Постзабастовочный прогноз

Продолжаем наш анализ четырехдневной забастовки на шахтах угольного дивизиона корпорации «АрселорМиттал Темиртау» в Карагандинской области.

Ранее, основываясь на хронологии событий 11-15 декабря 2017 года, мы сделали десять выводов из случившегося.  Кратко напомним эти выводы, а затем их прокомментируем.

  1. Забастовка была организована активистами из числа самих шахтеров и стала неожиданностью для администрации предприятия.
  2. Недовольство шахтеров условиями работы и оплатой их труда носит массовый характер.
  3. Власти с самого начала приняли сторону работодателя.
  4. Профсоюзы не защищали работников, а действовали в интересах работодателя и властей.
  5. В роли защитников интересов работников выступили общественные активисты.
  6. Забастовщикам не удалось добиться выполнения своих требований полностью, но и работодателю пришлось уступить.
  7. В разрешение трудового конфликта была прямо вовлечена Акорда.
  8. Власти стремились завершить трудовой конфликт до Дня независимости Казахстана, а также не допустить его перехода в силовое противостояние между силовиками и забастовщиками.
  9. Работодатель был больше обеспокоен сохранностью производственных мощностей и процесса, чем самой забастовкой.
  10. При разрешении трудового конфликта не было посредников.

Наши комментарии начнем с того, что организаторы забастовки из числа рабочих действовали грамотно, выверено и четко. Поясним, почему мы так считаем.

Во-первых, они начали свою акцию перед Днем независимости Казахстана,  который с 16 декабря 2011 года неразрывно связан с трагическими событиями в Жанаозене. Это вынудило Акорду немедленно вмешаться в разрешение трудового конфликта и отказаться от попыток силового решения проблемы. Максимум, на что власти рискнули, так это на давление на забастовщиков через суд и прокуратуру.

Во-вторых, судя по тому, что сначала прекратили работу четыре шахты, при этом подземные рабочие отказались подняться на поверхность, а еще четыре шахты последовали их примеру с опозданием, организаторы ограничились подготовкой к забастовке только в своих коллективах, где точно могли рассчитывать на поддержку. Именно это позволило им не допустить утечки информации, и, как следствие, администрация и власти не смогли предотвратить случившееся.

В-третьих, организаторы не стали настаивать на выполнении своих первоначальных условий, а согласились на некий компромисс.  При этом повышение зарплат подземному персоналу на 30%, даже с учетом неизбежных попыток администрации бухгалтерскими хитростями снизить дополнительные расходы на оплату труда, это победа забастовщиков.

В свою очередь, администрация «АрселорМиттал Темиртау», несомненно, потерпела поражение, причем весьма серьезное. Объясним, почему.

Во-первых, руководство корпорации не смогло предотвратить забастовку, то есть   менеджеры и инженерно-технический состав на четырех шахтах, первыми прекративших работу, были не в курсе настроений шахтеров или сочувствуют им.

Во-вторых, тот факт, что перед Днем независимости Казахстана в стране вдруг сформировалась проблема, которая не только омрачила государственный праздник, но и  могла привести к повторению жанаозенской трагедии,  де-факто поставишей крест на политической репутации Нурсултана Назарбаева за рубежом, наверняка сильно настроила Акорду против менеджмента и владельца «АрселорМиттал Темиртау».

В-третьих,  победа забастовщиков придаст большую уверенность трудовым коллективам в отстаивании своих прав и параллельно ослабит возможности администрации проводить свою нынешнюю политику по снижению численности промышленно-производственного персонала и всемерной экономии на расходах, в первую очередь по оплате труда.

Последний прямой участник трудового конфликта – казахстанские власти – также потерпели внутриполитическое поражение.

Во-первых, потому, что в очередной раз провалилась попытка Акорды через систему «ручных» профсоюзов контролировать трудовые коллективы. Это, в частности, означает, что у властей по-прежнему нет никаких инструментов для предотвращения социальных конфликтов на предприятиях, кроме личного участия чиновников и задействования «силовиков».

Во-вторых, встав изначально на сторону работодателя, власти заплатят  за свой выбор тем, что теперь  их будут ненавидеть не только за их собственные грехи, но и за грехи администрации работодателя, а число последних будет множиться ежедневно. Соответственно людей, которые будут поддерживать нынешний политический режим, будет становиться все меньше и меньше, поскольку именно бытие определяет сознание.

В-третьих, успешные забастовки, особенно на крупных предприятиях, где технологии требуют больших коллективов,    постоянную координацию действий и взаимозависимость участников производственного процесса, формируют потенциальных противников авторитарной власти, тот самый пролетариат, о существовании которого после развала СССР в Казахстане позабыли.

Нетрудно спрогнозировать дальнейшие события.

Даже если Акорда откажется от выявления и преследования организаторов забастовки 11-15 декабря 2017 года на шахтах угольного дивизиона «АрселорМиттал Темиртау» в Карагандинской области, просто в силу того, что после Жанаозена побоится будить «спящего медведя», этим черным делом несомненно займутся администрация корпорации и тесно связанные с нею местные власти. Причем этот процесс будет проходить не организованно, по приказу топ-менеджмента сверху, а внизу, по инициативе руководителей шахт, начальников участков и другого линейного персонала. Просто потому, что в Казахстане мало кто из менеджеров любит самостоятельных, способных и готовых защищать свои трудовые, гражданские и человеческие права людей.

Это означает, что открытый трудовой конфликт, в котором значительная часть подземных рабочих противостояла администрации корпорации «АрселорМиттал Темиртау» и казахстанским властям отнюдь не закончится, а перейдет в скрытый, распадется на множество частных противостояний.

Как следствие, в ближайшие месяцы с предприятий, скорее всего, будут уволены десятки активистов, участвовавших в организации забастовки, так или иначе проявлявших активность,  а также тех, кого  подозревают в нелояльности   представители администрации работодателя или властей. К сожалению, в условиях отсутствии работоспособных профсоюзов, защитить  права этих людей невозможно, особенно если общественные активисты, например, руководитель ОО «Шахтерская семья» Наталья  Томилова будут репрессированы.

Подобная тактика позволит топ-менеджменту «АрселорМиттал Темиртау» снизить протестный потенциал наемных работников, однако автоматически приведет к усилению протестных настроений как на предприятиях корпорации, так и в регионе. В результате через определенный период времени (по нашей оценке, не ранее, чем через год)  неизбежен очередной трудовой конфликт.

При этом он может оказаться куда более печальным по своим последствиям. Потому что изгнание активистов, организовавших четырехдневную забастовку  на шахтах угольного дивизиона корпорации «АрселорМиттал Темиртау», невозможность для них занять позиции в официальных профсоюзах или создать собственные, чтобы продолжить защищать интересы свои и своих товарищей, их неизбежные проблемы с трудоустройством приведут к «вымыванию» людей, способных не просто организовать  забастовку, но и сделать это грамотно, выверено и четко.

А поскольку свято место пусто не бывает, в следующий раз протест шахтеров могут возглавить совсем другие люди, и они могут оказаться более резкими не только в словах, но и в действиях. И тогда, если не будет достигнут компромисс, а работодатель и власти перейдут к силовому решению вопроса, протестанты могут начать рушить оборудование, энергетику и даже шахтные стволы.

Очевидно, что это крайний вариант, но его вероятность при сохранении нынешних тенденций во взаимоотношениях между властью и народом сильно возрастает.

Читайте также на эту тему: Забастовка шахтеров: как это было и итоги.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *