Про дело Майлыбаева и мину под Акорду

Арест за разглашение государственных секретов экс-замруководителя администрации президента Казахстана Баглана Майлыбаева произвел в стране эффект разорвавшейся бомбы. Впервые за преступление против государства арестован чиновник столь высокого ранга, причем не простой, а длительное время безраздельно руководивший всей идеологической и внутриполитической работой в республике. Уже сам по себе этот факт обязывает детально оценить характер и результаты его деятельности.

В ближайшем окружении президента Назарбаева Баглан Майлыбаев вращался с декабря 2004 года, когда был назначен руководителем пресс-службы главы государства. Эту должность он занимал до конца 2008 года, когда на восемь месяцев переместился в министерство культуры и информации РК сначала на должность председателя комитета информации и архивов, а затем вице-министра. Оттуда он вернулся в администрацию президента на должность пресс-секретаря президента, а позже, в 2011 году, стал заместителем руководителя АП.

Таким образом, на протяжении двенадцати лет, за исключением короткого восьмимесячного перерыва, Баглан Майлыбаев вращался в ближайшем окружении «лидера нации», готовил тексты его выступлений, оказывал на него самое непосредственное влияние через регулирование доступа президента к прессе и информации вообще. То есть влиял и на степень восприятия главой государства ситуации в стране и на процесс подготовки и принятия решений.

С этой позиции должность пресс-секретаря оказывается не такой уж и незаметной и маловлиятельной. Напротив, при условии грамотного подхода можно весьма тонко манипулировать настроением шефа, его отношением к ближайшему окружению и к происходящим событиям, а при правильной подаче озвученного кем-то другим компромата вершить судьбы даже самых непотопляемых тяжеловесов.

В связи с этим следует обратить внимание на то, что непосредственные шефы Баглана Майлыбаева в администрации президента Казахстана в обязательном порядке подвергались информационной атаке со стороны не только казахстанских оппозиционных СМИ и интернет-ресурсов, но и российских игроков. Тесные же связи господина Майлыбаева с влиятельными игроками в Кремле, в том числе его коллегами в администрациях Дмитрия Медведева и Владимира Путина, никогда и никем не опровергались.

Таким образом, подозрения, что Баглан Майлыбаев чужими руками наносил удары по своим внутриполитическим недругам, заслуживают внимания. Конечно, отставки Аслана Мусина, Карима Масимова, Нурлана Нигматулина объясняются и другими, более весомыми, причинами, но то, что имидж последних сильно пострадал после публикаций в прессе, несомненно. Это также означает, что деятели из ближайшего окружения «лидера нации», пострадавшие от подобных информационных атак, наверняка не были благодарны их организатору.

В частности, есть версия, что, пользуясь благосклонным отношением к себе президента Назарбаева, Баглан Майлыбаев смог заблокировать инициативу Карима Масимова по своему передвижению в другое кресло. В том числе с помощью папки с компроматом на креатуры Масимова и Нигматуллина в лице Ержана Бабакумарова и Ерлана Карина.

Об амбициозности Майлыбаева говорит также то, с какой решительностью он занимался продвижением своих кадров на ключевые позиции в СМИ и госаппарате. Неугодные ему лица устранялись с волчьим билетом и впоследствии не могли трудоустроиться даже рядовыми журналистами. Именно поэтому редко кто рисковал с ним ссориться и идти на конфронтацию, что позволяло Майлыбаеву еще интенсивнее расширять сферу своего влияния.

Кроме того, есть предположение, что значительная доля средств, выделявшихся на производство телепрограмм на каналах «Казахстан», «Хабар» и Первый канал «ОРТ-Евразия», осваивалась продюсерскими центрами, которые лоббировал Майлыбаев. В реальности работы выполнялись ресурсами самих телеканалов, а деньги банально отмывались, поскольку затраты оказывались фиктивными. При таких схемах речь должна идти не о 1,3 млрд тенге, первоначально предъявляемых Майлыбаеву, а о гораздо больших суммах. Также под подозрение попадают миллиардные финансирования проектов ОФ «Институт евразийских исследований» и «Конгресса политологов Казахстана».

Особенно следует отметить, что самопозиционирование Нурсултана Назарбаева, чем также занимался Баглан Майлыбаев, в последнее время вызывает все больше вопросов. Причем речь идет даже не столько о формировании культа личности елбасы, сколько вообще об адекватности выдвигаемых озвученных лозунгов и идей, включая полностью провалившуюся идею с переименовании столицы.

Давно общеизвестно, что на встречах народа с президентом экспромты категорически исключены – участники проходят жесткий отбор и инструктаж, сценарий готовится заблаговременно, спичи и реплики отрабатываются с администрацией президента, точнее с заместителем руководителя АП по вопросам внутренней политики. То есть Майлыбаев не только был в курсе, но и играл самую активную, руководящую роль в формировании этой политической линии.

С самого начала было очевидно, что этот сам алгоритм формирования культа личности был разработан и реализован настолько топорно, что вызывал активное отторжение в обществе. Такое могло быть как в результате откровенной глупости ответственных лиц, так и делаться ими умышленно. Например, для того чтобы максимально подорвать популярность казахстанского президента в обществе и накалить протестные настроения, а заодно поставить елбасы в один ряд с самыми нерукопожатными диктаторами и разрушить до этого неплохо складывавшиеся отношения с цивилизованным западным миром.

Кроме того, в вину Баглану Майлыбаеву может быть поставлено тот факт, что в период его почти монопольного управления внутриполитическими и медийными процессами в Казахстане российские СМИ заняли доминирующие позиции во всех трех – телевизионном, печатном и интернет  секторах казахстанского информационного рынка. И не только из-за того, что они интереснее и содержательнее, а по причине критического ухудшения качества отечественного контента.

По странному совпадению это падение качества казахстанских средств массовой информации совпало с приглашением в государственные телеканалы российских консультантов. Звучит странно, но даже на телеканале «Казахстан» со стопроцентно казахским вещанием присутствовал российский консультант. По словам журналистов, варяги пользовались неограниченным влиянием, участвовали во всех совещаниях, имели определяющее право при формировании информационной повестки и главное слово при решении кадровых вопросов. И, либо, получая баснословное вознаграждение в валюте, российские консультанты повсеместно провалили свою работу, либо задачи перед ними стояли совершенно иные.

Все вышесказанное позволяет обвинить Баглана Майлыбаева в информационной диверсии, нацеленной на подрыв конституционных основ государства, внутреннюю дестабилизацию, дискредитацию имиджа страны и ее высшего руководства в глазах мировой общественности, целенаправленное ущемление информационного суверенитета и предоставление Кремлю доминирующего влияния на внутриполитические процессы в республике. Что, видимо, его политические оппоненты и противники и сделали.

Рассматривает ли следствие его деятельность через эту призму? В силу грифа секретности мы вряд ли об этом узнаем. Но если уж мы смогли прийти к этим выводам, то, владея полным объемом информации, аналитики спецслужб наверняка эту версию упустить из виду не могли.

19 комментариев

  1. Нурлан

    Вы не задались вопросом, кто покровительствовал Малыбаеву. А ведь вряд ли бы он достиг высот на госслужбе без влиятельного покровителя. Ни для кого не секрет, что своей стремительной политической карьерой Майлыбаев обязан Мухтару Кулмухаммеду, ныне занимающему пост первого зампреда партии «Нур Отан”. И до занятия должности пресс-секретаря президента Майлыбаев всегда работал под непосредственным руководством Мухтара Абраровича. В связи с чем возникает еще один вопрос – мог ли последний на протяжении столь длительного времени не замечать признаков подрывной деятельности своего протеже или же, что более вероятно, активно содействовал ему в ограничении президента в доступе к информации? Самостоятельно Майлыбаев не смог бы установить этой монополии.

  2. Тимур

    Вполне логично предположить, что Майлыбаев согласовывал сценарии с Кулмухаммедом. Иногда они в открытую пели дуэтом. Вспомнить недавнюю майлыбаевскую инициативу с переименованием столицы. Следом за парламентом с экстренным заявлением о поддержке идеи выступил от лица партии Мухтар Кулмухаммед. И кстати выглядит довольно-таки странно, что обычно спешно исключаюший из своих рядов проворовавшихся чиновников аппарат «Нур Отана” никаких заявлений в связи с Майлыбаевым до сих пор не сделал.

  3. Нуреее

    Президент так же и говорит слова одной дамы, хватит рожать, или хватит жить на пособия. Только у нас в стране президентское окружение может сформировать настрой президента к народу.

  4. Заман

    Что за чушь?! Майлыбаев не только никогда не был человеком Кул-Мухаммеда, но и, напротив, немало потрудился, чтобы отодвинуть Кул-Мухаммеда подальше от Президента. Потому что боялся другого (отличного от его собственного) мнения.

  5. Маргарита

    Заман, Мухтар Кулмухамедовский кадр))) Он в данный момент спасает, зам.преда Нұротана))) Я думаю, в карьерном росте Мухтар Кулмухамеда, важную роль сыграл – Бағлан Майлыбаев. Он в СМИ и ТВ формировал идеальный имидж Мухтар Кулмухамеду!!! Бағлан Майлыбаев укрепил свою позицию, при Аслан Мусине!!!

  6. Шахматист

    Насчет Мусина связь вижу, насчет другого вроде они давно разбежались. КУлмухамед с Востока же вроде, а Майлыбаев с Тараза. Это же две разных группировки)

  7. Самнебай

    Бағлан сам из Кіші жүз. Жена Бағлана из рода Қожа. Мұхтар тоже из рода Қожа. Как Вам такие связи. Я склонен верить мнению; что Баглан давно уже испортил отношения и с Мухтаром. Потому, что Бағлан такой скользки, способный к подлости пацан.

  8. Дим Димыч

    Баглан давно уже испортил отношения и с Мухтаром и с Нигматулиным и с Тажиным. Говорят, что до последнего его поддерживал один влиятельный человек в АП, за счет этого и держался он. Но и тот человек в последний момент отказался от своего воспитанника, вот он и погорел

  9. Маргарита

    Шахматист, Дим Димыч ))) Бағлан Майлыбаев появился в АП, когда Мухтар Кулмухамед женился на своей токалке с Тараза))) У Мухтара от токалки двое сыновей))) Бағлан Майлыбаев, награждал и назначал ближайшие окружение зам,пред . Нұротана – Мухтар Кулмухамеда. Ол Мухтар Кулмухамедтин “шауып кел” баласы)))

  10. Баур

    Малыбаев – продукт жамбылской мафии. Это всем хорошо известно. Вспомните, кто у нас на властном олимпе с этой области и делайте выводы.

  11. Din Labak

    Наивные! Майлыбаев ни в каких отношениях ни с Кулмухаммедом, ни с Нигматулиным, ни с Тажиным. Он по жизни “тихушник” и двигался по жизни сам. Типичный кабинетный политик, сам себе на уме. .

  12. Борис

    Точно. Баглан непубличный человек, с виду тихоня. как говорится – в тихом омуте… Чего нельзя сказать о других упомянутых в комментах людях. Не вижу никакой связи его с ними.

  13. Ваня

    уже пошла цепная реакция, подал в отставку президент телерадиокомплека Казахстан, гос-н Ойшыбаев, проработав на посту всего 3 месяца которым являлся другом и соратником.

  14. Журналист

    Я работаю на канале “Казахстан” 8 лет. Так вот, самое интересное время было именно тогда, когда приезжала консультант из Москвы. Мы поверили в себя, сделали несколько хитов для зрителей , да и вообще жизнь забурлила! И относилась она к нам, казахам, очень уважительно. Кстати, на канал всегда приезжали разные консультанты из Росии, не только при Майлыбаеве.

  15. Арслан

    После ареста Майлыбаева не только меняют руководителей госканалов, но и запретили фильмы с советской символикой.

  16. Рашид

    Заметили в социальных сетях и интернет-ресурсах кампанию по дискредитации депутатского корпуса с обвинениями в принятии закона о временной регистрации? Реальные виновники, МВД и МИиК, внедрившие топорно эту норму и не сумевшие подготовить ЦОНы, даже не упоминаются. Организатор этой кампании министр Даурен Абаев таким способом трусливо отводит от себя удар. Все госресурсы он бросил не на организацию разъяснительной работы, а на перевод стрелок. Неизвестно, догадался ли об этом примитивном маневре спикер Нигматулин, но окружающие однозначно расценивают это как вызов молодого министра опытному аппаратчику. Теперь понаблюдаем за реакцией мажилиса. У депутатов есть возможность отыграться на Абаеве при рассмотрении поправок, связанных с регистрацией телефонов. Вполне в их силах отклонить законопроект, вернуть на доработку или самим видоизменить его до неузнаваемости. Иначе завтра опять крайними выставят депутатов.

  17. Айдос

    Поддержу Самнебая, что “Бағлан такой скользкий, способный к подлости пацан”. 100%. Протаскивал его Мухтар Кул-мухаммед, Кул-Мухаммед был пресс-секретарем президента и заместителем руководителя администрации президента Казахстана. По его стопам и проторенной дорожке и пошел затем Майлыбаев. Некоторые наблюдатели в административных кругах уверенно говорят, что Бағлан приходится ему родственником, называя Кул-Мухаммеда нагаши (дядя по матери). Полагают, что именно поэтому он его вёл за собой и продвигал. И насчёт сворованных им миллиардов тенге можно начать даже и не с АП, а ещё раньше с проектов подведомственного Минкульту ТОО “Институт культурной политики и искусствознания” Ерлана Саирова, который “условно” сел за “культурный распил”. Саиров сел в кресло директора Института культурной политики при Майлыбаеве. Зная нутро Баглана Майлыбаева, не приходится удивляться, что, как пишет Дим Димыч, он давно уже испортил отношения и с Мухтаром, и с Нигматулиным, и с Тажиным, и вообще со всеми, жаман адамның жақыны жоқ. Собирал компромат на Ержана Бабакумарова, а теперь сам, в итоге, оказался у параши… Жамандық пайда етпейді…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *