основные выводы ученых, говорится:

«Китай стал основным источником инвестиций в развивающихся странах, но характер и последствия его деятельности по оказанию помощи недостаточно изучены. Из-за отсутствия строгих доказательств влияния китайских инвестиций на экономический рост в литературе по эффективности такой  помощи наблюдается «слепое» пятно. Настоящий документ направлен на устранение этого пробела путем оценки такого эффекта и сопоставления результатов Китая с тремя другими важными источниками финансирования развития – Всемирным банком, США и донорами ОЭСР в целом.

Наши результаты показывают, что китайская помощь способствует экономическому росту в странах-получателях и что помощь Китая, США и ОЭСР приводит к одинаковым последствиям для экономического роста. Мы также не находим никаких доказательств в поддержку идеи о том, что западная помощь менее эффективна для ускорения экономического роста в странах, которые также имеют значительный доступ к китайской помощи.

В целом мы считаем, что эта совокупность доказательств является обнадеживающей и полагаем, что она должна смягчить некоторые из давних опасений, высказанных политиками и политическими аналитиками о том, что Китай выступает в качестве «донора-изгоя», который подрывает эффективность западной помощи. Несмотря на то, что китайская помощь имеет множество потенциальных эффектов второго порядка, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эти потоки не препятствуют появлению экономического эффекта от западной помощи».

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *