Лондон, гудбай?

Последнее решение Лондонского суда, который все-таки разрешил арест активов Национального фонда Казахстана в британской юрисдикции, может поставить точку в теплых отношениях местной юстиции с казахстанскими властями.

Мы провели анализ казахстанских дел, рассмотренных в последние годы Лондонском коммерческом суде, и пришли к следующему выводу. В Лондоне обычно не вникали в специфику ведения бизнеса в Казахстане, игнорируя политическую подоплеку большинства коммерческих конфликтов. На практике это вело к победам юристов, которые отстаивали интересы Акорды. Между тем, включение геополитических факторов серьезно меняет картину: аргументы противников правительства Казахстана внезапно стали более весомыми. Об этом, в частности, говорит развитие истории со средствами Национального фонда Казахстана.

Британская франшиза

Казахстанские дела заняли первое место в списке иностранцев- участников судебных процессов в Коммерческом суде Англии и Уэльса. По абсолютным показателям они уступили лишь самим британским участникам. Об этом говорит рейтинг, составленный британским консалтинговым агентством Portland, аналитики которого проанализировали 158 дел.

Коммерческий суд Англии и Уэльса — это подразделение Высокого суда Лондона по хозяйственным и имущественным делам. Обращение к нему иностранцев объясняется несколькими связанными причинами — недоверием к национальным судам и юрисдикциям, участию в качестве одной из сторон британских представителей, а также большим профессионализмом британских судов в разбирательствах, связанных с ведением бизнес-кейсов. Все-таки сказывается тот факт, что капитализм как система возник именно в Британии, и большая часть деловых норм и практик была основана на британских традициях ведения дел.

Если использовать язык современных маркетологов, то современную рыночную систему можно назвать британской франшизой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в правилах функционирования этой системы лучше всего разбираются британские суды. Даже если сравнивать ее с американской, в которой система присяжных может распространяться на коммерческие суды.

БТА все еще в лидерах

В списке казахстанских участников лондонских судов за последние три года, предоставленным для нас агентством Portland, главное место занимает «дело БТА». Это целый кластер дел, так или иначе связанных с последствиями принудительной национализации крупнейшего на территории бывшего СССР частного банка - казахстанского БТА Банка. 

Эти дела сделали настоящую кассу целой армии британских юристов, о чем много писала британская пресса еще в начала нынешнего десятилетия.  Но и сейчас БТА продолжает доминировать в списке казахстанских судебных дел. «Хотя ситуация, конечно, радикально изменилась» — признала сотрудница Portland Кэти Эммс (Katie Emms). В свое время Portland также приняла активное участие в укреплении имиджа Казахстана, пошатнувшегося в результате судебных войн.

Из общего количества (34) дел, рассмотренных в Лондоне в период с 2015 по 2018 гг., представленных нам Portland, с делом БТА оказались связаны 14 конкретных кейсов. Это превышает 40%. А в 2016-17 гг. доля БТА составила и все 55%, после чего пошла на снижение до 30% в 2017 -19 гг. В Лондоне уверены, что по большому счету ситуация исчерпана.

«Идеальное преступление»

Второе место в списке Portland занимает дело корпорации Kazakhstan Kagazy. В период с 2015 по 2018 гг. в Лондоне было рассмотрено 11 дел, так или иначе связанных с этой компанией. Точнее сказать, с ее управляющими — Багланом Жунусовым, Максатом Ариповым (в деле они фигурируют как Mr Zhunus и Mr Arip), а также Шынар Диханбаевой. Впоследствии Жунусову удалось договориться и в деле остались двое — Арипов и Диханбаева.

Компании принадлежит крупнейший в Казахстане и Центральной Азии производитель бумаги и гофроупаковки. Летом 2007 года компания Kazakhstan Kagazy plc, зарегистрированная на острове Мэн (ей принадлежали все казахстанские компании), провела IPO на Лондонской фондовой бирже. Это стало основанием для подачи исков в британской юрисдикции, в котором бывшее руководство обвинялось в том, что значительная часть денег, полученных в результате IPO, пошла на финансирование собственных девелоперских проектов менеджеров корпораций. Сначала сумма требований составила 150 миллионов долларов, но в конечном вердикте, вынесенном  весной 2018 года, она увеличилась до 300 миллионов.

Это дело могло, по выражению судьи, который вел процесс, войти в историю как «идеальное преступление». Дело в том, что руководство компании, которое сменилось еще в 2009 году, обратилось в полицию и отдел правительства Великобритании по борьбе с крупным мошенничеством лишь в 2013 году. Это стало основанием для главного аргумента защиты управляющих, которые настаивали на том, что все сроки для исков прошли.

Почему новым управляющим понадобилось четыре года для того, чтобы понять, что из компании пропало 150 миллионов? Представители Kazakhstan Kagazy ссылаются на кризис 2008 года, который, дескать, не позволил сразу оценить масштабы потерь. В итоге им удалось убедить в этом  британского судью, который принял решение в пользу корпорации.

В данном обзоре не стоит задача  разбора самой ситуации — это совершенно другая история. В Казахстане публикации по этому делу носили случайный и фрагментарный характер, что, конечно, наводит на определенные размышления. Дело оказывается куда более сложным и запутанным. В его периметр, в частности, вошла нефтяная компании Exillon Energy, которую основал Арипов, а теперь эта фирма оказалась под контролем Михаила Гуцериева — российского олигарха, поддерживающего стратегически связи с руководством Казахстана.

Но в задачи Лондонского суда и не входило полное понимание ситуации. Судья принял решение защитить собственность британских (по юрисдикции) акционеров, а исполнители реализовали на практике это решение. Все остальное осталось за кадром. 

Ни слова о зяте

Эхом прошлых политических баталий стало еще одно дело в списке Portland. Речь идет о «Руби Роз Агрикол» — ливанской агропромышленной корпорации, владелец которой Хусейн эль-Бадауи развил активную деятельность в Казахстане в конце 90-х. Тогда же в Алматинской области было создано предприятие по выращиванию и переработке птицы. Активность и темпы развития этого бизнеса были связаны с тем, интересы компании в Казахстане продвигал Кассем Омар Абдаллах, родственник и партнер по бизнесу Иссама Хурани, женатый на сестре  бывшего зятя казахстанского президента Рахата Алиева.

Крушение бизнеса ливанцев стало неизбежным следствием опалы Рахата Алиева. Имя последнего было неизменным атрибутом всех заседаний международного арбитража, где разбирались иски Хурани. Но в Лондоне, где разбирался иск об аннулировании арбитражного решения,  имя из дела уже пропало. 8 марта 2017 года Высокий Суд Правосудия в Лондоне вынес решение в пользу Республики Казахстан, отклонив ходатайство птицеводов.

Сумма исковых требований к Казахстану составляла свыше 214 млн долларов США, но в итоге ТОО «Руби Роз Агрикол» было обязано выплатить Казахстану в качестве возмещения судебных издержек 500 тысяч фунтов стерлингов.

Геополитика Стати

По-другому более сложному сценарию развивалась ситуация с исками семьи молдавской семьи Стати против Казахстана. Эта тоже очень длинная история, которая дошла до Лондона лишь в прошлом году и поэтому оказалась в списке Portland.

Сначала иски Стати  не выглядели слишком перспективными. Ситуация резко изменилась в декабре 2013 года, когда арбитраж в Швеции принял решение, обязывающее Казахстан уплатить пострадавшим инвесторам 500 млн американских долларов. Правительство Казахстана платить не собиралось, так как рассчитывало изменить вердикт, доказав, что молдавские инвесторы  обманули суд, умышленно завысив сумму своих потерь. Надежду на это Астане подарил Лондонский суд, который в августе 2017 года принял решение принять во внимание аргумент о мошенничестве и расследовать дело более обстоятельно.

Как оказалось, это был ложный сигнал. Во всяком случае его никак не воспринял Bank of New York Mellon (BNYM) — банк, на счетах которого регистрировались принадлежащие Национальному фонду Казахстана активы. Лондонское подразделение этой влиятельной инфраструктурной организации осенью 2017 года заморозило на своих счетах активы на сумму 22.6 $ млрд долларов. Таким образом, около 40% всего Нацфонда РК стало жертвой иска на 500 млн. (Случайно или нет, но это решение было принято буквально сразу после того, как президент Казахстана потребовал от госкомпаний немедленно вернуть в страну все свободные средства, выведенные за границу).

Национальный банк РК оспорил это  решение в Лондонском суде, но тот лишь издевательски согласился с оплатой издержек — на сумму несколько сотен тысяч фунтов. Последнее решение, принятое буквально на днях, поставило окончательную точку в этом деле. Таким образом, Лондон превратился для Казахстана фактически во враждебную территорию.

Ответная реакция

Не исключено, что потеря Лондона была предсказуемым сценарием развития событий для Акорды.

Так или иначе, в него хорошо ложится недавняя инициатива создания в  Казахстане своего собственного арбитражного суда — с английскими арбитрами. Такого рода центр обещали создать уже давно — при Международном Финансовом Центре в Алматы, но теперь, похоже, решили реализовать эту инициативу всерьез — на этот раз в Астане. Считается, что  эта инициатива была ответом на умножение исков в Лондоне. Но в новых условиях у казахстанских властей просто не осталось другого места для судебных решений, которые бы признавались в других странах. 

1 комментариев

  1. Светик

    Ага теперь английских судей в Астане решили подмазывать, чтоб они "выносили" правильные решения?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *